″Неправильно соболезновал″: родные и правозащитники о задержанных за комментарии в Сети | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 14.10.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

"Неправильно соболезновал": родные и правозащитники о задержанных за комментарии в Сети

За комментарии после гибели сотрудника КГБ в Беларуси задержали почти 200 человек. DW узнала, что говорят родственники некоторых из них и правозащитники.

Видео спецоперации в Минске

Видео спецоперации в Минске

Около 200 человек были задержаны в Беларуси за комментарии после гибели сотрудника КГБ. Их обвиняют в оскорблении представителя власти и разжигании социальной розни. При этом 73 задержанных правозащитники признали политзаключенными, заявив о репрессиях властей по отношению к инакомыслящим. Поводом для задержаний послужило происшествие 28 сентября, когда сотрудники КГБ Беларуси во время "специальных мероприятий" взломали дверь в квартиру программиста Андрея Зельцера на улице Якубовского в Минске. Тот, по данным СК, открыл огонь, были убиты сотрудник КГБ и сам Зельцер.

Задержания прошли по всей стране - в Минске, Гродно, Гомеле, Бресте, Витебске и других городах. DW пообщалась с родственниками некоторых из задержанных.

Активист из Гомеля

"Илья ушел из дома утром, а в обед позвонил и сказал, что его задержали. Как происходило задержание, никто не видел", - рассказывает Валентина Миронова, мать гомельского активиста Ильи Миронова, которого арестовали 30 сентября. Он известен тем, что написал более 2,5 тысяч писем политзаключенным.

Илья Миронов (на переднем плане)

Илья Миронов (на переднем плане)

После задержания в одном из провластных Telegram-каналов появилось видео, на котором Миронов извиняется за то, что написал в Facebook о трагедии на ул. Якубовского. На странице активиста действительно есть пост, в котором он высказывает соболезнование семье программиста Андрея Зельцера. Валентина Миронова предполагает, что это могло послужить основанием для задержания сына - "неправильно соболезнования выразил". "Адвокат посетил Илью, рассказал, что он держится хорошо, не жалуется, - говорит женщина. - У меня тоже приняли для сына передачу, получила от него уже три письма".

По словам Валентины Мироновой, Илье продолжают приходить ответы на письма, которые он отправлял политзаключенным - они пока не знают, что он тоже уже не на свободе.

Библиотекарь из Крупок

По уголовному делу, возбужденному за комментарии в интернете после гибели сотрудника КГБ Дмитрия Федосюка и IT-специалиста Андрея Зельцера, была задержана и библиотекарь из города Крупки Минской области Юлия Чамлай.

"О задержании я мало знаю. Юля живет вместе с сыном и родителями. Мама пришла почти к тому моменту, как они уходили. Юля была в нормальном состоянии, не подавлена, думала, что вернется через пару дней", - сообщила DW сестра задержанной Ольга. По ее словам, сейчас Юлия Чамлай находится в тюрьме в Жодино, в целом чувствует себя нормально.

"Юля добрая и честная, в ней еще живут, я бы сказала, юношеские идеалы, когда веришь в любовь, добро и справедливость. В прошлом году сестра закончила университет в Витебске, получила диплом художника-преподавателя, но работает по первой специальности в детской библиотеке, воспитывает сына", - рассказала Ольга.

73 человека признаны политзаключенными

73 человека, задержанные по "делу Зельцера", в том числе Илья Миронов и Юлия Чамлай, 6 октября были признаны политзаключенными. В заявлении правозащитников отмечается, что в Беларуси аресты и лишение свободы стали инструментом репрессий в отношении инакомыслящих.

Скриншот кадра, на котором мужчина держит в руках охотничье ружье

Скриншот кадра, на котором мужчина держит в руках охотничье ружье

"Уголовная ответственность за разжигание иной социальной вражды или розни следствием и судами селективно и дискриминационно применяется исключительно для защиты институтов власти, причем выделение представителей власти, сотрудников органов внутренних дел, государственных служащих, военнослужащих и т.п. в качестве социальных групп, подпадающих под защиту в этом контексте, нам представляется необоснованным", - также говорится в документе.

По словам правозащитников, нет сведений о том, чтобы задержанные "призывали к насильственным действиям по национальному, этническому, расовому, религиозному признакам".

Логика властей - в рамках войны, а не закона

"Логику белорусских властей надо обсуждать не в рамках закона, а в рамках войны. Недавно журналист гостелеканала СТВ Григорий Азаренок утверждал, что нет больше журналистской этики, а есть солдаты информационной войны и те, кто делает прогноз погоды. В этой парадигме принимаются такие решения", - прокомментировал массовые задержания юрист, ответственный за вопросы юстиции Народного антикризисного управления и Координационного совета белорусской оппозиции Михаил Кирилюк. По его словам, власти очень опасаются вооруженного сопротивления, поэтому готовы сажать в тюрьму даже за комментарии.

"Совершенно очевидно с юридической точки зрения: единственный комментарий, который может повлечь уголовную ответственность, - это комментарий с призывами к насильственным действиям в отношении силовиков. Если кто-то написал, например, "Андрей Зельцер - герой", то он имеет право считать его героем, так же как имеет право написать "Кастусь Калиновский - герой". Или губернатор Муравьев из России вешал повстанцев (речь о Михаиле Муравьеве, подавившем польское восстание 1863 года. - Ред.), а кто-то ставит в Faсebook аватарки с ним, говорит, что он классный парень. С этим ничего нельзя сделать, это свобода слова", - отмечает собеседник DW.

Кирилюк добавляет, что в некоторых странах есть законы о недопустимости оправдания нацизма, но они не могут быть применены к белорусской ситуации. По словам юриста, аналогичное законодательство, которое недавно появилось в Беларуси, стало инструментом борьбы с политическими оппонентами, а не с какими-то пронацистскими партиями, которых в стране нет.

Смотрите также:

Смотреть видео 26:28

Чего боится Лукашенко и почему Путин - заложник Минска. Политтехнолог Виталий Шкляров #вТРЕНДde

Аудио- и видеофайлы по теме