Проект ″Декодер″: ″Мы хотим показать, что Россия - это не Путин″ | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 21.02.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Проект "Декодер": "Мы хотим показать, что Россия - это не Путин"

В ответ на неослабевающий интерес к России немецкий проект "Декодер" предлагает переводы на немецкий язык статей независимых российских медиа. Помогает ли это лучше понять Россию? Интервью DW.

Тамина Кучер

Тамина Кучер

Словосочетание "взаимопонимание народов" России и Германии звучит слишком пафосно, особенно в нынешние времена? По крайней мере, в немецком проекте Dekoder таких громких слов боятся, и тем не менее, там уверены, что вносят небольшой вклад в дело понимания между двумя обществами тем, что открывают немецкому читателю мир независимой российской журналистики. Участники проекта переводят лучшие на их взгляд статьи, сопровождая их пояснениями российских реалий, что дает возможность лучше понять происходящее в России. А с недавнего времени, как рассказала в интервью DW главред проекта Тамина Кучер (Tamina Kutscher), они стали делать и наоборот, переводя немецкие тексты на русский.

DW: 2020 год был необычным для российских СМИ - вышло много интересных расследований, включая те, что касались ближайшего окружения российского президента Владимира Путина. Какое отражение это нашло у вас в "Декодере"?

Тамина Кучер: Да, значительная часть нашей работы заключается в переводе статей независимых российских медиа. И, делая обзор года, нам тоже бросилось в глаза большое количество инвестигативных сюжетов. То, что в России есть много СМИ, которые посвящают свою работу таким расследованиям. Это само по себе не новое явление, хотя иногда у западного читателя и возникает подобное впечатление. А вот массу таких расследований я рассматриваю как новое явление. Похоже, что все больше коллег находят мужество и освобождаются от подобных внутренних запретов. Хотя журналистам-расследователям приходится очень тяжело: многие медиа закрывали - не напрямую подвергают цензуре, а оказывают давление через налоговую службу или еще как-нибудь, как, например, случилось с РБК в 2016 году. Ну, и, конечно, бросается в глаза то, как много было расследований в отношении ближайшего окружения Владимира Путина. Ведь это же долгое время было табу.

- Какие из этих расследований вы переводили на немецкий язык?

Один из объектов недавних расследований близкого окружения Владимира Путина - предполагаемый бывший зять президента РФ Кирилл Шамалов

Один из объектов недавних расследований близкого окружения Владимира Путина - предполагаемый бывший зять президента РФ Кирилл Шамалов

- Мы перевели расследование о Кирилле Шамалове, бывшем уже зяте Путина, и накопленном им богатстве. Мы регулярно публиковали также расследования издания The Insider. Но мы сосредоточены не только на расследовательских СМИ, но вообще на независимых медиа, в том числе таких как проект "Кольта" с его упором на жанр фельетона или классических оппозиционных, как "Новая газета".

- Вы следите за российскими СМИ, отбирая наиболее интересные, с вашей точки зрения, тексты. Какие тренды вы наблюдаете?

- Один тренд - расследовательский - мы уже обсудили. Другой тренд - многие независимые СМИ в России очень активно занимаются освещением внутренней политики в России. Следующий тренд - это YouTube-журналистика на очень высоком уровне. Еще так называемые методы OSINT (поиск, сбор и анализ данных, собранных из доступных источников. - Ред.). В целом, если смотреть на независимые СМИ, то бросается в глаза, насколько широк спектр медиа: та же "Кольта", ультрамодный и современный ресурс "Батенька, да вы трансформер", который при этом обращает внимание и на серьезные темы, или  "Такие дела" - с их акцентом на социальных историях, который при этом сделан тоже очень современно. Впечатляет, насколько широка палитра тем и самих медиа.  

- "Декодер" работает уже 5 лет...

- Да, мы стартовали в сентябре 2015 года.

- Кто ваши читатели и много ли их?

- Мы, разумеется, желаем себе еще больше читателей. Но их и сегодня много. И они очень разные. Мы это понимаем по адресам электронной почты в нашей рассылке - мы видим там немецких журналистов в Москве, дипломатов, политиков, студентов и простых людей, интересующихся Россией. По опросу, который мы провели, половина наших читателей владеет русским и занимается Россией профессионально. Для нас это идеальная комбинация. Получается, они могли бы читать статьи в оригинале, но видят преимущества в том, что мы называем принципом "Декодера".

Dekoder работает под лозунгом Расшифровать Россию. Скриншот сайта из архива

Лозунг проекта "Dekoder" - "Расшифровать Россию"

- О принципах работы расскажите подробнее.

-  Я бы сказала, мы переводим в лучшем смысле слова - мы сопровождаем тексты контекстами для понимания. Мы объединяем все журналистские тексты с научными, предлагаем массу контекстуальной информации для тех, кто не настолько глубоко в теме и понимает российские реалии. В общем, облегчаем доступ. Эту концепцию придумал основатель "Декодера" Мартин Крос (Martin Krohs). Это сердце проекта - наша двухмерность: у нас есть переводы текстов и научные объяснения определенных явлений или тем, которые немецкому читателю могут быть незнакомы или знакомы, но в другом контексте. Вот, например, в деле Навального слова используются иначе, чем здесь: "либеральный" - же это для некоторых практически ругательство, это слово имеет совершенно другой смысл, чем в немецком. Или представления о правовом государстве и вопрос доверия государству - все это совершенно иначе понимается в разных контекстах. Если рассматривать происходящее в России через немецкую призму без объяснений, то это ведет к недопониманию.

- На старте вы ставили перед собой цель показать объективную картину происходящего в России. Стало ли сложнее этой цели добиваться?

- Да, сегодня объективность становится еще важнее, как и призыв к самим себе оставлять в стороне свои собственные эмоции. Наш принцип: мы размещаем у себя и мнения, но мнения только авторов, чьи тексты мы переводим или ученых, которые четко объясняют, как они к тому или иному мнению, взгляду или оценке пришли. Мы как редакция сохраняем нейтралитет. Прежде чем дать читателю перевод той или иной статьи, мы объясняем ситуацию или суть дискуссии в России на заданную тему. И делаем это строго нейтрально. Думаю, что это очень важный принцип.

- В чем еще вы видите разницу между тем, как работают медиа в России и в Германии?

- Ну, разумеется, условия работы совершенно разные - я считаю, что то, как многие из российских коллег выполняют прекрасную работу вопреки все новым и новым параграфам уголовного и административных кодексов, которые могут быть применены в отношении их в любой момент, заслуживает восхищения. Но есть и другие отличия. Например, читательские привычки сильно отличаются: тексты в российских онлайн-СМИ разительно длиннее, чем в немецких. К примеру, в Spiegel Online (одно из ведущих СМИ в Германии. - Ред.) не найти наверное текста длиннее 12 тысяч знаков, да и то это абсолютный максимум. А в русскоязычных медиа это было бы совершенно нормальной длиной текста. В России это, вероятно, стало считаться отдельным искусством - написать длинный и интересный текст. А в Германии бы сказали, слушай, это же можно все короче описать. Тут скорее прагматизм побеждает, по крайней мере, в журналистике.

- Вы транслируете образ России, переводя тексты из России на немецкий язык. Как, по вашим наблюдениям, изменились представления о России в Германии?

- Измерить такие вещи сложно. Но так как нас много и хорошо читают, я думаю, что мы обогатили немецкий дискурс о России.

- Я спрашиваю в целом о ваших наблюдениях за восприятием России в Германии.

- В целом, я бы сказала, что восприятие России в Германии все еще сильно связано с представлениями холодной войны. Я частично их считаю слишком "черно-белыми", включая, кстати, и представления в СМИ. Хотя тут необходимо разграничить. Те, кто отправляют в Москву в основной массе действительно компетентных корреспондентов, которые говорят на русском и хорошо разбираются в происходящем в России. Скажем, по теме Алексея Навального я видела как раз очень взвешенные статьи, показывающие его во всей амбивалентности. В общем, получить достоверную информацию можно. Но в целом проблема остается, что представления о России и вообще Восточной Европе, включая масс-медиа, подчас очень ходульные, стереотипные - как в хорошем, так и в плохом смысле.

- ОК, а как за эти пять лет работы проекта и сотни переведенных текстов изменились ваши собственные представления о России?

- О Господи, так много всего произошло. С одной стороны, масса внутриполитических изменений, особенно в конце 2020 года, которые практически все ухудшают ситуацию в России. Но одновременно мы сами постоянно говорим: "Мы хотим показать, что Россия - это не Путин". Нам бросается в глаза, как много есть прекрасных примеров гражданской активности в России. У меня складывается ощущение, что гражданское общество становится все разнообразнее. Мы сделали в этом году проект о протестах в России. И вот по нему видно, что люди в России протестуют активно, даже если не всегда эти протесты имеют политический характер: это и экология, и другие темы.

- У вас появилось и предложение на русском языке. Вы хотите привлечь и читателей из России?

- Верно. Идея в том, чтобы развернуть "декодер" в другом направлении: "расшифровывать" Европу для русскоязычной аудитории. Эта идея витала с самого начала: мои коллеги в Москве давно заключили лицензионные соглашения с отдельными СМИ. И вопрос постоянно поднимался: "Ну когда уже, и почему вы не делаете переводов на русский язык?". Ну вот и в конце 2019 года мы начали. Нам эта концепция кажется очень подкупающей - работать в обоих направлениях - ведь речь идет, по сути, о взаимном "декодировании" и расшифровке двух культур.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:30

"Поиск внешнего врага": что в Германии думают о заявлении Путина о выборах в Госдуму (17.02.2021)

Аудио- и видеофайлы по теме