Может ли немецким политикам повредить каминг-аут | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 11.06.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Может ли немецким политикам повредить каминг-аут

Ровно 20 лет назад бывший бургомистр Берлина Клаус Воверайт произнес фразу, которая облетела весь мир и проложила дорогу для каминг-аутов в немецкой политике.

Ровно двадцать лет назад, 10 июня 2001 года, в политической и общественной жизни Германии произошло сенсационное событие. Выступая на трибуне по поводу выдвижения своей кандидатуры на пост бургомистра Берлина, член Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Клаус Воверайт (Klaus Wowereit) совершил свой каминг-аут. Его признание "Я гей, и это окей" ("Ich bin schwul und das ist gut so") вызвало шквал оваций в зале и стало крылатой фразой, тут же разлетевшейся по всему миру. Клаус Воверайт стал первым немецким политиком, который совершил свой каминг-аут и этим смелым поступком проложил дорогу своим коллегам разных политических партий. Но об этом чуть позже.

Как Воверайт пришел в политику

Клаус Воверайт - коренной берлинец. Он родился в небогатой семье, в которой росли еще пять детей. Будучи подростком, Клаус начал интересоваться политикой и в 19-летнем возрасте вступил в Социал-демократическую партию Германии. Он был первым в семье, кто получил высшее образование, окончив юридический факультет Свободного университета Берлина.

Проработав десять лет в муниципалитете Берлина, Клаус Воверайт быстро начал продвигаться по партийной лестнице, и вскоре товарищи по партии выдвинули его кандидатуру на пост правящего бургомистра. За четыре месяца до выборов Воверайт сумел достичь такой популярности, что обеспечил своей партии победу. Политологи утверждали, что популярность Воверайта повысилась не в последнюю очередь из-за его добровольного каминг-аута на партийном съезде.

Сексуальной ориентации берлинского мэра можно было бы не уделять столько внимания, если бы сам Воверайт не сделал ее частью имиджа столицы. Правда, в начале правления он еще скрывал от широкой общественности своего партнера - нейрохирурга Йорна Кубики (Jörn Kubicki), с которым был вместе с 1993 года. Однако после второй победы на выборах в 2006 году Клаус Воверайт приветствовал своих избирателей, прилюдно обнимая своего партнера во время вступления в должность. Именно при Клаусе Воверайте Берлин приобрел репутацию толерантного, открытого, молодежного города, в который устремились туристы со всего мира.

Какой Берлин достался Воверайту

Клаус Воверайт пришел к власти, когда Берлин находился на грани банкротства. После падения Берлинской стены десятки тысяч рабочих мест были сокращены, многие берлинцы жили на пособия по безработице. В 90-е годы Берлином правили христианские демократы, которые были замечены в крупных денежных махинациях и накопили огромные долги.

Еще более рискованным и провокационным, чем признание своей гомосексуальности было решение мэра Воверайта в 2002 году порвать коалицию с христианскими демократами и создать коалицию с Партией демократического социализма (ПДС, ныне - Левые), преемницей правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) и "Зелеными", сформировав правительство меньшинства. Чтобы уменьшить долг Берлина, Воверайт уволил 10 тысяч муниципальных служащих, закрыл более десяти городских бассейнов, сократил финансирование библиотек и частных театров, объединил государственную оперу, балет и немецкую оперу.

В ноябре 2003 года Клаус Воверайт в интервью изданию Focus Money произнес очередную крылатую фразу: "Берлин беден, но секси" ("Berlin ist arm, aber sexy"). Воверайту хотелось вернуть немецкой столице шарм "золотых 20-х"  и сделать Берлин культурным центром, как в довоенной Германии, когда здесь встречались интеллектуалы из Праги, Будапешта, Москвы, Лондона и Нью-Йорка. Воверайт стал продвигать культурные инициативы: от ставшего знаменитым в те годы Loveparade и молодежного фестиваля моды Bread & Butter до берлинской Недели моды. Он уговорил продюсеров снимать в Берлине фильмы "Миссия невыполнима - 3" и "Превосходство Борна", а даже сам снялся в сериале "Berlin, Berlin!" и в комедии "Alles auf Zucker".

