Четыре легенды о великом шамане Йозефе Бойсе | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 12.05.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Четыре легенды о великом шамане Йозефе Бойсе

12 мая - 100 лет со дня рождения Йозефа Бойса, которого называют величайшим художником-постмодернистом послевоенной Германии. При этом сам он себя художником не считал.

1. Бойс - художник

Родившийся 12 мая 1921 года в немецком Крефельде Йозеф Бойс (Joseph Heinrich Beuys) написал более 10 тысяч картин, акварелей, создал множество графических работ и коллажей, десятки инсталляций и перфомансов. И при этом много раз подчеркивал: "Я - не художник! Разве что в такой же степени, в какой художником является каждый человек". Он и лекции читал, которые так и назывались: "Каждый человек - художник".

В традиционном смысле Бойс действительно не был художником. Называть его так - значит сузить его творчество и представление о нем. Он был акционистом, скульптором, музыкантом, философом, теоретиком искусства, оратором, экологом, политиком... И исповедовал, как сам говорил, "расширенное понятие искусства".

Процесс творчества был для Бойса магическим спектаклем, "шаманистским погружением", как выразился один из критиков. Ученики Бойса в Дюссельдорфской академии художеств (а он был в течение более чем десяти лет ее профессором) его так и называли: "великий шаман".

2. Бойса спасли от смерти крымские татары

В своем творчестве Бойс особенно часто обращался к таким нетрадиционным для искусства материалам, как войлок и жир. Сам он объяснял это так. В 1941 году, после окончания гимназии, он пошел в школу радистов "люфтваффе". Потом стал стрелком-радистом бомбардировщика в Крыму. В марте 1944 года его "юнкерс" сбили над "степями Крыма", как выражался Бойс. Он рассказывал, что его, полумертвого, спасли татары, жившие в палатках. Они отпаивали раненого молоком с медом и какими-то снадобьями, смазывали топленым жиром и оборачивали в войлочные одеяла, чтобы сохранить тепло.

На самом деле это лишь легенда, придуманная Бойсом. Никаких татар там не было, его подобрала поисковая группа вермахта, и лечился он в госпитале, где провел три недели.

Йозеф Бойс. Стул с жиром (1963-...)

Йозеф Бойс. "Стул с жиром" (1963-...)

Впрочем, вряд ли нужно называть это ложью. Это - художественная интерпретация, объясняющая символику творчества Бойса и его важнейших компонентов: войлока и жира. Войлок чаще всего символизировал тепло и защищенность, жир - природу и ее бренность. В одной из инсталляций Бойса на деревянном стуле лежал огромный брусок жира. Со временем, через много лет, жир растаял, остатки его засохли. Так и было задумано.

Нужно упомянуть еще об одном повторяющемся и многозначном символе. Это крест. В одной из инсталляций Бойс "упаковал" в войлок концертный рояль. Сбоку был пришит огромный красный крест - той формы, которая привычна для больниц и машин "скорой помощи". Хотел спасти музыку? Или что-то другое?

3. Бойс не всем понятен

Ну, во-первых, понятие "понятности" вообще сложно применимо к искусству. Во-вторых, Бойс вовсе не был беспредметным абстракционистом. Наоборот: его инсталляции, которые он относил к "пластическому искусству", в отличие от традиционной, академической скульптуры, в высшей степени предметны.

Например, инсталляция "Упряжка": санки со свернутыми войлочными одеялами и фонариками, "выползающие" из задней двери микроавтобуса Volkswagen. Что это? Заглохший символ возрождающейся Германии, как считал один из критиков? Или излюбленное средство передвижения бунтующей западной молодежи 1968 года, ненужное в холодном мире, где могут спасти лишь простые сани и теплое одеяло? Или, может быть, все не так, и агрессивная череда санок несет в себе угрозу?

Это не проблема умозрительной расшифровки, а приглашение к интерпретации, где креативность ожидается и от зрителя.

Йозеф Бойс. Упряжка (1969)

Йозеф Бойс. "Упряжка" (1969)

Некоторые работы Бойса даже очевидно прямолинейны - например, показанная впервые в Нью-Йорке видеоинсталляция "Койот: я люблю Америку, а Америка любит меня". Ироничность и двусмысленность такого названия становятся очевидными, когда мы видим, как койот по кличке "Малышка Джон" рвет в клочья одежду на Бойсе. К Соединенным Штатам с их смелым, дерзостным пониманием искусства Йозеф Бойс относился с большой любовью. А вот то отрицательное, что он там, безусловно, видел, воплотилось в образе койота.

4. Бойс - ниспровергатель всего

Так уж и всего! Да, он был постмодернистом, искал новые формы и материалы, его спутниками в творческом процессе становились живые койоты и мертвые зайцы, но революционером Бойс был, в первую очередь, в искусстве. Хотя за права студентов боролся отчаянно: за это его, собственно, и "попросили" из Академии художеств. Бойс симпатизировал экологическому движению и партии "зеленых", даже баллотировался от нее в бундестаг и европейский парламент, но с треском провалился на выборах.

Бойс вовсе не был далек от реальной жизни. Он создал себе определенный имидж, его фетровая шляпа (фетр, кстати, - "родственник" войлока) и жилет со множеством карманов стали культовыми, он получил десятки призов и премий, к нему уже в начале 1970-х пришел коммерческий успех...

Один вполне "приземленный" замысел его остался нереализованным: Бойс мечтал высадить своеобразную дубовую аллею из семи тысяч деревьев. Причем, высаживать дубы предполагалось в каждом городе от Касселя до России, а делать это должны были вместе с ним местные жители. Этот "экосоциальный перформанс" решили повторить (или, точнее, продолжить) сейчас, в год 100-летия Йозефа Бойса. Правда, речь идет только о немецких городах. Пойдет ли аллея дальше - до России? Кто знает!

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме