Комментарий: Политические убийства - дело рук не преступников-одиночек | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 28.01.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Политические убийства - дело рук не преступников-одиночек

Преступники, совершающие убийства политиков, - редкость, но они почти никогда не действуют изолированно от общества. Недооценка среды, окружающей преступников, мешает установить истину, указывает Ханс Пфайфер.

В Касселе прощаются с Вальтером Любке (Фото из архива)

В Касселе прощаются с Вальтером Любке (Фото из архива)

Воскресный вечер 24 сентября 2017 года. Глава административного округа Кассель, христианский демократ Вальтер Любке (Walter Lübcke) пока еще жив. Политически он настроен на одну волну с федеральным канцлером Ангелой Меркель (Angela Merkel), разделяет ее лозунг "Мы справимся!" и упорно работает над успешной интеграцией десятков тысяч беженцев в Германии.

Но этот воскресный вечер 2017 года стал моментом триумфа для противников немецкой миграционной политики, триумфом противников Вальтера Любке в Германии. Потому что правопопулистская партия "Альтернатива для Германия" (АдГ), используя риторику, направленную против иммигрантов, добивается в этот день впечатляющего успеха на выборах в бундестаг. Она опьянена успехом. А вечером ее лидер Александр Гауланд (Alexander Gauland), выступая перед камерами под аплодисменты своих сторонников, произносит слова, ставшие лейтмотивом будущей политики АдГ: "Мы будем на них охотиться, мы всегда будем преследовать госпожу Меркель или кого угодно - и мы вернем себе нашу страну и наш народ".

Мотив преступления: ненависть

Два года спустя Вальтер Любке мертв. Застрелен на террасе  собственного дома. Убийца, Штефан Эрнст - правый экстремист. Мотив его поступка: ненависть к немецкой политике в отношении беженцев. Ненависть к человеку, который ее олицетворял: Вальтеру Любке.

Ханс Пфайфер

Ханс Пфайфер

Александр Гауланд не был знаком с преступником. Между ними нет никаких связей. Во всяком случае, с юридической точки зрения. Но политическая взаимосвязь все же прослеживается. АдГ с ее многолетним шквалом ненависти сформировала определенное настроение в Германии. Она науськивала людей. Против беженцев. Против мигрантов. Против политических противников. При этом партия всегда отвергала любую попытку возложить на нее ответственность за совершенные крайне правыми преступления на почве ненависти. Ее позиция: власть таким образом хочет заткнуть рот любым оппонентам правительства. АдГ ведет себя как библейский Понтий Пилат и умывает руки, изображая невинность.

Преступник Штефан Эрнст получил за свое преступление максимальное наказание, возможное в Германии: пожизненное заключение. Кроме того, Верховный суд Франкфурта-на-Майне отнес совершенное им преступление к особо тяжким, что практически исключает досрочное освобождение. Это наказание справедливо. И дает важный сигнал в среду правых экстремистов.

Опасные политические последствия

Так почему же, несмотря на это, процесс и приговор оставляют чрезвычайно неприятное ощущение? Потому что второй подсудимый, Маркус Х. освобожден в зале суда. Друг стрелка был оправдан по обвинению в пособничестве убийству и получил лишь условный срок за незаконное владение оружием.

Помимо вопроса о том, насколько уместно такое мягкое наказание - обвинение требовало для него почти десяти лет лишения свободы - оно имеет и политические последствия. Потому что близкий к преступнику человек из готовой к насилию среды правых экстремистов снова подвергся лишь мягкому осуждению. И прошлое показало, как принимаются такие приговоры: их празднуют.

И это очень опасный момент: преступники, совершающие убийства политиков, - редкость, но они почти никогда не действуют изолированно от общества. И убийство Вальтера Любке это наглядно демонстрирует. Радикализация Штефана Эрнста происходила под воздействием демонстраций, выступлений и настроений определенной части социума. И под воздействием призывов АдГ.

И прежде чем совершить преступление, он также контактировал с другими людьми, с которыми делился своей ненавистью. В реальном или виртуальном мире. Эта мешанина приводит к тому, что политические преступники, такие как Штефан Эрнст, видят себя частью миссии: они совершают преступления во имя своих политических представлений.

Когда невозможно установить истину

То, как завершился этот процесс, позволяет правым экстремистам прийти к простому выводу: если вы не принимаете непосредственного участия в преступлении и не оговорите себя в суде, вам не нужно опасаться серьезных последствий. Огромное значение среды, окружающей преступников, часто игнорируется в уголовных процессах в Германии. И, как результат, многие суды не достигают одной из своих основных целей: установления истины. Потому что отчасти правда в том, что политические преступления не знают преступников-одиночек. Они всегда несут на себе отпечаток настроений в обществе.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:09

Убийство политика в Германии - дело рук ультраправых? (19.06.2019)

Аудио- и видеофайлы по теме