5 лет закону об ″иноагентах″: ряды НКО поредели, но не исчезли | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 21.11.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

5 лет закону об "иноагентах": ряды НКО поредели, но не исчезли

Уже пять лет российские НКО с зарубежным финансированием обязаны регистрироваться как "иностранные агенты". Несмотря на клеймо, многие продолжают работать. DW подводит итоги.

Чечня для Марины Кольцовой - своего рода "запретная зона", белое пятно на карте. "На Северном Кавказе нам, в принципе, нельзя проводить семинары, просто потому что мы - организация с таким клеймом, - рассказала DW юрист правозащитного центра "Мемориал". - Ни госорганы, ни муниципальные органы не соглашаются работать и прямым текстом говорят: Вы признаны иностранным агентом (шпионом), мы не можем с вами работать, у нас есть на это устное или письменное указание". 

Не только правозащитники

Это ограничение - прямое следствие закона, вступившего в силу пять лет назад, 21 ноября 2012 года. Он обязывает некоммерческие организации (НКО), которые занимаются политической деятельностью и получают зарубежное финансирование, регистрироваться в качестве "иностранных агентов". НКО должны указывать на это, например, на своем сайте и регулярно отчитываться о своем финансовом положении.

Нововведение коснулось, в первую очередь, правозащитных организаций, но и НКО, занимающихся, например, вопросами экологии и здравоохранения.   

Закон стал частью целого ряда ограничительных мер, которыми государство отреагировало на оппозиционные выступления между парламентскими и президентскими выборами зимой 2011-2012 годов. НКО в глазах российского руководства - инструмент, при помощи которого Запад якобы готовит смену власти. Официально Москва обосновала инициативу ответом на действующий в США закон, обязывающий иностранные юридические лица, в основном лоббистов, раскрывать, среди прочего, финансовую отчетность. Эксперты считают прямое сравнение проблематичным, в том числе и потому, что в России понятие "иностранный агент" с советских времен воспринимается особенно негативно.  

Жалобы в Страсбург

Удар по имиджу - самая большая сложность, говорит Марина Кольцова из "Мемориала". Многие НКО воспринимают закон как клеветнический и отказались регистрироваться в министерстве юстиции. Их поддержал Совет Европы, Европейский Союз и западные правительства. Критика закона звучала и в самой России, например, от Совета по правам человека при президенте. Но все это не помогло. Минюст теперь сам принудительно вносит НКО в список "иностранных агентов". Он же и определяет, что считается "политической деятельностью".

Итоги пяти лет выглядят смешанно. Некоторые НКО, как, например, Московская Хельсинкская группа (МХГ), полностью отказались от зарубежного финансирования и выжили. Многие пытались протестовать  в судах и проиграли, как и "Мемориал". "Было много судебных баталий, все они были проиграны, - говорит юрист. - Потому что суды у нас считают, что если вы проводите выставку, "круглый стол", и тем более - приглашаете на него чиновников - то это, действительно, политическая деятельность".

Павел Чиков

Павел Чиков: "Цель была - разгромить нелояльный сектор НКО"

"Мемориал" - одна из около 60 НКО, подавших жалобы на закон в Европейский суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ). Решение ожидается не раньше конца 2018 года.

"Клуб по интересам"

Тем временем, число зарегистрированных "иностранных агентов" среди НКО резко сократилось. Если год назад их было около 150, то сейчас - 87. В Минюсте в ответ на запрос DW сообщили, что причины могут быть разными: от прекращения "выполнения функции иностранного агента" до "прекращения деятельности в связи с ликвидацией или реорганизацией".

Одна такая организация - правозащитная ассоциация "Агора", которая была ликвидирована по решению суда в начале 2016 года. "Агора" со штаб-квартирой в Казани была влиятельной НКО и участвовала в известных процессах, в том числе по делу Pussy Riot. Сегодня ее адвокаты, работающие по всей территории России, объединены в неформальную группу.

"Работа сильно отличается от того, что было раньше, - говорит руководитель группы Павел Чиков. - Сейчас это такой клуб по интересам, в котором у каждого своя мотивация, свои дела, свои источники доходов". Офиса у группы нет, есть только сайт.

Цели достигнуты, впереди расширение?

"Власть ставила задачу разгромить нелояльный сектор гражданских организаций в России, - подводит Чиков итоги пяти лет закона об НКО-"агентах". - В этом смысле власть этого добилась". По его словам, сотни устоявшихся, независимых и влиятельных НКО были лишены институциональной основы: "Остались прогосударственные структуры".

К пятой годовщине закон, о котором уже начали забывать, вернулся в заголовки новостей. В середине ноября Госдума решила обязать регистрироваться в качестве "иностранных агентов" и зарубежные СМИ. Совет Федерации, как ожидается, проголосует за соответствующие поправки в среду, 22 ноября.     

Смотрите также: 

 

Смотреть видео 04:03

Пять лет новому закону об НКО: каково быть "иностранным агентом" в России (16.11.2017)

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме