Глава PandaDoc Микадо: Политики США интересуются делом нашей фирмы | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 04.12.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Глава PandaDoc Микадо: Политики США интересуются делом нашей фирмы

Основатель IT-компании PandaDoc Микита Микадо возобновил общение со СМИ, так как в СИЗО в Минске остается менеджер фирмы Виктор Кувшинов. DW узнала у Микадо, где PandaDoc ищет поддержку и покидают ли айтишники Беларусь.

Акция протеста в Минске против уголовного преследования сотрудников компании PandaDoc, 4 сентября

Акция протеста в Минске против уголовного преследования сотрудников компании PandaDoc, 4 сентября

Дело PandaDoc было открыто вскоре после того, как основатель компании Микита Микадо объявил, что будет помогать белорусским силовикам, не желающим участвовать в подавлении акций протеста. Четыре сотрудника минского офиса PandaDoc оказались в СИЗО с обвинением в хищении бюджетных средств. После этого Микадо свернул программу помощи, а также приостановил общение с журналистами, так как начал получать сигналы, что этого делать не стоит.

В итоге троих сотрудников компании - бухгалтера Юлию Шардыко, директора офиса Дмитрия Рабцевича и менеджера Владислава Михолапа - отпустили под подписку о невыезде. А Виктор Кувшинов остался за решеткой. Что и заставило Микадо возобновить общение с журналистами

DW: Как вы думаете, почему Виктора Кувшинова до сих пор не отпустили из СИЗО?

Микита Микадо: Честно говоря, я не понимаю этого. Как говорят адвокаты, в подобном случае подписка о невыезде была бы достаточной мерой пресечения. Но это дело, к сожалению, не лежит в правовом поле, поэтому понять, почему Виктор все еще в СИЗО, используя здоровую логику, понять нельзя. Какие-то теории - что это месть, что он заложник - имеют место быть, но это нездоровая логика.

- Из-за того, что Кувшинова не отпускают, вы решили возобновить общение с журналистами. Какого эффекта вы ожидаете?

Микита Микадо

Микита Микадо

- Очень часто я слышу совет, что худшее, что может случиться с политзаключенным, - это то, что о нем забудут. И совершенно точно нельзя, чтобы о Викторе забыли, потому что тогда он может сидеть бесконечно.

- Как сейчас развивается дело PandaDoc?

- Дело продолжается, но за 2,5 месяца какого-то движения, по сути, и нет. Поэтому нам нужно что-то делать.

- Вы написали в соцсетях, что пытаетесь добиться внимания американских политиков к делу PandaDoc. У вас уже есть какие-то успехи?

- Да, мы добиваемся интереса к этому делу. Все-таки мы американская компания. Мы открыли представительство в Беларуси, активно его развивали - пока не случилось то, что случилось. И интерес к тому, что произошло, конечно, есть. То, что произошло в Беларуси, существенно влияет на американский бизнес.

Мы - компания с американскими инвестициями, в том числе инвестициями американских налогоплательщиков, потому что один из наших инвесторов - это Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), и в этом проекте участвуют разные государства, в том числе США. Поэтому за тем, что происходит с нашей компанией, наблюдают. Пока что нам удалось добиться того, что проблема обсуждается, местные политики - будь то конгрессмены или сенаторы - общаются с нами и пытаются помочь тем, чем могут.

- Вы написали, что IT-специалисты массово покидают Беларусь, есть ли в их числе сотрудники PandaDoc?

- Конечно. Думаю, из каждой белорусской компаний кто-то уехал. После того, что произошло в Беларуси 9, 10 и 11 августа, мы сделали опрос внутри компании. Более 85% процентов людей сказали, что, если все так и будет продолжаться, они предпочтут покинуть страну. Мы помогаем сотрудникам с переездом, так как не хотим их потерять. Мы открыли офис в Украине, потому что много людей туда уехало, в Польшу уехало много людей. И это не только у нас.

- Если Виктора Кувшинова выпустят, вы продолжите какую-то деятельность, направленную на борьбу с насилием со стороны силовиков в Беларуси?

- Хороший вопрос. Мне-то уже дали понять, что если я буду пытаться кому-то помогать, то пострадают близкие мне люди. Я запускал инициативу не для того, чтобы кто-то страдал, а как раз наоборот. Наверное, ответ на ваш вопрос - нет, я не хочу, чтобы люди страдали.

Я хочу помогать, но конкретно ту инициативу, которую я запускал, я возобновлять не буду. Потому что опять возьмут кого-то в заложники, а так дело не пойдет. Но человек не меняется. Если есть возможность кому-то помочь, не заставив кого-то страдать, то почему бы и нет. Это нужно делать. Если столько людей страдают, надо как-то помогать.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:38

Евродепутаты против Лукашенко: "Мы не можем играть в хоккей с диктатором"

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама