′′The International′′ Тома Тыквера - главный фильм вне конкурса? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 06.02.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

''The International'' Тома Тыквера - главный фильм вне конкурса?

Фильм Тома Тыквера "The International", открывший Берлинале-2009, удостоился похвалы директора кинофорума Дитера Косслика. Рассказывающую о закулисных махинациях банковского мира ленту он назвал "провидческой".

Кадр из фильма The International

Кадр из фильма "The International"

"Многие наши фильмы, задуманные как художественные, в силу последних событий оказались документальными" - в словах директора Берлинале Дитера Косслика (Dieter Kosslik) звучал больше чем оттенок гордости, когда он говорил о ленте Тома Тыквера "Иностранец" ("The International"), открывшей фестиваль.

Трудно назвать простым совпадением то, что картина, рассказывающая языком политического триллера о пронизывающем своими щупальцами весь мир преступном и лживом банке-спруте, вышла в тот момент, когда финансовый кризис стал частью повседневной жизни миллионов людей, до этого имевших представление в лучшем случае о собственном банковском счете.

Качественный сценарий

Провидение? Скорее качественная работа сценариста фильма - представителя "нового Голливуда" Эрика Уоррена Сингера. Задумав написать сценарий "на злобу дня", Сингер начал собирать материал о деятельности оружейных концернов, их связи с террористическими организациями, о коррупции в "высокой политике", о глобализировавшейся мафии и отмывании денег. И вдруг оказалось, что за всеми этими "прелестями" стоит одна гипер-структура. Та самая, что сейчас зашаталась.

На этом, однако, похвалы в адрес сценариста хотелось бы завершить. Ибо ничто не вредит этому фильму так, как банальные диалоги. "Я был таким же, как вы, Сэлинджер, - пафосно обращается "плохой, но раскаявшийся" Армин Мюллер-Шталь к молодому агенту в исполнении Клива Оуэна. - Честным, благородным, искренним". Но алчность сгубила бывшего офицера "Штази" и поставила его на службу "всемирного зла"...

Запутанный сюжет, называющий многоликого "врага" то русской мафией, то каморрой, то широко известной террористической организацией, порою вызывает подозрение в параноидальных склонностях автора. Что ж - прежде за всем стояли "спецслужбы". У каждого поколения - своя паранойя.

Не изменяя собственному стилю

Режиссер Том Тыквер (справа) с актером Кливом Оуэном, сыгравшим главную роль

Режиссер Том Тыквер (справа) с актером Кливом Оуэном, сыгравшим главную роль

Несмотря на явные недочеты, этот фильм хочется хвалить. За смелость большого стиля, за риск моральной проповеди, за почти религиозное стремление к красоте каждого кадра. Похоже, Тыквер верит, что именно красота спасет мир. Впрочем, то, что Том Тыквер - моралист и эстет не является открытием с его первой ленты, культовой "бегущей Лолы".

Новый фильм имеет типичную для этого режиссера "замедленную", как будто сомнамбулическую атмосферу, в большой степени являющуюся заслугой гениального оператора-соавтора Франка Грибе. Даже в продолжающейся минут двадцать сцене кровавой перестрелки, в ходе которой агенты и киллеры уничтожают нью-йоркский музей Гугенгейма (просьба не волноваться - музей построили в павильоне) - визуальный образ фильма не утрачивает своей замедленности и красоты.

Архитектура как элемент настроения

Больше, чем созданные актерами характеры, производят впечатление шедевры современной архитектуры. Угнетающая агрессивность их монументальных форм, непроницаемость стеклянных фасадов говорит языком куда более ясным, чем уже упоминавшийся петляющий сюжет. В фильме "сыграли" новое здание концерна "Фольксваген" в Вольфсбурге или построенный там же архитектором Захой Хадид научный центр "Фэно". Последний был перенесен в безжизненный компьютерный ландшафт, где ему и место.

Кстати о "фольксвагене". Обилие дорогостоящих машин трех ведущих немецких автопроизводителей, которые буквально "тычут в нос" зрителю своими звездами, кольцами и прочими фирменными эмблемами, сначала неприятно бросается в глаза, а потом вдруг начинает казаться косвенным доказательством справедливости основной мысли фильма.

Стоило ли городить столь дорогостоящую кинопродукцию ради того, чтобы лишний раз произнести банальную истину, что деньги правят миром? Да, стоило. Потому что фильм, несмотря на нелепую концовку, оставляет эмоциональное впечатление искреннего и не бездарного призыва "жить не по лжи". А без праведника, как известно, не стоит ни село, ни "глобальная деревня".

Анастасия Рахманова

хроника

Контекст

архив

Реклама