Первая русская кругосветка, или Эшафот для адмирала Крузенштерна | История | DW | 19.11.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

История

Первая русская кругосветка, или Эшафот для адмирала Крузенштерна

19 ноября исполняется 250 лет со дня рождения адмирала Ивана Крузенштерна, который командовал первой русской кругосветной экспедицией. Знаете ли вы, что в ее ходе ему угрожал эшафот?

Иван Федорович Крузенштерн

Иван Федорович Крузенштерн

"Иван Крузенштерн, Мореплаватель, обогнувший Землю", - так называется книга, написанная его потомком Эвертом фон Крузенштерном (Ewert von Krusenstern), правнуком брата знаменитого мореплавателя, вышедшая по-русски в московском издательстве "Паулсен". В немецком оригинале она появилась еще в начале 1990-х годов, но это не умаляет ее оригинальности. Дело, прежде всего, в том, что документы, письма, другие материалы, рассказывающие о Крузенштерне, который возглавлял первое русское кругосветное плавание, разбросаны по разным странам, архивам, библиотекам. Чтобы изучить и систематизировать их, надо знать русский, немецкий, английский и эстонский языки.

Эверт фон Крузенштерн собрал и систематизировал эти документы и материалы и написал "биографию человека, а не только моряка", как говорится в аннотации к книге. И перед нами предстает вовсе не тот "парадный" образ обласканного властью мореплавателя, к которому мы привыкли.

Адам Иоганн фон Крузенштерн (Adam Johann von Krusenstern), ставший еще в юности Иваном Федоровичем, происходил из остзейских дворян. Родился он в отцовском поместье на территории сегодняшней Эстонии. В пятнадцать лет поступил в Морской кадетский корпус, который тогда находился в Кронштадте. Был выпущен досрочно в звании гардемарина на русско-шведскую войну. И так отличился в первых же боях, что сразу стал лейтенантом и получил почетное поручение сопровождать попавшего в плен вражеского адмирала и захваченный адмиральский штандарт.

Крузенштерн о коммерческих выгодах России

В 1793 году (ему было тогда всего 23 года) Крузенштерна вместе с другими русскими офицерами командировали на стажировку в британский торговый флот. Он увидел мир, совершил кругосветное плавание, побывал в Северной Америке, Китае и Индии, познакомился с тем, как развивается мировая торговля со странами Юго-Восточной Азии, в которой Россия практически не участвовала. Вернувшись на родину, написал обстоятельную (26 страниц) записку о том, в частности, как можно было бы выгоднее торговать пушниной, если использовать морской, а не сухопутный маршрут.

Но это предложение Крузенштерна царское правительство не заинтересовало. Проект, который рассматривали исключительно с точки зрения военных и непосредственных геополитических выгод, был отвергнут. Разочарованный Крузенштерн уехал в свое эстляндское имение, и три года занимался исключительно семейными делами. Но в 1802 году, когда сменились и император (на престол уже взошел Александр I), и многие высшие чиновники, снова подал свои предложения. На этот раз слова Крузенштерна о том, что необходимо и возможно улучшить коммерческие преимущества России в мировой торговле, которые страна, как он писал, до сих пор не использовала "по собственному нерадению", нашли отклик.

Император одобрил проект. Более того: когда стало ясно, что Российско-Американская компания, которая должна была финансировать и оснастить экспедицию, не в состоянии это сделать, государство взяло на себя значительную часть расходов.

Английские корабли для русского плавания

Корабли для первого русского кругосветного плавания хотели приобрести в Гамбурге, но подходящие нашли только в Англии. Купили два шлюпа: "Леандр", который переименовали в "Надежду", и "Темзу", переименованную в "Неву". Они были не в самом лучшем состоянии, пришлось даже в преддверии плавания менять такелаж "Надежды". Командовал более крупной "Надеждой" Крузенштерн, а "Невой" - Юрий Лисянский. Командовали по-разному: Крузенштерн - отечески-мягко, Лисянский - сурово, не чураясь и телесных наказаний.

Шлюп Нева у берегов острова Кадьяк. Рисунок Юрия Лисянского

Шлюп "Нева" у берегов острова Кадьяк близ Аляски. Рисунок Юрия Лисянского

Кроме команды и чиновничьей свиты представителя Российско-Американской компании Резанова, назначенного посланником в Японию, в составе экспедиции было много ученых: ботаников, географов, астрономов... Почти все они были этническими немцами и в начале кругосветного путешествия даже не говорили по-русски. Потом, конечно, научились.

За три года, с июля 1803 года до августа 1806 года, экспедиция побывала у мыса Горн и Островов Зеленого мыса, на Канарах и Гавайях, в Бразилии, Чили, Китае, Японии, Макао, на Камчатке и Сахалине... Звучит романтично, но на самом деле путешествие было вовсе не простым. Причем тяжелым его делали не штормы, не рифы, не враждебность туземцев, а амбиции Резанова, к которому царь благоволил и фактически поставил наравне с Крузенштерном главой кругосветной экспедиции. Резанов сразу стал вмешиваться в чисто морские дела: куда плыть, где останавливаться, - что вызывало естественное раздражение капитан-лейтенанта Крузенштерна и других офицеров.

Угроза эшафота

Огромную свиту Резанова с трудом разместили на флагманском корабле "Надежда", да еще Крузенштерну пришлось жить с ним вместе в довольно тесной капитанской каюте. Отношения между ними сложились сложные. Дело дошло до того, что (как описывал Крузенштерн в своем рапорте начальству) "господин Резанов в присутствии областного коменданта и более десяти офицеров, называл меня бунтовщиком, разбойником, казнь определил мне на ешафоте, другим угрожал вечною ссылкою в Камчатку".

Медаль участника экспедиции

Медаль участника экспедиции

Крузенштерн поставил ультиматум: "Ежели угодно Главному Правлению лишить меня команды всей Експедиции, то... быв подчинен Резанову, полезным быть не могу, а бесполезным быть не хочу".

С большим трудом генерал-губернатору Петропавловска, в гавани которого стояли тогда "Надежда" и "Нева", удалось помирить Крузенштерна и Резанова, и экспедиция отправилась дальше, в Японию. Резанов со свитой сошел на берег и ждал решения кайзера, который должен был его принять - или не принять.

Как рассказывал позже Чехов в своем очерке "Остров Сахалин", Резанов вел себя "крайне бестактно" и "потерпел полное фиаско". А вернувшись на корабль, узнал, что император Александр освободил его от дальнейшего участия в кругосветной экспедиции, приказав провести инспекцию русских поселений на Аляске. После это все вздохнули с облегчением.

Кадеты чтят мореплавателя

О результатах экспедиции, которые оказались очень успешными и не ограничивались только тем, что это было первое русское кругосветное путешествие, лучше всего рассказал сам Иван Федорович в своих трехтомных записках, которые вышли в Санкт-Петербурге одновременно на русском и немецком языках. Они были дополнены рисунками, планами, схемами течений… Одних только географических карт там больше ста.

Памятник Крузенштерну в Санкт-Петербурге

Памятник Крузенштерну в Санкт-Петербурге

Нет смысла пересказывать эти записки. О значении первого русского кругосветного путешествия и о российской славе адмирала Ивана Федоровича - Адама Иоганна - фон Крузенштерна говорит уже один тот факт, что после его смерти ставшие высшими офицерами бывшие выпускники морского кадетского корпуса, который Крузенштерн уже после экспедиции возглавлял в течение 16 лет, поставили ему на собственные средства памятник. Вышедшая сейчас книга помогает узнать больше об этом выдающемся человеке.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама