Глава Сумской области: Нужна стена на границе с Россией | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 08.04.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Глава Сумской области: Нужна стена на границе с Россией

Сумская область - одна из первых, куда в феврале вторглись войска РФ. DW поговорила с главой уже освобожденной области Дмитрием Живицким о последствиях вторжения и жизни во время войны.

Разбитая военная техника в Тростянце

Разбитая военная техника в Тростянце

Сумская область, которая на отрезке более 560 километров граничит с Россией, одна из первых 24 февраля подверглась российскому вторжению. Российские войска оставили после себя разрушенные города, разбитую инфраструктуру и жертвы среди мирного населения. Как область восстанавливается после ухода российских военных и как живет в условиях дальнейшей угрозы со стороны РФ? Об этом DW поговорила с председателем Сумской областной государственной администрации, руководителем Сумской областной военной администрации (ОДА-ОВА) Дмитрием Живицким.

DW: Какая сейчас ситуация с безопасностью в Сумской области? Налаживается ли жизнь в общинах?

Дмитрий Живицкий: В настоящее время область полностью освобождена от российских террористов и грабителей. Сразу после их отступления начала налаживаться жизнь в общинах: завезли гуманитарную помощь, лекарства. Возобновляем водоснабжение, электроэнергию, газ - там, где не могли отремонтировать во время оккупации, потому что оккупанты не давали такой возможности и вообще целенаправленно уничтожали инфраструктуру в населенных пунктах. Заезжая на танках, они, прежде всего, расстреливали трансформаторы, газовую распределительную сеть. В настоящее время энергетики работают 24/7.

С мобильными операторами есть договоренности, если нет электроэнергии, они запускают свои вышки на бензиновых или дизельных генераторах, чтобы людям дать связь, поскольку это для них важно. Сразу после освобождения Тростянца, когда завезли продукты и еду, подключили Starlink, потому что все это время не было связи. Люди, прежде всего, спрашивали, устояли ли Сумы, держится ли еще Мариуполь и Киев, закончилась ли уже война. Люди месяц были измучены, без еды, воды и электроэнергии, но первое, что их интересовало, это правдивая информация.

- Сейчас уже началось возобновление инфраструктуры в области?

- Инфраструктуру начали ремонтировать, подручными средствами засыпаются и заравниваются воронки от бомбардировок, артиллерийских обстрелов, с дорог убирается металлолом, военная техника, моются и чистятся улицы, разбираются завалы, работает Нацполиция, прокуратура и СБУ. Все фиксируется, чтобы люди могли получить государственную поддержку на восстановление поврежденного жилья, а также можно было передать материалы в международные суды и зафиксировать все зверства, которые россияне совершали у нас в Сумской области.

Разрушения в Тростянце

Разрушения в Тростянце

- Не могли бы вы подробнее рассказать, как проводится работа по установлению количества жертв оккупации и обстрелов российской армией городов в Сумской области и их идентификация?

- К сожалению, количество жертв ежедневно увеличивается. Мы находим все новые и новые тела погибших. Тела, находимые сейчас, со следами пыток, со связанными руками и ногами, застрелены после пыток выстрелами в голову. Есть несколько человек, которые взорвались на растяжках и минах, погибшие уже после освобождения области. Есть люди, которые взорвались на мине в автомобиле и тяжело ранены. Жертв среди мирного населения по состоянию вчера на утро (6 апреля. - Ред.) было 118.

Большие жертвы среди военных. Более 70 военнослужащих погибли в воинской части в Ахтырке, куда сбросили авиабомбу. Также под завалами находим новые тела, люди умирают в больнице от нанесенных ранений. Я могу пока говорить о тех жертвах, где есть свидетельство о смерти и идентификации. К примеру, в Тростянце в первые дни оккупации были расстреляны автомобили ритуальной службы, местным россияне запрещали хоронить тела расстрелянных.

В городе не оказывалась медицинская помощь, потому что через неделю оккупации они разграбили, разбили станцию предоставления экстренной медпомощи, похитили все лекарства и препараты, которые там были, уничтожили четыре автомобиля экстренной помощи. А в городе было очень много раненых, которым не оказывали помощь. Этих людей хоронили прямо во дворах или в огородах. Местным удалось на кладбищах похоронить всего несколько человек.

Разрушения в Ахтырке после авиаудара

Разрушения в Ахтырке после авиаудара

- То есть и в Сумской области были преступления российской армии подобные тем, которые зафиксированы в Буче и других городах Киевской области?

- Поведение россиян было абсолютно одинаковое. Масштаб, пожалуй, меньше, чем в Буче, но у нас и города меньше. Еще наблюдались случаи, когда людей забирали из дома, расстрелянные пустые авто стоят вдоль трасс и неизвестно, кто там ехал и куда люди делись. Также раздавливали танками людей прямо в авто, расстреливали гуманитарную помощь.

