Жесткие допросы и условия в ИВС: как власти Беларуси борются с оппонентами | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 11.05.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Жесткие допросы и условия в ИВС: как власти Беларуси борются с оппонентами

Белорусские силовики выбивают признания у задержанных по экстремистским статьям УК и создают для противников режима невыносимые условия в изоляторах временного содержания, утверждают правозащитники.

Автозак въезжает на территорию СИЗО

Правозащитник говорят о пытках в СИЗО

В апреле белорусские власти продолжали использовать уголовное правосудие против своих политических оппонентов. Об этом говорится в отчете правозащитного центра "Весна". "Наметились новые тенденции в уголовном политически мотивированном преследовании граждан - признание локальных чатов и телеграмм-каналов оппозиционной направленности экстремистскими и обвинение их администраторов в создании экстремистских организаций соответственно", - заявляют правозащитники.

Также они обращают внимание на многочисленные факты жестокого обращения с задержанными за участие в мирных собраниях и использование бело-красно-белой символики. DW собрала несколько историй белорусов, узнавших это на собственном опыте. 

Стипендиата президентского фонда обвиняют в экстремизме

19-летнего студента БГУ, стипендиата президентского фонда по поддержке талантливой молодежи Артема Боярского силовики, по его утверждению, избивали, чтобы записать видео с признанием в администрировании телеграм-канала и чата, которые власти считают экстремистскими. Как рассказали DW родственники юноши, об избиениях Артем заявил во время следственных действий в присутствии своего адвоката.

Человек из!за решетки показывает рукой знак победы - V

Власти Беларуси продолжают преследовать своих оппонентов по политическим мотивам

Студента задержали 24 марта в университетском общежитии якобы за участие в несанкционированном массовом мероприятии и дали 25 суток административного ареста. А на следующий день в телеграм-канале сотрудника СТВ Григория Азаренка, известного материалами пропагандистского характера, появилось видео с признаниями Артема. После отбытия ареста юноша так и не вышел на свободу.

"Артема должны были освободить 18 апреля, а 16 апреля позвонила следователь и сказала, что он задержан как подозреваемый по ст. 361-1 УК ("создание экстремистского формирования"), - вспоминают родные Боярского. - Позже, во время следственных действий, Артем рассказал об обстоятельствах, при которых записывалось упомянутое видео. Оказалось, что его били дубинками по спине и по ягодицам".

Редакция телеграм-канала, в администрировании которого обвиняют Боярского, официально заявила, что он не имеет к их ресурсу никакого отношения. Родственники также сообщили, что во время отбытия ареста в изоляторе в Жодино Артем простыл, и медицинской помощи там ему не оказывали. До предъявления уголовного обвинения Боярского перевели в СИЗО №1 на улице Володарского в Минске. Там он снова заболел, к​ тому же, добавляют родственники, у Артема проблемы с сердцем: "На днях от Артема пришло письмо. Пишет, что несколько раз сердце беспокоило".

Это не первое задержание Боярского - 16 ноября после Марша пенсионеров​ его задержали по дороге в общежитие. "Тогда Артема силовики били в микроавтобусе. Во время суда у него под глазом был синяк. Когда он вышел после административного ареста, следов, чтобы снять побои, уже не осталось. На "сутках" Артем заразился коронавирусом", - продолжают родные. Артем Боярский - победитель республиканских олимпиад по химии, четыре раза становился стипендиатом президентского фонда по поддержке талантливой молодежи. В августе 2020 года он был одним из ста стипендиатов, подписавших открытое письмо об отказе от данного статуса. Правозащитники признали Боярского политическим заключенным.

ГУБОПиК выбивал признания у многодетной матери

Избиениям при допросе, по словам ее адвоката, подверглась активистка и волонтерка из Жданович, мать пятерых несовершеннолетних детей Ольга Золотарь. Ее также обвиняют в создании экстремистского формирования. Минская милиция сообщила, что Ольгу задержали за "активную протестную деятельность" и за то, что она якобы являлась администратором дворового телеграм-чата в Ждановичах.

Это произошло 18 марта, когда Золотарь отвозила дочь в музыкальную школу. Сотрудники Главного управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК) развернули ее машину и направили к дому, где прошел обыск. "После Ольгу привезли в здание ГУБОПиКа. Ее хотели принудить дать какие-то показания против себя, что само по себе неправомерно. При этом, можно сказать, ее пытали, - рассказал DW адвокат Ольги Золотарь Андрей Мочалов. - Ее били по шее, голове, потом начали душить, положили на пол, прижимали к полу, били дубинками. Но она не стала против себя свидетельствовать". Золотарь вначале отправили в ИВС, после перевели в СИЗО №1 на Володарского.

 "После избиений у Ольги остались синяки и кровоподтеки, но судмедэксперт пришел только через две с половиной недели, очевидно, что к тому времени следов почти не было. Что могли, то зафиксировали. Следователь и  управление собственной безопасности проводят проверку", - говорит  адвокат. Ольга Золотарь также признана политзаключенной.

"Из камеры забрали последние одеяла"

Особое отношение и к лицам, задержанным по политическим мотивам и отбывающим административный арест. Индивидуальный предприниматель и многодетный отец Сергей получил 10 суток ареста в конце марта-начале апреля - за бело-красно-белый флаг на окне. Перед отправление в изолятор мужчина, по его словам, провел 12 часов без сна и еды, сидя на табуретке в дежурной части городского отдела милиции. Далее его отправили в Центр изоляции правонарушений (ЦИП) в переулке Окрестина в Минске. "При досмотре без описи забрали половину вещей. Привели в двухместную камеру, я там был седьмым. Такому количеству людей сложно расположиться даже на полу. Окно было наглухо задраено, за трое суток вентиляцию включали дважды. Нам просто не хватало воздуха", - делится Сергей. 

Центр изоляции правонарушений в переулке Окрестина

Центр изоляции правонарушений в переулке Окрестина в Минске

По его словам, из камеры сразу забрали матрасы, а на койках, сваренных из отдельных железных листов, даже сидеть было больно. "Прогулка, которая нам полагалась каждый день, заключалась в том, что нас выводили в коридор, ставили лицом к стене, руки за спину, ноги на ширине плеч, в это время камеру переворачивали верх дном", - вспоминает собеседник. За время административного ареста Сергей успел побывать и в изоляторе в Жодино: "При переезде в автозаке в двухместный "стакан" (отдельная камера в автозаке. - Ред.) нас запихнули четверых. В Жодино забрали еще часть личных вещей. Мне попался особо рьяный охранник, который приказал раздеться за 15 секунд. За то, что не успел, я получил три удара дубинкой, после этого еще в течение минут 5-7 приседал". 

"Камера похожа на пустыню"

Сергей в итоге оказался в восьмиместной камере, в которой было 12 человек и, отмечает мужчина, если на Окрестина окно не открывалось, то тут оно не закрывалось, батареи отключили на второй день его пребывания, тогда же забрали и матрасы. После освобождения Сергея его сокамерников лишили и одеял.

"Когда я выходил из изолятора, ребята передали несколько писем и записок. На вопрос охраны, есть ли письма, честно сказал, что есть. И если до этого меня собирались выпустить на час раньше с другими освобождающимися, то после обнаружения писем вернули в камеру "до звонка". А у ребят на следующий день забрали последние одеяла. Камера стала походить на пустыню", - рассказал Сергей. Перед самым выходом он получил еще одну порцию ударов - за то, что шел, как ему сказали, недостаточно быстро.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:18

Против репрессий режима Лукашенко: немецкие депутаты взяли шефство над политзаключенными в Беларуси

Аудио- и видеофайлы по теме