Почему немецкий музей решил показать поддельный русский авангард? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 25.09.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Почему немецкий музей решил показать поддельный русский авангард?

Рядом с подлинниками - подделки, причем это вовсе не случайно: так кельнский Музей Людвига представляет свое собрание русского художественного авангарда первой трети ХХ века.

Любовь Попова. Женский портрет, 1915. Фрагмент

Любовь Попова. Женский портрет, 1915. Фрагмент

Трудно припомнить, когда еще художественный музей такого серьезного уровня решился на столь неожиданную выставку, включив в свою экспозицию не только подлинные шедевры русского авангарда первой трети ХХ века, но и подделки, которые до сих пор хранились в запасниках, - как это, впрочем, делают все мировые музеи, стыдливо пряча фальшивки, за которые заплатили немалые деньги, и вообще стараясь обходить эту тему.

Кельнский Музей Людвига (Museum Ludwig) решил иначе. Это тем более удивительно, что его высокая репутация базируется в значительной степени (вместе с работами Пикассо и поп-артом) именно на русском художественном авангарде: он составлял ядро собрания Петера и Ирене Людвиг (Peter, Irene Ludwig), которое перешло музею. Это, в общей сложности, 600 произведений 1905-1930 годов, из них - около ста картин. Почему Музей Людвига все же решился на то, чтобы показать рядом подлинники и подделки? Этот вопрос мы задали кураторам выставки "Русский авангард: подлинники и фальшивки" (Rus­sische Avant­garde im Mu­se­um Lud­wig - Orig­i­nal und Fälschung, 26.09.2020-03.01.2021) Рите Керстинг (Rita Kersting) и Петре Мандт (Petra Mandt).

Рита Керстинг: Во-первых, надо сказать, что такая выставка - это, конечно, исключение. Но исключением является и то, что произведения русского авангарда подделывают намного чаще, чем работы других художественных направлений. А русский авангард занимает очень важное место в собрании музея. И естественно, что мы пытаемся самыми разными методами исследовать подлинность произведений, отделить, так сказать, зерна от плевел. Это долгий, кропотливый, трудоемкий процесс.

Наталья Гончарова. Продавщица апельсинов, 1916

Наталья Гончарова. Продавщица апельсинов, 1916

Петра Мандт: Мы исследовали примерно половину из ста живописных полотен в собрании русского авангарда Музея Людвига. Около тридцати из них мы показываем. Это подлинники, великолепные образцы русского авангарда, а также работы, в подлинности которых мы сомневаемся и которые до сих пор хранились в запасниках. Теперь у посетителей музея есть возможность познакомиться с ними и с нашей экспертной деятельностью, понять, как и какие исследования проводили специалисты из разных стран. Произведения Натальи Гончаровой, Климента Редько, Николая Суетина, Нины Коган, Эль Лисицкого и других художников помогают проиллюстрировать методы историко-культурного, химико-технологического, стилистического анализов… Мы провели экспертизы холста и красок, изучили провенанс: откуда картина, история владения, есть ли соответствующие эскизы, зарисовки, документы, в каком собрании она раньше была и так далее.

Для нас очень важно показать на выставке, каким образом, на основании каких данных мы пришли к заключению: подлинная ли работа, приписывается ли тому или иному художнику, или подделка.

Рита Керстинг: Мы думаем, что посетителям будет интересно сравнить, сопоставить аутентичные и неаутентичные работы. Еще раз подчеркну: эта выставка - исключение. Включая в экспозицию сомнительные работы вместо того, чтобы прятать их в запасниках, мы предоставляем широкой публике возможность познакомиться с нашей исследовательской деятельностью.

Кстати, в связи с выставкой мы также проводим 5-6 ноября симпозиум для профессионалов, занимающихся русским авангардом. В нем примут участие искусствоведы, юристы, эксперты, которые специализируются на химико-технологическом анализе картин, арт-дилеры, занимающиеся покупкой и продажей произведений искусства… И прежде всего - историки искусства, очень опытные люди, работавшие в архивах, систематизировавшие творческое наследие художников, специалисты из России, США, Испании, Англии, Дании и, конечно же, из Германии…

- А почему именно русский авангард так часто подделывают?

Петра Мандт: Потому что художники этого направления жили в неспокойные времена: революции, гражданская война в России, потом фактический запрет этого направления в СССР, когда велась борьба с "формализмом" и произведения исчезли в запасниках. Коллекционеры, которых было немного, собирали русский авангард тайно. Кроме того, как известно, произведения художественного авангарда не всегда легальными путями вывозили из страны. И, наконец, лишь в 1950-60-е годы начали серьезно систематизировать и изучать русский авангард. Весь этот хаос и обилие белых пятен и привлекают фальсификаторов.

Музей Людвига

Музей Людвига

- В преддверии выставки Галерея Гмуржинска, штаб-квартира которой находится в Швейцарии, а в свое время была в Кельне, подала судебный иск, чтобы получить всю информацию о вашей экспертной деятельности в области русского авангарда еще до открытия выставки. Галерея  в свое время продала работы как раз этого направления коллекционерам Петеру и Ирене Людвиг. Как я понимаю, в галерее хотели точно узнать, какие именно произведения вы назовете на выставке сомнительными, и подозревала, что они - или, по крайней мере часть из них - как раз  были приобретены у нее...

Рита Керстинг: Да, Галерея Гмуржинска действительно подала в суд и через суд потребовала от Музея Людвига предоставить детальную информацию: на основании каких научных данных мы сделали свои экспертные заключения, их результаты и так далее, причем предоставить всё это до открытия выставки. Первая инстанция решила в пользу галереи, мы подали апелляцию, и суд высшей инстанции иск отклонил, потому что речь идет о научных изысканиях. С ними и с выводами, которые сделали эксперты, мы, конечно, познакомим на выставке. Это, собственно, ее главная цель.

Музей Людвига, кстати, еще раньше послал запрос в Галерею Гмуржинска, касающийся провенанса отдельных произведений: откуда они, как попали в галерею, где были до этого и так далее. Удовлетворительных ответов мы не получили. Мы пригласили также представителей галереи принять участие в симпозиуме в ноябре. Пока безрезультатно.

- Музей Людвига и дальше будет приобретать работы русских художников-авангардистов, несмотря на то, что их так часто подделывают и что так непросто установить подлинность произведений?

Рита Керстинг: Мы бы очень охотно это делали, но наш бюджет не позволяет. Подлинников русского авангарда чрезвычайно мало появляется на арт-рынке и стоят они сейчас огромные деньги, для нас - невозможные. Тем более мы рады, что Петер Людвиг так рано начал собирать русский авангард и благодаря ему в нашем собрании есть эти сокровища, эти шедевры.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама