20 июля 1944-го: была и другая Германия | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 20.07.2007

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

20 июля 1944-го: была и другая Германия

В пятницу в Германии отмечается 63-я годовщина покушения на Гитлера. Но день 20 июля - не просто памятная дата, в немецкой истории он имеет особое значение, а дискуссии о том событии не затихают и по сей день.

Почетный караул возле мемориала ''Бендлер-блок'' в Берлине

Почетный караул возле мемориала ''Бендлер-блок'' в Берлине

20 июля 1944 года группа офицеров вермахта, в которую входил и граф Клаус Шенк фон Штауффенберг (Claus Graf Schenk von Stauffenberg), подложивший бомбу в ставку фюрера, попыталась совершить государственный переворот с целью свержения гитлеровского режима. По традиции в день годовщины к мемориалу, созданному на месте расстрела заговорщиков, возлагаются венки, проводятся торжественные собрания и приводятся к присяге новобранцы бундесвера, которые клянутся "мужественно защищать права и свободу немецкого народа".

Быстрая расправа

Вечером 20 июля 1944 года немецкое радио сообщило: "Сегодня на фюрера совершено покушение с использованием взрывчатки. Сам фюрер, если не считать легких ожогов и ушибов, не пострадал. Он незамедлительно снова приступил к работе и, как и намечалось, принял дуче для продолжительной беседы".

Поскольку в гитлеровской Германии официальным средствам массовой информации верили не все, на следующий день к жителям третьего рейха фюрер обратился сам, продемонстрировав, что он жив и здоров: "Обращаясь сегодня к вам, я хочу, чтобы вы услышали мой голос".

Гитлер назвал заговорщиков "кликой тщеславных, бессовестных и одновременно неразумных, преступных и глупых офицеров".

Когда немцы внимали фюреру, граф фон Штауффенберг и трое его единомышленников были уже мертвы. Их расстреляли в ночь на 21 июля во дворе группы зданий, в котором тогда размещалось командование вермахта. Здесь же и вызревал заговор против Гитлера.

"Есть и другая Германия"

Мужеством оказать активное сопротивление режиму в фашистской Германии обладали не многие. Одним из них был молодой офицер-ординарец Эвальд-Хайнрих фон Кляйст (Ewald-Heinrich von Kleist). Его отец также был посвящен в планы заговорщиков и поплатился за свои знания жизнью.

Сын тогда уцелел чудом и в телевизионном интервью в 1994 году так объяснял свои мотивы: "Меня ужасно мучило, что все эти преступления совершались от имени Германии. И я сказал себе: надо показать миру, что есть и другая Германия. Была и еще одна причина, очень важная для меня. Я был убежден, что в случае удачи, был бы большой шанс сохранить жизнь огромному числу людей, шанс избежать разрушения Германии".

Еще один из заговорщиков, случайно избежавших виселицы или расстрела в нацистской Германии – барон фон Бёзелагер (Baron von Boeselager). Именно он, командовавший тогда отрядом кавалерии на восточном фронте, раздобыл взрывчатку, которую граф фон Штауффенберг пронес в ставку Гитлера.

"Если я вижу, что что-то делается неправильно, совсем неправильно, против моей совести – а это главное, – то я должен быть готов оказать сопротивление, - сказал однажды фон Бёзелагер. - И если дело серьезное, то недопустим прусский принцип "приказ есть приказ". Совесть важнее послушания".

Когда правовое государство в опасности

После 20 июля 1944 года заодно с заговорщиками были арестованы около тысячи человек, почти двести казнены, причем не только те, кто непосредственно участвовали в подготовке самого покушения, но и непричастные к нему деятели запрещенных партий, профсоюзов, священнослужители, подпольщики. В том числе, например, и граф Ульрих Вильгельм фон Шверин и фон Шваненфельд (Ulrich Wilhelm Graf von Schwerin und von Schwanenfeld). Десятилетия спустя его сын Детлеф напишет книгу об отце и заговоре 1944 года.

"Когда в стране разрушается правовое государство, надо бить тревогу, поскольку под угрозой все сферы жизни и общества, - пишет в всвоих воспоминаниях Детлеф фон Шваненфельд (Detlef von Schwanenfeld). - Это главное, о чем шла речь. И я думаю, 20 июля показало и показывает до сих пор значение принципов правового государства".

Никита Жолквер

Эксклюзив

Аналитика

Архив