"Вови" или "хитроумный босс"

Журналисты называли Воверайта "хитроумным боссом большого города", а  то и "гламурным парнем". В 2005 году тогдашний мэр Барселоны Жоан Клос признался в том, что он завидует политической карьере Воверайта. Директор гамбургского Института экономики Томас Штраубхар (Thomas Straubhaar) называл Воверайта "визитной карточкой" Берлина. 

Уже вскоре в газетах замелькали победоносные цифры: за период с 2005 по 2009 годы в Берлине было создано 120 тысяч новых рабочих мест, например, в киноиндустрии, СМИ и секторе развлечений. Похвалу Берлин получил и за успешное проведение чемпионата мира по футболу в 2006 году, а также - чемпионата мира по легкой атлетике в 2009 году. Клаус Воверайт был правящим бургомистром Берлина с 2001 до 2014 года.

"Вови" - так, сократив фамилию своего бургомистра, его ласково называли жители столицы. Он пытался проявлять заботу о сотнях тысяч безработных и тех, кто получал социальные пособия. "Люди охотно делятся со мной своими проблемами", - подчеркивал Воверайт. По его словам, ему бы не хотелось иметь славу "отца города", которого люди обходили бы стороной. В марте 2020 года мир узнал о том, что Клаус Воверайт стал вдовцом - его партнер нейрохирург Йорн Кубики, с которым он прожил счастливых 27 лет, скончался от последствий заражения коронавирусом COVID-19.

Сексуальная ориентация не мешает карьере в политике?

Клаус Воверайт своим каминг-аутом стал первопроходцем в немецкой политике. Времена "Don't ask, don't tell" - не говорите о своей сексуальной ориентации, лучше кашляйте в ответ или шепчите - внезапно закончились. Многим немецким политикам стало намного легче открыто признаться в своей гомосексуальности. Сам Клаус Воверайт давно ушел из политики. В интервью газете Tagesspiegel от 7 июня 2021 года он, оглядываясь назад, признался, что "немного гордится тем, что он сделал для других".  "Я почувствовал это влияние только потом - от волн, которые поднялись не только в Берлине и Германии, но и во всем мире", - подчеркнул Клаус Воверайт.

Оле фон Бойст

Оле фон Бойст, бывший первый бургомистр Гамбурга в январе 2008 года

Следующим после Воверайта стал не совсем добровольный, а вынужденный каминг-аут христианского демократа первого бургомистра Гамбурга Оле фон Бойста (Ole von Beust). Его сексуальная ориентация открылась в 2003 году из-за громкого скандала, связанного с тем, что бывший заместитель фон Бойста Рональд Шиль (Ronald Schill), уволенный бургомистром, принялся шантажировать его оглаской того, что фон Бойст - гей и что он, якобы, продвигает своего любовника - главу департамента юстиции Рогера Куша (Roger Kusch) - по служебной лестнице.

В ответ на это фон Бойст созвал пресс-конференцию, на которой опроверг наличие сексуальной связи с Кушем. В результате Шиль был обвинен в гомофобии, а на досрочных выборах бургомистра, состоявшихся вскоре после скандала, фон Бойст одержал убедительную победу. Свою личную жизнь мэр Гамбурга, христианский демократ Оле фон Бойст не предавал огласке и лишь в сентябре 2010 года, закончив политическую карьеру, он показал широкой общественности своего партнера Лукаса Фёрстера (Lukas Förster), который был на 36 лет моложе самого Бойста.

В том же 2010 году бывший вице-канцлер и министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle), ушедший из жизни в марте 2016 года, сыграл свадьбу со спортивным менеджером Михаэлем Мронцем (Michael Mronz). О том, что они - пара, стало известно еще в июле 2004 года, когда они оба появились в Берлине на праздновании 50-летия Ангелы Меркель (Angela Merkel). Она же в 2010 году была в числе первых, кто поздравил молодоженов с заключением партнерского союза.

Гидо Вестервелле с партнером Михаэлем Мронцем

Гидо Вестервелле с партнером Михаэлем Мронцем

Министру иностранных дел было нелегко в статусе открытого гея представлять Германию в гомофобных странах. В 2010 году он посетил Саудовскую Аравию - страну, где гомосексуалам по сей день грозит смертная казнь. Немецкий политик во время встречи со своим коллегой главой МИД Саудовской Аравии принцем Саудом аль-Фейсалом затронул тему прав человека и призвал Саудовскую Аравию отменить смертную казнь в стране.