Мы заметили еще, что по маршруту движения их колонн они стреляли по домам, окнам, больницам зажигающими патронами, чтобы дома и квартиры сразу загорались. В Конотопе, например, только 10 процентов уцелевших окон осталось. Российские изверги стреляли по всему, что было у них на пути. Поэтому люди боялись находиться в домах, убегали в огороды, прятались в силосных ямах, болотах. Под такой огонь попала бабушка с четырьмя внуками, но им удалось спастись, потому что они спрятались в овраге и пролежали там полсуток на морозе. И такие случаи не единичны.

- Проводятся ли работы по разминированию? Какая территория нуждается в очистке от взрывоопасных предметов?

- Это очень длительный процесс, который может занимать не один год, потому что никто не знает, сколько наставлено мин и растяжек. У нас заминировано много в Тростянецкой, Краснопольской, Бромлянской общинах. В Тростянце даже кладбище заминировали и подходы к нему, много зданий и автомобилей заминированных и заброшенных. Саперы, прежде всего, выезжают разминировать объекты инфраструктуры: железнодорожные и автовокзалы, подходы к электроподстанциям, дороги, мосты, а затем жилые дома. После этого будут разминировать обочины дорог и лесополосы.

В настоящее время мы работаем в режиме заявок. В Госслужбе по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) на телефон 101 люди размещают заявки на освобожденных территориях, чтобы саперы обследовали их жилье или предприятие и дальше ГСЧС распределяет, куда, в первую очередь, выезжают взрывотехники вместе с представителями терробороны и военными. Сейчас заканчиваем разминировать железную дорогу, чтобы пустить поезд в Конотоп. Сначала там был участок Тростянец-Сумы, а теперь мы запускаем поезд Харьков-Ворожба в обратном направлении и хотим его дальше пустить в Конотоп.

- Считали ли вы предприятия, которые уцелели в области и могут активно восстановить работу и наполнять бюджет области?

- У нас есть такие предприятия, которые даже не останавливались во время боев, а есть такие, которые остановились, потому что люди уехали, но сейчас люди понемногу возвращаются. Все, что можно быстро запустить, мы запустили. Промышленные предприятия работают примерно на 20 процентов от своей довоенной мощности.

- Какие общины и города Сумской области больше всего пострадали и требуют сейчас восстановления?

- Больше всего пострадали Тростянец, Боромля, Ахтырка, Краснополье и населенные пункты этих общин. Но самые серьезные разрушения в Тростянце и Ахтырке из-за авиационных бомбардировок. Там много уничтоженных объектов, многоквартирных домов. Сейчас работают строительные эксперты, которые будут давать заключения, нужно ли здания сносить или реконструировать. Мы будем это делать как можно скорее, чтобы люди могли вернуться в свои дома.

Ахтырская ТЭЦ, разрушенная в результате обстрела

Ахтырская ТЭЦ, разрушенная в результате обстрела

- Сумская область одна из первых столкнулась с российской армией, поскольку является пограничной. Удалось ли вам на момент вторжения сформировать территориальную оборону? Принимала ли терроборона участие в защите области?

- Не во всех общинах была сформирована терроборона, и не все получили оружие в общинах, потому что сразу же 24 февраля на дорогах области появилась техника россиян и довезти оружие не было возможности. А в Сумах тероборона практически удержала город, был бой трое суток. Удалось сжечь российскую технику, бензовозы, грузовики и выбить их из города.

- Сумская область граничит с Россией. Какая ситуация сейчас на границе? Контролируют ли украинские пограничники границу?

- Мы частично контролируем границу, частично она еще открыта. У нас протяженность границы одна из самых больших со страной-агрессором. Это 564 километра, и контролировать такой участок крайне проблематично.

- Скажите пожалуйста, есть ли угроза возвращения российской армии в Сумскую область и что можно предпринять, чтобы минимизировать риски?

- Угроза остается достаточно серьезной. Мы наблюдаем большое скопление российских войск вблизи границы с Украиной в Сумской области. Но мы готовимся к "горячему приему", если они захотят снова пойти через Сумскую область. Укрепляются блокпосты, опорные пункты, и мы понимаем, что на ближайшие годы, даже если мы быстро выиграем войну, если не будет политического и идеологического изменения в России, то оставаться в состоянии покоя мы не можем. Нам необходимо строить линию Маннергейма, укреплять границу.

Я остаюсь поклонником того, что должна быть физическая стена, которая будет непроходимой. То есть такой набор технических сооружений, чтобы невозможно было сюда зайти. Также должна быть серьезная система противовоздушной обороны. Ведь то, что наши города бомбят и обстреливают с воздуха, это серьезная проблема. Мы не можем быть уверены, что это не повторится снова.

Смотрите также:


Буча - вершина айсберга: в каких еще преступлениях подозревают военных РФ в Украине? DW Новости (07.04.2022)

 

Аудио- и видеофайлы по теме