Встреча в Сочи: о чем на самом деле говорили Путин и Лукашенко | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 25.02.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Встреча в Сочи: о чем на самом деле говорили Путин и Лукашенко

Аналитики с нетерпением ждали первой c сентября встречи Лукашенко и Путина, по итогам которой сами ее участники пока не высказались. О чем шла речь и как изменятся отношения России и Беларуси - у DW.

Владимир Путин и Александр Лукашенко во время переговоров в Сочи, 22 февраля

Владимир Путин и Александр Лукашенко во время переговоров в Сочи, 22 февраля

В Кремле довольны результатами переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко, заявил 24 февраля пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. "В целом встреча была очень полезной, своевременной, конструктивной и откровенной. Президент России весьма позитивно оценивает итоги состоявшейся встречи", - рассказал он, уточнив, что особое место среди обсуждавшихся тем занимала экономика.

На следующий день после поездки Лукашенко в Сочи, его шестичасового общения с Путиным и возвращения в Минск собеседники снова говорили друг с другом - по телефону. А потом у Лукашенко был еще телефонный разговор с зампредом Совета Безопасности РФ Дмитрием Медведевым. Эти звонки породили массу версий о том, чему на самом деле были посвящены переговоры в Сочи, что решили их участники, и как это повлияет на отношения России и Беларуси. 

После прежней встречи Путина и Лукашенко многое изменилось

"Я думаю, что после переговоров Путину и Лукашенко потребовались консультации с техническими специалистами, проведя которые и получив нужную информацию, они вновь и созвонились. Если мы посмотрим на повестку дня, станет очевидно, что речь идет, скорее всего, о системе предупреждения о ракетном нападении (СПРН)", - так в интервью DW объяснил происшедшее минский военный эксперт Александр Алесин.

Alexander Alesin

Александр Алесин

Как поведал 23 февраля близкий к пресс-службе Лукашенко Telegram-канал "Пул первого", руководители России и Беларуси обсуждали, среди прочего, кооперацию в ВПК и усиление совместных оборонных систем. Что касается военно-технического сотрудничества, то, видимо, говорили о продолжении использования Москвой РЛС "Волга" на узле СПРН "Барановичи", считает Александр Алесин.  

"С сентября прошлого года случилось очень много событий - и отравление "Новичком" господина Навального, и приход к власти в США Джо Байдена, у которого совсем другие установки относительно сдерживания России и Китая, и трагическое ухудшение отношений между Евросоюзом и РФ. Сейчас у Москвы совсем другие проблемы, которые надо решать немедленно. В их свете роль Беларуси - как передового рубежа, противовоздушного и противоракетного щита - становится очень важной. А такие "мелочи" как демократия и конституционная реформа в Беларуси просто отходят на второй план, особенно после того, как в России прошли акции протеста, аналогичные белорусским", - продолжает эксперт.

Конституционная реформа в Беларуси откладывается?

После сентябрьской встречи и президент Владимир Путин, и глава МИД России Сергей Лавров не раз поднимали тему конституционной реформы в Беларуси, фактически рассматривая ее как начало диалога властей с обществом для разрешения острого политического кризиса, в котором оказалась РБ после президентских выборов 9 августа и последовавших за ними массовых протестов.

Реформа конституции в Беларуси - то, как о ней пишут СМИ России - никоим образом не согласуется с позицией Минска и его интересами, констатирует аналитик провластного объединения "Белая Русь" Петр Петровский. "Белорусский сценарий предусматривает сохранение сильной власти, формирование так называемого "коллективного Лукашенко". А те силы, что лоббируют конституционную реформу, видят ее как инструмент внедрения либеральной модели с парламентской формой правления", - указал он в интервью DW.

Игорь Лещеня

Игорь Лещеня

"Лукашенко ехал в Сочи, чтобы убедить Путина - положение в стране под контролем, а значит, транзит власти можно вполне растянуть на 5 лет. Думаю, более или менее успешно он эту задачу выполнил", - заявил в беседе с DW экс-посол Беларуси в Словакии, бывший помощник Лукашенко по вопросам внешней политики Игорь Лещеня, который ушел со своего поста, протестуя против действий властей после выборов президента и поддерживая протестующих. По его словам, Кремль сделал вид, что согласен с такой оценкой, но тема транзита власти в Беларуси не снята им с повестки дня, а лишь отложена. "Цель России не в том чтобы, просто убрать Александра Лукашенко, а в том, чтобы заменить его человеком понятным и устраивающим Москву. И тут идет игра в долгую, на перспективу Лукашенко ищут замену", - не сомневается Лещеня.

"Политика - это всегда тяжелый выбор из того, что есть. Сейчас не видно некоего молодого, энергичного, прозападного и одновременно пророссийского кандидата в президенты Беларуси. Выбор у нас такой - или Лукашенко, или Тихановская. Я не удивлен, что руководство России выбрало Лукашенко и будет работать с ним дальше", - делится с DW Владимир Жарихин, эксперт по Беларуси из московского Института стран СНГ. По его словам, надо взаимодействовать именно с тем, кто является по факту руководителем страны.

Андрей Суздальцев

Андрей Суздальцев

Между тем политолог из Высшей школы экономики (ВШЭ) Андрей Суздальцев утверждает, что выбор в пользу Лукашенко Москва вовсе не сделала даже на краткосрочную перспективу, и скептически оценивает итоги переговоров в Сочи. "Можно игнорировать общественное мнение в России, которое уже списало Лукашенко, но ведь и в Москве есть понимание того, что даже в формате инвестиций давать денег под Лукашенко бессмысленно. Есть понимание того, что сейчас Лукашенко политический "подранок", даже не "хромая", а "безногая утка", а в этом состоянии он может натворить бед", - написал Суздальцев в своем Telegram-канале. 

Какими будут отношения Беларуси и России

По оценке Александра Алесина, однако, отношения Москвы и Минска возвращаются к формату, на сохранении которого всегда настаивал Лукашенко: поскольку Беларусь критически важна для обеспечения безопасности России, Кремль должен щедро дотировать белорусскую экономику, не настаивая на углубленной интеграции ни в политической, ни в хозяйственной сферах.

Порт в Приморске, где будет происходить перевалка белорусских нефтепродуктов

Порт в Приморске, где будет происходить перевалка белорусских нефтепродуктов

Ведь дотирует же Германия через ЕС Грецию, у которой долгов сильно больше, чем у Беларуси, так почему же Москва не может оказать поддержку Минску, задает риторический вопрос Владимир Жарихин. И признает, что, строя тесные отношения с партнером, всегда приходится чем-то жертвовать: "В нашем Союзном государстве мы рассматривает Беларусь как в определенной степени дотационный регион. В конце концов, в самой России есть дотационные регионы, и мы же на этом основании не говорим: "Ребята, выходите из состава страны, а то нам приходится платить за вас". Сейчас, учитывая конфронтацию с ЕС, задачей является консервативная стабилизация - сохранение того, что существует в отношениях Москвы и Минска. Возможно, оно не всегда нам нравится и удобно, но это лучше, чем, например, то, что есть в отношениях с Украиной, отмечает Жарихин.

Александр Алесин считает, что в долгосрочной перспективе Путин делает ставку на привязку Беларуси к России с помощью экономической кооперации. Последний пример - перенаправление маршрутов экспорта белорусских нефтепродуктов из портов Литвы и Латвии в российские.

Петру Петровскому этот пример не нравится. "Из-за того, что Беларусь сейчас в не очень выгодным положении в связи с событиями лета прошлого года, у некоторых групп влияния в РФ появились возможности удовлетворить свои экономические аппетиты с помощью давления, в том числе политического и административного", - сетует Петровский, указывая на то, что транзитом белорусских нефтепродуктов займется РЖД, а не БЖД. Будущее отношений Москвы и Минска он связывает с проблемой транзита власти в России в 2024 году и борьбой различных, как он выразился, "башен Кремля", которая отразится и на двусторонних связях.

Формально сохранится название "Союзное государство", но на самом деле все превращается в то, что есть сплошь и рядом во всем мире - максимально тесный союз двух государств, постепенное сращивание экономик, подвел итог Владимир Жарихин.

Смотрите также:

Смотреть видео 13:33

Рвем отношения с Европой. Лукашенко о власти. “Умный город” против граждан – "Заповедник", выпуск 158

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме