Владимир Сергиенко учит немцев русскому мату | Что читают в Германии | DW | 05.06.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Владимир Сергиенко учит немцев русскому мату

"Ругаться по-русски" - это вышедшая в Германии книга, в которой очень важную роль играет русская ненормативная лексика. Зачем она немцам?

Книга Владимира Сергиенко, уроженца Львова, вот уже 20 лет живущего в Германии, во многих отношениях неожиданна. Исключение составляет разве что обложка: на фоне потертого российского триколора - упавшая на бок пьяная матрешка с бутылкой в руке. Зато содержание совсем не банально, язык легкий, порой трудно поверить в то, что книга - переводная, что написана она в оригинале по-русски, а не по-немецки. И тема (во всяком случае - для Германии) неординарна: правильное с концептуальной, ситуативной точки зрения употребление матерных выражений.

Обложка книги

Обложка книги

Структура - вполне в гармонии с темой: семь "лекций", как их называет автор. Это семь глав, семь эпизодов, рассказывающих о том, в каких случаях человеку, говорящему по-русски, чуть ли не неизбежно приходится использовать ненормативную лексику.

Монолог в поезде

Немецкому заголовку каждой "лекции" придан русский подзаголовок - соответствующее главе нецензурное слово или выражение. Конкретных примеров приводить не буду. Каждому из вас, без сомнения, знакомы эти слова и выражения. Истории, рассказанные в книге "Ругаться по-русски", - вовсе не юмористические рассказы, а книга в целом - совсем не развлекательное чтиво. Скорее, наоборот. Уже в первой главе, которую составляет монолог, якобы услышанный в немецком скором поезде, идет речь об очень серьезных вещах: о национализме, ксенофобии, об опасной романтизации прошлого. Не в Германии. На Украине. Впрочем, автор в интервью DW особо подчеркнул, что его тревожит и опасная "мягкость" западных демократий в отношении ультраправых.

Разумеется, не все истории в книге столь же серьезны. И они - не самоцель. Сверхзадача другая. Правда, Владимир Сергиенко сам как-то сказал, что переводить русские бранные слова чрезвычайно трудно. И все-таки решил научить немцев русскому мату. Почему? "Потому что бывает, что эмоциональность языка, в пространстве которого происходит действие, то есть лингвистическое пространство немцев, оказывается недостаточной для описания абсурдности ситуации, - объясняет Сергиенко. - Тогда и хочется научить немцев тому, что соответствует этой эмоциональной нагрузке".

То есть, выходит, лексическое пространство немцев - или, скажем, французов - беднее, чем лексическое пространство русских? То, что касается ругани или, как выражается автор, "эмоционального выброса", действительно, по его мнению, беднее. Как считает Сергиенко, очень давно живущий в Германии, именно в этом - главное отличие немецкой ментальности от ментальности русской, украинской... То есть таких отличий вообще много, и достаточно глубоких. Например, в том, что касается воспитания детей, в том, когда, в каких ситуациях, им делают (или не делают) замечания немцы и люди, выросшие в бывшем СССР… "Ценности в воспитании детей у нас разные, - подчеркивает Владимир Сергиенко. - Соответственно, это потом наслаивается на жизнь".

Другая душа

И все же главное отличие представителей разных народов - в эмоциональности. Немцы менее эмоционально себя проявляют и в горе, и в радости. "Конечно, люди ругаются в любой точке мира, - говорит автор книги "Ругаться по-русски". - Но чтобы где-нибудь на территории бывшего Советского Союза на поминках выставляли ящик пива и чипсы, я не могу себе представить. А здесь - пожалуйста". Да, мы порой слишком потакаем своей эмоциональности, так сказать, отводим душу, соглашается Сергиенко: "У немцев, разумеется, душа тоже есть. Но другая".

Владимир Сергиенко с детьми (чужими)

Владимир Сергиенко с детьми (чужими)

Но эти рассуждения о душевности и духовности остались (на мой взгляд, к счастью) за пределами книги. Даже в этом автор, похоже, не пожелал обслуживать стереотипы или то, что мы принимаем за стереотипы. Вот только (повторю это еще раз) обложка подвела. Мол, русские пьют водку и ругаются. Однако слово "водка" произносится в книге один-единственный раз, и никто из героев не напивается.

Даже сам автор является, если можно так выразиться, живым отрицанием стереотипа. Он - украинец, да еще вырос во Львове, но в Германии активно занимается популяризацией... русского языка. Почему русского? "А почему нет? - говорит Сергиенко. - Мой отец - сибиряк, байкальский, настоящий, мама - из Центральной Украины, там такой замес кровей... Русский - мой родной язык, я с ним вырос. Вторым был украинский, третьим - польский. Так что тут нет никакого противоречия. Я горжусь тем, что я - гражданин Украины, а мой родной язык - русский. Вот так".

Wladimir Sergijenko.
"Russisch fluchen".
Eulenspiegel Verlag, Berlin 2013

Обсудить в сети Facebook

ADVERTISEMENT