Для нынешнего лидера партии СвДП Кристиана Линднера (Christian Lindner) Гидо Вестервелле по-прежнему является гордостью его партии. На вопрос DW о том, может ли сексуальная ориентация помешать политической карьере, он ответил: "Каждый должен иметь возможность реализовать свой жизненный план, независимо от того, какая у него сексуальная ориентация. (...) И для участия в политике сексуальная ориентация не должна быть помехой".

Фолькера Бека в Москве уводят сотрудники милиции

Бывший депутат Бундестага Фолькер Бек в 2007 году во время задержания сотрудниками милиции в Москве

Однако, насколько опасным может стать для политика признание своей нетрадиционной сексуальной ориентации на собственном опыте испытал бывший депутат бундестага от партии "Зеленых" открытый гей Фолькер Бек (Volker Beck). В 2006 году он был избит в Москве во время попытки проведения там гей-парада. Год спустя немецкий парламентарий снова приехал в российскую столицу, где он был задержан милицией, якобы с целью защиты от новых нападений.

Среди сегодняшних немецких политиков немало геев и лесбиянок. Нынешний министр здравоохранения Германии Йенс Шпан (Jens Spahn) совершил свой каминг-аут в 2012 году. Он сообщил об этом в интервью журналу Spiegel. Его муж Даниэль Функе (Daniel Funke) занимает руководящий пост в медиаконцерне Hubert Burda Media. Свадьба Шпана и Функе состоялась 22 декабря 2017 года. 

Алис Вайдель

Алис Вайдель

Открытой лесбиянкой является и сопредседатель фракции правопопулистской "Альтернативы для Германии" (АдГ) в бундестаге Алис Вайдель (Alice Weidel). Она живет в официально зарегистрированном браке с женщиной, имеющей азиатское происхождение. Пара даже воспитывает двух детей. Открытая лесбиянка во главе правопопулисткой партии? На первый взгляд, это может показаться невероятным. Особенно, если учесть тот факт, что АдГ отрицает однополые браки. В действительности же это результат происходящих прямо на наших глазах фундаментальных политических сдвигов. И все же, несмотря даже на такие примеры, гомофобия в немецкой политике все еще существует.

Гомофобия в немецкой политике пока не изжита

Согласно опросам, большинство немцев могли бы себе представить во главе страны политика-гомосексуала. Однако гомофобия в самой политике все еще не изжита. Последний пример - интервью с популярным политиком христианским демократом Фридрихом Мерцем (Friedrich Merz).

Фридрих Мерц

Фридрих Мерц

В сентябре прошлого года газета Bild спросила его, есть ли у него какие-либо сомнения относительно того, чтобы федеральным канцлером стал гомосексуал? Мерц ответил, что таких сомнений у него нет.  Это обстоятельство, по его мнению, не должно беспокоить общественность "до тех пор, пока оно находится в рамках закона и пока не затрагивает детей - в данном случае для меня был бы достигнут абсолютный предел", - подчеркнул Мерц. 

По мнению многих критиков, своим высказыванием Мерц приблизил гомосексуальность к педофилии. Вице-председатель СДПГ Кевин Кюнерт (Kevin Kühnert), открытый гей, написал в своем Twitter-аккаунте следующее: "Так лавирует человек, который не в состоянии скрыть того факта, что он на самом деле не может смириться с тем, что к гомосексуальности можно относиться нормально, то есть без предубеждений".

Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан со своим партнером Даниэлем Функе

Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан (справа) со своим партнером Даниэлем Функе

Министр здравоохранения Йенс Шпан, который принадлежит к той же партии, что и Фридрих Мерц, был раздражен, но не воспринял это как личное оскорбление. Ранее в интервью еженедельнику Die Zeit он рассказал о нападках в свой адрес по причине своей сексуальной ориентации. В сентябре минувшего года гомофобный корона-скептик оскорбил Шпана, назвав его "гей-свиньей" (schwule Sau"). Так что и в Германии гомосексуальность в политике предстает пока еще не в радужном свете. "Мне грустно это осознавать, и я хочу внести свой вклад, чтобы изменить ситуацию к лучшему", - добавил Шпан в интервью Die Zeit.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме