″Пытки поставлены на поток″: активист ″Открытой России″ о побоях в Минске | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 20.08.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

"Пытки поставлены на поток": активист "Открытой России" о побоях в Минске

Избили и держали в камере в одних трусах - что рассказал в интервью DW освобожденный из белорусского изолятора координатор "Открытой России" Артем Важенков.

Артем Важенков

Артем Важенков

Активист "Открытой России" Артем Важенков провел пять дней в изоляторе в Минске - его вместе с коллегой Игорем Роговым задержали в ночь с 10 на 11 августа. Государственные телеканалы РБ выпустили о них телесюжет, где называли их "провокаторами" из-за рубежа, которые пытались вмешиваться в выборы. Самого Важенкова объявили подозреваемым в уголовном деле об участии в массовых беспорядках, но в итоге, не найдя доказательств, отпустили. В "Открытой России" сообщили, что ни в каких массовых мероприятиях в Беларуси их активисты не участвовали. DW попросила Важенкова рассказать о задержании и о том, как ему удалось вернуться в Россию.

DW: Мы записываем это интервью на выходе из Боткинской больницы в Москве. Как вы сейчас себя чувствуете?

Артем Важенков: Вчера мне действительно стало плохо, сильно закружилась голова. Я подумал, что это могут быть последствия побоев в Минске, и вызвал скорую. Сегодня меня уже выписали, все в порядке. Но там, в Беларуси, не буду скрывать - в определенные моменты было страшно. Там унижения, пытки не только физические, но и моральные поставлены на поток. У меня ушибы, синяки, кровоподтеки. Но мне еще не сильно досталось, а вот моему коллеге Игорю Рогову поставили (диагноз. - Ред.) перелом руки и закрытую черепно-мозговую травму. Возможно, меня спасла моя комплекция - я побольше, меня сложнее побить.

- Вы координатор "Открытой России", но в Беларусь поехали по личной инициативе?

- Да. Но поймите: я давний сторонник наблюдательного движения в России, и у меня есть такая практика, когда я езжу наблюдать за выборами в другие регионы и за рубеж. Я был наблюдателем в Чехии, Эстонии и Украине. Официального статуса наблюдателей у нас не было, да я еще и сам до последнего не знал, успею ли я туда поехать (в Беларусь. - Ред.). Мы планировали просто посмотреть, как устроена агитация и избирательные участки, внутрь мы не заходили. Просто мы смотрели, что происходит вокруг электорального процесса. Ни во что не вмешивались, собирали впечатления.

На улицах Минска, 10 августа 2020 года

На улицах Минска, 10 августа 2020 года

- Как вам удалось пересечь границу с Беларусью?

- На автобусе. У нас была бронь на санаторно-курортное лечение. Мы приехали 8 августа, в санаторий не поехали и сразу заселились в Минске в квартиру, которую сняли через сервис Airbnb. После нашего задержания был обыск, там все перевернули, изъяли наши вещи. Мне немножко стыдно перед ребятами, которые нам ее сдали. Сказали, что квартира требует ремонта.

- Как вас задержали и почему?

- Мы с другом Игорем Роговым шли домой в ночь с 10 на 11 августа. Было довольно поздно, два часа ночи. Так как интернет не работал вообще, мы почти наощупь по карте шли. Невдалеке мы увидели улицу, где было большое скопление ОМОНа. Мы буквально на пять минут задержались посмотреть, что там происходит. Все произошло стремительно. Откуда-то из кустов набежал ОМОН, и все - мордой в землю. Потом в автозак. Там уже молотили, колотили, били.

После отвезли в центр изоляции правонарушителей (ЦИП). Там мы несколько часов пролежали на лужайке на земле. Потом нас отвели на территорию для прогулки задержанных под открытым небом. Там нас держали целый день до позднего вечера. Говорить с другими задержанными запрещали, пить не давали, в туалет долгое время не пускали. Рюкзаки, кошельки, телефоны, понятное дело, отняли. Но личные вещи из карманов не трогали, поэтому некоторые даже втихаря умудрялись курить.

Ближе к вечеру они сжалились и перевели в камеры. Я был в шестиместной камере, в которую натолкали 30 человек. На пике по нашим подсчетам было 42 человека. Почти все они попали туда случайно: один, например, гражданин Узбекистана, работал в "Чайхоне". Как-то отдохнуть, поспать не было возможности даже на полу. Но в камере нас раздели до трусов, а одежду кучками в пакетах положили перед камерой снаружи.

- В камере уже не избивали?

- Уже нет. Все основные избиения были в автозаке и в ЦИПе. Причем они избивали - что меня, что других, - не с целью получить какие-то сведения. Мол, мы тебя будем бить, пока ты чистосердечное признание не дашь или пока не выложишь какую-то информацию. Нет, они это делали просто ради удовольствия. Их злость усиливалась, когда мы говорили, что из России. И вот что еще важно: позже, когда нас разводили по кабинетам, один сотрудник милиции сказал: "Пока вас трогать не будем. Но если будет команда "фас", мы будем бить".

- Расскажите, что было потом?

- После мне предъявили участие в массовых беспорядках и перевели в изолятор временного содержания. Там было попроще: пятиместная камера, которая практически не переполнялась. Там хотя бы был кран с водой и туалет. Стали давать трехразовое питание.

- Вас освободило в итоге посольство России в Беларуси. Но как вам удалось вообще связаться хоть с кем-либо без телефона?

- С самого начала задержания я все время требовал, чтобы ко мне пришел кто-то из посольства. Эти просьбы игнорировали. Затем, уже у следователя, я попросил, чтобы мне дали позвонить моему адвокату.

- У вас в Минске был свой адвокат?

- Да, это адвокат из Беларуси. Мы с Роговым решили подстраховаться и наняли его 9 августа на всякий случай, потому что видели, что происходит в стране. Я записал номер адвоката в мобильник, который у меня при задержании отобрали. Как мне удалось с ним связаться? У следователя была распечатка звонков с моего телефона. Я сказал, что звонил адвокату 9 августа примерно в 9:30 вечера. Так следователь и нашел номер адвоката, сам его вызвал. От адвоката я узнал, что Рогова уже отпустили. Появилась надежда, что и меня скоро выпустят. Он же купил и привез мне спортивный костюм и сланцы - обувь-то у меня отобрали при задержании. И позвонил в "Открытую Россию". Это было 13 августа.

- Как вас отпустили на свободу?

- Меня вызвали к начальнику следственного отдела Советского района Минска. Он показал все мои передвижения по городу - где мы симку купили, где ели и так далее. Видно, что до этого за нами не следили: все о нас и нашей поездке уже постфактум узнавали. Следователь пришел к выводу, что участия в массовых беспорядках с моей стороны не было, и он готов меня отпустить.

- Он извинился перед вами за незаконное задержание и побои?

- Не извинился. Да это и не его вина. Ему извиняться не за что, он вел себя корректно.

- Как вы уезжали из Минска?

- 15 августа за мной в следственный комитет приехали двое мужчин из посольства, увезли в здание посольства, покормили меня пиццей, выдали свидетельство о возвращении на родину, довезли до границы на посольской машине. Было видно, что они очень рады, что меня вытащили и что с этим вероятно были сложности. У меня не было денег, они покупали мне все, что я просил: еду, энергетик на заправке. Потом в Смоленске я пересел в машину друзей из "Открытой России" и отправился в Москву.

- Сейчас вас вызвали снова в Минск на допрос в Следственный комитет. Для чего?

- Если верить повестке, то для проведения некоторых следственных действий. Может, какие-то вопросы остались, я не знаю. Хотя меня уверили, что они там разобрались и никаких претензий нет. Сложно сказать. Может, хотят получить какие-то дополнительные пояснения.

- Вы поедете?

- Конечно, нет. У меня даже паспорта нет. Он остался в Минске, потому что следователь сказал, что документы возвращаются по определенной процедуре и это не быстро. Плюс вчера в больницу попал. Я направил в СК обращение, что не приеду по этим причинам.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:28

"Избивали до допроса и после допроса": о чем рассказал координатор "Открытой России"

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме

Реклама