#MeTwo: в Германии заговорили жертвы ксенофобии и расизма | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 10.08.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

#MeTwo: в Германии заговорили жертвы ксенофобии и расизма

Есть ли ксенофобия в Германии? Творческие люди - выходцы из семей мигрантов из Ирана, Турции, Ганы и Таджикистана - рассказали DW о том, сталкивались ли они с дискриминацией.

Хэштэг #MeTwo возник после ухода из национальной сборной ФРГ по футболу ее немецко-турецкой звезды Месута Озила (Mesut Özil). Он поднял тему расизма, и ее подхватили в соцсетях многие жители Германии. Ежедневно в немецкоязычном интернете появляются все новые горькие и грустные истории о ксенофобии. Наши собеседники - творческая интеллигенция Германии, не понаслышке знакомая с темой.

Михель Абдоллахи, телеведущий, журналист, "крестный отец" поэтического слэма. Родился в 1981 году в Тегеране, в Германии живет с 5 лет.

"В Германии расизм есть, это нам всем известно. Все, кто здесь подпадает под определение "мигрант", знают, что он проявляется в двух формах - это подсознательный бытовой и ярко выраженный мерзкий расизм. Я с этим сталкиваюсь ежедневно - достаточно просто взглянуть на мои странички в соцсетях Facebook и Twitter. А теперь об этом наконец-то заговорили. Люди начали рассказывать о пережитом, однако в ответ вынуждены выслушивать "Да вы все это выдумываете!" и тому подобное. Это тяжело.

Михель Абдоллахи

Михель Абдоллахи

Наши политики вообще ничего не сделали для того, чтобы у нас в Германии стало меньше расизма. А ХДС, как одна из правящих партий, каждый день предоставляет людям все больше возможностей беззастенчиво и во всеуслышание демонстрировать свою ксенофобию.

Мой дом - Германия. Иран - это часть меня, это место, где мне хорошо, но я там больше не живу, не принимаю участия в общественной жизни. Хотя я не верю, что когда-нибудь в Германии все будут считать меня немцем. Впрочем, это меня не волнует. Мне больно только, когда мне говорят: езжай работать в свою страну. Это для меня неприемлемо. В отношении дискуссии с #Me Two я особых иллюзий не питаю - расизм никуда не денется. Однако возможно кое-кого она заставит задуматься. Разумеется, не тех, кто выбирает расизм осознанно, а тех, кто не ведает, что говорит. Может быть, теперь они поймут, как глубоко ранят и влияют на людей их слова".

Яна Франк, иллюстратор, дизайнер, автор книг, одна из самых популярных русскоязычных блогеров. Родилась в 1972 году в Душанбе, в Германии живет с 18 лет.

"Большинство немцев опознают меня как человека "с миграционным фоном". У меня очень хороший немецкий - он родной, но легкий акцент иногда проскакивает. К тому же у меня довольно "азиатский" вид. Но никто ни разу, ни в какой форме меня из-за этого не притеснял. Скорее проявляют любопытство. Узнав, какие крови во мне намешаны, обычно восклицают "здорово!" и "как интересно!".

Я не пытаюсь казаться немкой, или как-то так делать, чтобы меня не опознавали как "иностранку", я спокойно живу в Германии, такая как есть. Моя мама, в отличие от меня, говорит с выраженным акцентом. И тоже натыкается исключительно на дружелюбие. Сын, который родился здесь, но выглядит тоже не "чистым арийцем", за всю свою жизнь был вовлечен в драку один раз - с мальчиком, незадолго до этого приехавшим из России.

Яна Франк

Яна Франк

Однако я слышала, например, от африканских или арабских друзей здесь, что они периодически сталкиваются с предрассудками. Так что не буду утверждать, что этого в Германии нет. Возможно, я просто не самый показательный пример и вызываю меньше фобий и агрессии, чем некоторые другие.

Когда по-настоящему сталкиваешься с подобным, это больно и страшно - я помню по жизни в Таджикистане. Наверное, единственное, что тут можно сделать, - стараться не проецировать этот опыт на всех вокруг, сохранять  спокойствие и улыбаться людям. И не ждать от всех какого-то удара. Потому что в целом в Германии очень много открытых людей.

Происхождение человека, его культура, национальные и расовые особенности - важная часть его жизни. И глупо это отрицать. Почему нельзя спокойно жить со своими особенностями и так же спокойно относиться к чужим? Мне кажется, что за расизм, как и прочие виды фанатизма, люди хватаются, когда им плохо, они не видят выхода и не могут разобраться в причинах своих проблем. Если же им помогать развиваться и расти, такие вещи станут для них слишком мелочными и примитивными. Бороться с ксенофобией нужно всем и везде: через обучение, образование и расширение кругозора!".

Идиль Байдар, актриса, стендап-комик, видеоблогер. Родилась в Германии в городе Целле в 1975 году. Ее родители - иммигранты из Турции.

"Если я сообщу в полицию, что меня дискриминируют или оскорбляют, используя расистские высказывания, за этим не последует никаких действий. На политическом уровне я не вижу никакого стремления бороться с бытовым расизмом. Есть желающие запустить один-другой гламурный проект, а действительно что-то менять, дать определение проявлениям расизма и наказывать за них - это никого не интересует. 

Идиль Байдар

Идиль Байдар

Германия для меня - страна, в которой я живу. Правда, не знаю, как долго это продлится, - все зависит от того, куда эта страна движется. Но я уже подыскиваю альтернативные варианты на случай успеха АдГ, если правый радикализм восстановит статус-кво. Из обсуждения темы принадлежности к народу Германии я вышла. Я - Идиль, я - человек. Ощущать принадлежность к какой-либо нации я от себя не требую. С раннего детства я не задумывалась о том, что "нужно быть немкой", потому что фактически я ею и была.

Потом, в процессе взросления, мне стали приписывать отличия и категории. Меня "мигрантизировали", несмотря на то, что я родилась в Германии и моя социализация проходила исключительно в немецком духе. Но я больше и не спорю. И уже не называю себя немкой. Я - иностранка с немецким паспортом. И больше не допущу, чтобы кто-то другой мне указывал, до какой степени я немка".

Й'акото, или Дженнифер Йа Акото Киек, певица, автор песен. Родилась в Гамбурге в 1988 году. Ее мать - из Германии, отец - из Ганы.

"Что вообще значит "немец" или "не немец"? В эпоху глобализации такие рассуждения кажутся устаревшими и старомодными. Я верю в транснациональную и интернациональную идентичность. При этом в Германии тебя чуть ли не заставляют признавать свою принадлежность к одной стране, одной культуре и одному паспорту, что мне кажется весьма обременительным, поскольку это сдерживает развитие общества.

Й'акото

Й'акото

Кроме того, для людей, идентифицирующих себя с двумя культурами, это еще и обидно. Ошибка, которую совершают многие "бикультурные" люди, - из последних сил болезненно пытаться подстроиться под эту немецкую систему. Я не стремилась подружиться с детьми, которые дразнили меня в школе, а вместо этого нашла себе подобных и создала с ними свою первую музыкальную группу.

Хорошо, что в соцсетях развилась дискуссия #MeTwo, - начался обмен мнениями. Но гораздо важнее, чтобы за этим последовал новый шаг: нам необходимо принимать системные, основанные на научном подходе меры против ксенофобии. О бытовом расизме должны говорить в школах, еще с детского сада дети должны обучаться правильному межкультурному общению. Ведь глобализация - это реальность, и ее не остановить".

Смотрите также:

Смотреть видео 01:11
Now live
01:11 мин

Зачем художник исписал оскорблениями вход в офис Twitter в Гамбурге

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме