Антисемитизм в немецком языке: на что нужно обращать внимание | Учеба и работа в Германии | DW | 04.11.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Учеба и карьера

Антисемитизм в немецком языке: на что нужно обращать внимание

В немецком языке есть слова и понятия, которые были заимствованы из идиша. И многие из них употребляются в ином значении, нежели изначально, или даже в негативном контексте.

Лето в штетле - небольшом городке с преобладающии еврейским населением. 19 век

Лето в "штетле" - небольшом городке с преобладающии еврейским населением. 19 век

"Заимствуя какое-то слово из другого языка, вы делаете этому языку комплимент. Ведь такое слово кажется вам каким-то особенным. У него есть шарм", - считает Ронен Штайнке (Ronen Steinke). Немецкий публицист и юрист в 2020 году издал книгу, которая рассказывает о заимствованных понятиях из идиша, прижившихся в немецком языке. К таким, например, относятся: вор, мошенник ("Ganove"), тюрьма ("Knast"), несостоятельный должник ("Pleitegeier"), мошенничество и раздор ("Zoff"), дыра в значении "заброшенное место" ("Kaff"). Все эти слова берут свои корни в идише.

Штайнке признается, что ему вообще идиш кажется зачастую благозвучнее немецкого. "Du bist meschugge" для него звучит намного лучше, чем "du bist nicht bei Verstand" (можно перевести как "Ты не в своем уме!"). "Аngeschickert" - лучше, чем "besoffen" (выпивший), "malochen" - лучше "arbeiten" (работать).

Ронен Штайнке. Автор и публицист

Ронен Штайнке

При этом Ронен Штайнке обращает внимание на то, что слова, заимствованные из идиша, в немецком часто употребляются в перевернутом и негативном значении. "Язык формирует наше представление друг о друге", - уверен Штайнке. Например, понятие "Mischpoke" в идише обозначает просто семью. В немецком же языке так говорят о неприятных людях. "Ische" - это на идише просто женщина, а в немецком это понятие приобрело дурную славу.

Если заимствование слов сопровождается таким негативным подтекстом, это говорит о том, какое представление было распространено о носителях языка, из которого заимствовали. В Средневековье немцы фактически приравнивали евреев из бедных кварталов к ворам и мошенникам. У автора книги есть еще несколько примеров: "Schachern" - в идише означает "торговать", "зарабатывать деньги". В немецком этот глагол употребляют, когда хотят подчеркнуть, что деньги зарабатываются нечестным путем. Или "mauscheln": кто-то пытается выторговать для себя лучшие условия в тайне от других.

А ведь на самом деле "Mauschel", как объясняет эксперт, это Моисей на идише. И только в XVII веке из имени собственного сделали глагол, да еще и с негативным значением. Это слово немцы употребляют до сих пор. И даже если это делается без злого умысла, просто по старой привычке, такой лексикон все равно обижает евреев. Публицист сравнивает такие слова с мышьяком. В маленьких дозах он не наносит никакого вреда, но если употреблять его годами, то действие яда обязательно даст о себе знать.

Поэтому нет ничего удивительного, что свою книгу Штайнке назвал так: "Antisemitismus in der Sprache: Warum es auf die Wortwahl ankommt" (на русский язык можно перевести как "Антисемитизм в языке: все дело в подборе слов"). Для автора важно показать, что такие "деликатные понятия" в языке зачастую имеют даже большее воздействие, чем откровенные антисемитские высказывания, которые сразу заметны и которые можно довольно быстро "забанить", если речь идет о социальных сетях.

Идиш: из история языка

Идиш зародился в XIII веке, когда евреи в Германии проживали только в гетто. Со временем многим пришлось бежать в Королевство Польское, где они могли жить более свободно и исповедовать свою веру. Поэтому идиш возник на основе сплетения нескольких диалектов. Около 10 млн человек говорили на идише: от Киева до Берлина. Но после Холокоста от многих еврейских общин и штетле не осталось и следа. Сегодня существует не так много ультраортодоксальных общин, продолжающих регулярно говорить на идише, пишет автор книги.

Особенно после Второй мировой войны евреи, поселившиеся в Израиле, видели в идише язык угнетенных. И даже если на идише когда-то говорило больше половины всей еврейской общины, то со временем к нему стали относится как к пережитку прошлого. И только в XXI веке уже новое поколение молодых израильтян стало проявлять интерес к языку своих предков. Штайнке уверен, что и немецкому языку идиш идет только на пользу - даже если иногда возникает путаница с понятиями: "Иногда самое подходящее слово для этого - "Schlamassel" (неразбериха)".

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме