Комментарий: Кремль испугался хабаровского Майдана? | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 12.10.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Кремль испугался хабаровского Майдана?

Кремль понимает лишь право сильного, потому никогда не идет на компромисс. Он может потерпеть, но как только оппонент расслабится, то тут же получит дубинкой по голове, пишет Иван Преображенский.

Задержание участников акции протеста в Хабаровске, 10 октября

Задержание участников акции протеста в Хабаровске, 10 октября

После трех месяцев непрерывных протестов в Хабаровском крае местные власти впервые пошли на жесткое применение силы. Вполне по-московски, где силовики давно не стесняются, ОМОН задержал десятки человек, паре потребовалась медицинская помощь, причем одному из них сломали нос. Протестующие ответили повторным - уже вечерним - митингом, на котором, как пишет хабаровская пресса, большинство составили мужчины. Могло ли насилие быть применено без прямой санкции из Кремля, и почему власти вообще пошли на такой шаг?

Взять протестующих измором

Классическая тактика российских властей, которую они начали применять в общении с любыми оппозиционными движениями с 2011 года, - это изматывание. Там, где протест можно подавить сразу, - его подавляют как в Москве в 2019 году. В случаях, когда противник слишком силен, Кремль имитирует поиск компромисса, вступает в переговоры, лицемерно соглашается на часть требований. Затем раскалывает оппозицию, изолирует самых активных лидеров, ждет, когда остальные перессорятся, люди устанут, протесты станут немногочисленными - и только потом выпускает ОМОН.

В Хабаровске Кремль и лояльные ему краевые власти после ареста губернатора Сергея Фургала использовали промежуточную между этими двумя схемами. С одной стороны, митинги были слишком многочисленны, чтобы их разгонять. Да и лояльность местных силовиков и хабаровских чиновников находилась под вопросом. Было не вполне ясно, исполнит ли местный ОМОН приказ лупить протестующих; не придет ли он им на помощь, если попробовать, как это часто в России делается, завезти силовиков из других регионов.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Для мгновенного силового подавления ресурсов оказалось недостаточно еще и потому, что протесты шли по всему Хабаровскому краю, а также в некоторых соседних регионах. Применение силы могло вдобавок спровоцировать обратную реакцию, когда число протестующих начало бы стремительно расти.

Однако первый испуг в Москве прошел, и выяснилось, что хабаровские протестующие не собираются строить баррикады или штурмовать административные здания. Тех, кто призывает к каким-то более активным действиям, чем митинги, в Хабаровске опасливо называют провокаторами. Не получается возглавить этот протест и у столичных оппозиционеров - они чужаки для края, хотя, скажем, штаб Алексея Навального в Хабаровске достаточно активен.

В общем, выяснилось, что протест можно практически игнорировать, а протестующих - брать на измор. Не применять силу, но штрафовать и постепенно "изымать из обращения" активистов, запугивая или задерживая их, а ситуацию в регионе постоянно мониторить, дожидаясь "лучших времен". Так федеральные власти и вели себя сами, а также велели поступать врио губернатора Михаилу Дегтяреву.

Тонкий расчет властей?

И вот вдруг началось в целом для России традиционное брутальное применение силы. Оказалось, что все необходимое - омоновцы, автозаки - в Хабаровске есть. И первая мысль - Кремль все рассчитал, дождался спада протестных настроений, нанятые им социологи и политтехнологи дали отмашку, мол, можно. И в ход пошли дубинки.

Если это предположение верно, а кремлевские кураторы Хабаровского края не ошиблись в своих оценках, то теперь протесты резко затухнут. Оставшихся активистов переловят и отмутузят в ходе следующих пары попыток организовать митинги. А потом, может быть, в Хабаровск даже привезут судить обвиняемого в организации убийства Сергея Фургала.

Протестующие этого требовали изначально, но Кремль никогда не идет на уступки, считая это слабостью. Теперь же это предлагает предшественник Фургала Вячеслав Шпорт - тот самый, что проиграл ему выборы в 2018 году, несмотря на поддержку Москвы и лично Владимира Путина. Шпорта трудно заподозрить в теплых чувствах к Фургалу, так что, скорее всего, планируется показательное судилище, а для этого нужны тишина и послушность местного населения, которое должно счесть новые протесты бесполезными.

Страх Кремля перед Майданом

Но есть вариант, что эти догадки ошибочны. Во-первых, аналитическая обслуга региональных властей и администрации президента могла и ошибиться. И протесты не сойдут на нет, напротив, масштаб их вырастет. Во-вторых, есть шанс, что это был фальстарт. Наверняка, ОМОН был скрыт на площади Ленина и во время прошлых митингов, едва ли не все эти три месяца. И тут вдруг началось установление палаток.

Один звонок в Москву с вопросом, надо ли применить силу. Собеседник не видит ситуацию и не может оценить опасность трех палаток в холодное время года на центральной площади Хабаровска, в которых вряд ли кто-то рискнет остаться ночевать. Зато у любого российского чиновника при словосочетании "устанавливают палатки" в мозгу должно возникнуть и замигать красными буквами слово "Майдан". И, конечно, он сразу прокричит в трубку: "Разгоняйте немедленно!".

Так что пока нельзя говорить, что власти угадали момент, и протесты в Хабаровске подавлены за один день. Как там будет развиваться ситуация, покажут ближайшие недели.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:43

Хабаровск протестный: что жители города думают о Кремле и Фургале

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама