Александр Доброхотов: ″Европейская культура может послужить основой глобального общества″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 19.11.2007

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Александр Доброхотов: "Европейская культура может послужить основой глобального общества"

Существует ли единая европейская культура? Что ее характеризует? Является ли российская культура частью европейской? На эти вопросы в интервью DW-WORLD.DE ответил историк философии и культуролог Александр Доброхотов.

Александр Доброхотов

Александр Доброхотов

Доктор философских наук, профессор Александр Львович Доброхотов является заведующим кафедрой истории и теории мировой культуры Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

DW-WORLD.DE: Александр Львович, можно ли говорить о существовании единой европейской культуры, и если да, то каковы ее характерные черты?

Александр Доброхотов: Безусловно, можно говорить о ее существовании. Но поскольку нет четкого определения, что является европейской культурой, нужно, прежде всего, посмотреть, как исторически складывалось такое самосознание. Обычно говорят, что в основе европейской культуры лежат три античные составляющие - Рим, Афины и Иерусалим. Если описывать ядро понимания европейской культуры, то я бы сначала описал то, как это понимается в греко-римской культуре.

С появлением греческой полисной культуры сложился определенный набор признаков. Первое - это гражданская свобода. Из него следуют еще несколько подчиненных принципов. Это принцип права, то есть свободные люди ограничивают свободу друг друга только согласно законам. Далее - это принцип соревнования, то есть свободные люди вступают в свободное соревнование друг с другом, и кто-то побеждает.

Далее я бы добавил принцип разума. До античной культуры считалось, что человек слабее природы. А греки и римляне довольно жестко заявили, что у человека есть разум, который накладывает на него обязательства, что разум необходимо культивировать с помощью образования, способного сделать из человека природного человека разумного. И разумный человек должен наводить везде разумный порядок.

Свобода, право, честное соревнование, разумная активность и образование - это, можно сказать, античное ядро и пять столпов европейской культуры. Потом к ним еще добавился христианский принцип спасения через веру. Все вместе это создавало европейское тождество.

Вплоть до 18 века считалось, что Европа обязана экспортировать эти ценности, поскольку остальные еще "не доросли". В 19 веке Европа засомневалась, имеет ли она право навязывать миру свои принципы. Но, тем не менее, европейская идентичность довольно четко сформировалась. Причем набор признаков европейской культуры по своей природе не этнический, а культурно-идейный.

- Относится ли российская культура к европейской?

- Если посмотреть по основным критериям - Россия говорит на европейском языке, в основе лежит христианская культура, как наследница Византии она переняла греко-римские ценности - то по всем этим критериям Россия, конечно, - Европа. Евразийская теория – это экзотическая фантастика, которая появилась в 20 веке. Безусловно, Россия является частью Европы. Но характерно то, что сами русские часто противопоставляют себя Европе, но в этом Россия не уникальна. Почти все культуры переживают время от времени чувство дистанции между собой и Европой.

- А с чем связано это желание дистанцироваться?

- Европейский тип культуры довольно жесткий и не лишен некоторой агрессивности. Экспансия разума и свободного экономического соревнования является, по сути, очень эффективным принципом и дает культуре страшные силы. Следовательно, культура не может держаться в каких-то рамках и пытается все себе подчинить. Поэтому время от времени возникал вопрос оправданности и необходимости такого жесткого режима экспансии и переделки всего мира.

Такие раздумья и переживания можно назвать тоже чисто европейскими. Руссо первым заявил, что мы потеряли нравственность и единство с природой из-за европейского принципа активного разума. Но, с другой стороны, с незапамятных времен многие считают, что нужно объединить мир именно на этих основаниях. Ведь римляне не потому завоевывали мир, что считали себя сильнее, а потому, что думали, что римский порядок разумнее. По сей день идет спор: является ли Европа частью мира или тем принципом, на основании которого все должны объединиться?

- Появились ли со времен античности новые принципы в каталоге критериев европейской культуры?

- У интеллектуалов всегда много разных теорий. Недавно вышла книга Реми Брага "Европа, римский путь". Он считает, что главное свойство Европы состоит в способности интегрировать другие культуры, учиться у них и создавать систему объединения культур. Браг считает, что в Европе сложилась культура постоянного переучивания с учетом нового, что, с его точки зрения, несвойственно другим культурам. То есть это принцип самообразования, включения чужого и налаживания мирных диалогов между чужим и своим.

Но, по-моему, Реми Браг не учитывает, что Европа, включая чужое, часто переделывала его. Что касается европейской культуры, я все же придерживаюсь тех критериев, которые я уже перечислил. Я считаю, что у Европы есть жесткий центр ее идентичности, который отличает ее от других. Я сам являюсь европеистом в том смысле, что думаю, что перечисленные принципы нужны всему миру. Распространение европейской идеи не обязательно означает европоцентризм и европейский империализм. Речь идет о распространении принципа свободы. Европа научилась с ним работать, а в других местах его формально признают, но не знают, как с ним обращаться. А у Европы две с половиной тысячи лет опыта работы со свободой, в этом смысле это европейская ценность.

- Считаете ли вы, что существуют различия между восточноевропейской и западноевропейской культурой?

- Нет, я считаю, что есть только одна Европа. Но она обладает свойством пульсирования: время от времени Европа экспансивно расширяется, а потом возвращается в свои рамки. Поэтому есть территории, которые получили прививку европейской культуры - Восточная Европа, Северная и Южная Америка. Бессмысленно говорить, что существует разная Европа. Есть смысл говорить о том, что набор европейских ценностей получает локальную специфичность.

Но и Россия или латиноамериканская культура тоже привнесли что-то свое. Я думаю, что уникальность Европы как раз в том и заключается, что она способна присоединять чужое, не уничтожая его. В этом Реми Браг, пожалуй, прав. Но все-таки присоединение происходит на основе европейской матрицы. Можно сказать, что существует одна Европа в разных ликах. Нельзя говорить, что Восточная Европа - это какая-то друга версия. Такое утверждение приведет только к путнице понятий.

- Какую роль в современной европейской культуре играет религия?

- Все Новое время - условно говоря, с 16 века до сегодняшнего дня - можно назвать процессом подчинения религии государству и экономике. Это самая секуляризованная, светская эпоха в истории мировой культуры. Но, по моим наблюдениям, а также наблюдениям некоторых других специалистов, с последней трети 19 века начинается обратное движение - возрождается авторитет традиционных религий, в первую очередь, христианства. Если бы я решился предсказывать, я бы сказал, что следующей эпохой будет эпоха реставрации авторитета религий, но именно традиционных, а не оккультных. Они будут обладать такой же мощной силой, как в Средневековье.

- Как бы вы определили основные тенденции развития европейской культуры?

- На самом деле существует сложный ритм развития европейской культуры. Я согласен с мнением, что попеременно меняются активная, экспансивная модель и стабильная, консервативная модель. Новое время - это типичная активистская культура, но эта эпоха заканчивается. Мы будем довольно долго жить в период распада. Глобальный мир станет следующей эпохой, и сейчас ищут формулу объединения этого мира.

Функция Европы заключается как раз в том, чтобы дать такую формулу глобального мира, потому что Европа научилась это делать. Я бы еще раз подчеркнул, что в самой Европе присутствует европейское и неевропейское. Если взять любую европейскую культуру, то в ней мы увидим слой неевропейской культуры - может быть, сопротивление греко-римской модели или что-то другое - и собственно европейское. Европа научилась соединять модель творческого разума и свободы с другими моделями. Этот урок она должна дать миру: как, не уничтожая чужое, сочетать его с разумом и свободой.

- Чем характеризуется период распада, в который мы живем?

- Тут уместно сравнение. Европа уже дважды переживала распад. В античности это был поздний эллинизм, то есть произошло отчуждение гражданина от политической общности, уход в частную жизнь, возникло ощущение огромного, плохо управляемого мира, пришла мода на чужие культуры, разочарование в национальных идеалах. Второй такой же период упадка – это 13-15 века, хотя он и называется эпохой Возрождения. Но в это время произошел распад единой христианской культуры на национальные государства.

События сегодняшнего времени больше похожи на то, что происходило во времена поздней античности. Сегодня распадаются национальные государства и возникает глобальная общность. Этот процесс протекает болезненно, потому что наработанное этносом и нацией подвергается жесткой проверке. Сегодняшний процесс распада характеризуется утратой старой, национально-государственной идентичности. Опасность глобализации заключается в том, что экономически мир объединяется, а политически он разнороден. Процесс распада закончится, когда появится легальное и легитимное мировое правительство. На сегодня пока еще нет основы для глобального мира. Я считаю, что такой основой для новой глобальной общности может стать европейская культура.


Беседовала Ольга Сосницкая

Контекст