Анастасия Рыбаченко: Я не хочу просить убежища в Евросоюзе | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 12.11.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Анастасия Рыбаченко: Я не хочу просить убежища в Евросоюзе

Анастасия Рыбаченко, заочно арестованная в России по "болотному делу", рассказала в интервью DW, почему не хочет просить политического убежища в одной из стран ЕС.

Активистка российского оппозиционного движения "Солидарность" Анастасия Рыбаченко участвовала в "Марше миллионов" 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве, где произошли столкновения с полицией. Рыбаченко, которой инкриминировали участие в беспорядках, была вначале объявлена в России в федеральный розыск, а теперь российские власти намерены разыскивать ее и по линии Интерпола. В начале ноября Мосгорсуд признал законным вынесенное ранее Басманным судом решение о заочном аресте этой фигурантки дела о массовых беспорядках на Болотной площади. Чтобы избежать ареста, Рыбаченко уехала из России.

В настоящее время она является студенткой Таллинского технического университета, у нее есть шенгенская виза, позволяющая ей находиться в Эстонии и учиться там. В интервью DW Рыбаченко заявила, что не исключает своего задержания по запросу Интерпола и объяснила, почему не хочет просить политического убежища в одной из стран Европейского Союза.

DW: Анастасия, в России вас разыскивают и намерены арестовать. Как вы себя чувствуете, зная об этом?

Анастасия Рыбаченко: В розыске я уже больше года, с 11 сентября 2012 года, со своего Дня рождения. Проблема в том, что теперь меня хотят объявить в розыск еще и через Интерпол. Вот это создает дискомфорт. У меня в Эстонии спокойная и нормальная жизнь, я учусь, работаю, ищу стажировки по специальности. Неприятно, что все это приходится делать на фоне постоянных угроз со стороны властей России.

- То есть, вам приходится жить в ожидании, что в одно прекрасное утро за вами придут?

Анастасия Рыбаченко

Анастасия Рыбаченко

- Нет. Скорее, я живу в ожидании, что мне посчастливится вернуться в Россию, причем, не в наручниках. Что же касается Интерпола, то тут правда на моей стороне. По третьей статье конституции Интерпола ему запрещено вмешиваться в деятельность политического характера, то есть, по идее Интерпол не может преследовать людей, объявленных в розыск по политическим мотивам. Мы уже написали соответствующее письмо в Интерпол, представили рекомендации членов Европарламента, а также Гарри Каспарова и Бориса Немцова. Мы надеемся, что это повлияет на процесс принятия решения в Интерполе, хотя в прошлом были прецеденты - несмотря ни на что были объявлены в розыск люди, на которых в России были заведены дела по политическим мотивам. Так что неизвестно, чем все это закончится.

- Вы живете и учитесь в Эстонии. Как у вас складываются отношения с местными властями?

- Они дают понять, что готовы предоставить мне убежище. Для этого у меня нет необходимости обращаться с просьбой к премьер-министру страны. Убежище в Эстонии мне гарантированно, поскольку мое дело очевидно политическое. Оно признано "политическим" Европарламентом и международной правозащитной организацией Amnesty International. Правда, я хотела, чтобы эстонские власти написали в Интерпол о политической подоплеке моего дела, но они пока этого не сделали. Мне сказали, что будут рассматривать мою просьбу, но я не уверена, что ее удовлетворят.

- Но если вы подвергаетесь, как вы утверждаете, преследованию в России, то почему вы отказались просить политического убежища в одной из стран Европейского Союза?

- Но ведь законы на моей стороне. Я нахожусь в Европе, а не, например, в Беларуси или на Украине, где надо было бы просить убежища, чтобы себя обезопасить. В Европе мне в принципе должна быть гарантирована безопасность. Здесь - в отличие от России или Беларуси - соблюдаются права человека. Я не могу себе представить, что по той же статье, по которой я обвиняюсь в России, меня могут привлечь к ответственности и в Европе. Это абсурд. Это свело бы на нет разницу между ЕС и Россией.

- Что вы будете делать, когда у вас закончится виза, позволяющая вам сейчас находиться в Эстонии и там учиться?

- Я собираюсь потом поступать в магистратуру, запланированы стажировки. У меня к счастью нет проблем ни с деньгами, ни с документами. У многих людей, которые просят политического убежища, есть проблемы со статусом пребывания в той или иной стране, нет визы. Это не мой случай. Поэтому мне не нужно убежище.

- Вы надеетесь, что за то время, пока вы будете учиться в Эстонии или где-нибудь еще в Европе, проблема исчезнет, в России закроют ваше дело?

- Нет, я просто решаю проблемы по мере их поступления. До тех пор, пока у меня есть возможность жить здесь без убежища, я сделаю все, чтобы не стать беженкой. Я не хочу - даже символично - прощаться со своей страной. Мое главное стремление - вернуться на родину. Как только закроют заведенное на меня дело и прекратятся преследования, я тут же уеду в Россию.