Женский взгляд на войну: как оценили ″Дылду″ в Германии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 22.10.2020

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Женский взгляд на войну: как оценили "Дылду" в Германии

22 октября в немецких кинотеатрах выходит фильм Кантемира Балагова "Дылда". Что говорят о нем в Германии?

Сегодня в Германии выходит в прокат драма Кантемира Балагова "Дылда". Его работа о женщинах в послеблокадном Ленинграде получила приз Каннского фестиваля за лучшую режиссуру в конкурсе авторского кино. Как фильм оценили немецкие критики?

"Больница полна физически и психически искалеченных войной пациентов, но в первую очередь Балагова интересуют Ия и Маша, а именно - непривычный женский взгляд на войну. Во-первых, это их военный опыт: обе женщины не сидели в ожидании своих мужей с фронта как в песне "Катюша", а воевали сами. Во-вторых, их состояние после войны: Ия и Маша недостойны сострадания, они не тащат на своих плечах надежду на скорейшее восстановление", - отмечают журналисты портала Critic.de

Критик отмечает, что хоть режиссер и переходит все границы, Балагов показывает дружбу и даже, может быть, - этот момент остается открытым - любовные отношения.

"Теснота". Часть вторая?

Если бы Кантемир Балагов не назвал бы свою дебютную полнометражную работу "Теснота", такое имя можно было бы дать его второму фильму, считает автор издания Kino-Zeit Лукас Барвенчик (Lucas Barwenczik). И вот почему: "Дылда" - это фильм о близости, красоте тесных объятий и нежных прикосновениях палача. Прежде всего это драма об отсутствии дистанции, которая сужается между зрителем и происходящим на экране: свободное пространство в кадре заполняется все больше и больше. Приближается к зрителю и болезненная близость того времени: послевоенный Ленинград 1945 года, дефицит и холод. После длительной блокады кажется, что сам город травмирован".

При всей эмоциональной тяжести "Дылда" не тяготит зрителя. Это не драма сама по себе, она даже оказывает утешительное действие. В фильме есть хорошие и плохие, но никак не чистые поступки. "Помощь может навредить, а смерть - освободить", - считает Барвенчик. Критик говорит и о недостатках фильма: "Некоторые повороты угадываются, но это встречается довольно редко. Иногда бывает даже слишком заумно и ожидания не оправдываются. Какие-то эмоциональные сцены специально пропущены, как будто фильм их просто вытеснил". Несмотря на это, в Kino-Zeit называют этот фильм невыносимо красивым и хвалят режиссера за хорошую работу с цветом. "Балагову удалась великолепная история любви".

Свет прорывается сквозь тьму

"Приемы, при помощи которых картина добилась успеха, очень просты, но работают они только потому, что обращаются с ними виртуозно. Практически в каждом кадре камера приближается все ближе и ближе к телу героев, но заметить это можно только при втором просмотре", - считают критики газеты Neues Deutschland. По их мнению, сделано это, чтобы сказать зрителю "пожалуйста, заметьте это и обратите внимание на то, что здесь происходит".

Еще одно достоинство картины: Балагов смотрит на тех, кому не место в национальных героических рассказах. В "Дылде" можно увидеть то, о чем так мало сказано: женщины, вернувшиеся с фронта и отношение к ним в обществе. Например, Маша в глазах партийного чиновника - просто проститутка, которая достойна только презрения.

В газете Berliner Zeitung считают, что "Дылда" - это история о тревожном возвращении к нормальной жизни. Критик Герхард Миддинг (Gerhard Midding) убежден, что в Германии про главную героиню Ию сняли бы милосердную драму об отстранении, но у Балагова совсем другие представления. Он разглядел в ней необычную красоту и специально поставил рядом двух поклонников. Критики отмечают и операторскую работу Ксении Середы: теплый свет не затушевывает боль, страдания и лишения. "Скорее, он уютно обнимает фигуры. Он прорывается сквозь тьму", - пишет Миддинг.

В Berliner Zeitung вспоминают, что еще в "Тесноте" Балагов показал свой талант в изображении портретов женщин в узкой, удушающей обстановке. В "Дылде" он доказал это еще раз.

Смотрите также:

Контекст