Юрий Луценко: Я - политически назначенный генпрокурор | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 30.01.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Юрий Луценко: Я - политически назначенный генпрокурор

Генпрокурор Украины Юрий Луценко в интервью DW рассказал об успехах и провалах в борьбе с коррупцией в стране и о перспективах расследования резонансных дел.

Юрий Луценко

Юрий Луценко

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко в последние дня января находится в Брюсселе. Главной темой на его переговорах в столице Европейского Союза стала борьба с коррупцией в Украине. В интервью, которое Луценко дал корреспонденту DW в Брюсселе, речь шла и о расследовании таких громких дел, как убийства на Майдане, возвращение денег Януковича, а также об обвинениях в отношении Михаила Саакашвили.

DW: Расскажите, пожалуйста, о цели вашего визита в Брюссель.

Юрий Луценко: Сегодня и завтра (29 и 30 января. - Ред.) запланированы очень важные встречи с официальными лицами Еврокомиссии, Европарламента для того, чтобы рассказать им о ситуации по борьбе с коррупцией в Украине. Я надеюсь, что сегодня у нас была возможность продемонстрировать реальные достижения. В первую очередь речь идет о реформе Генпрокуратуры, которая фактически уничтожила постсоветскую диктаторскую, карательную модель ее функционирования.

Мы открыли систему: 80 процентов вакансий, а это сотни рабочих мест, занимают люди извне. Мы вдвое подняли зарплату, на четверть сократили персонал, создали органы самоуправления. Только они теперь могут принять человека на работу или снять его с работы. То есть, диктаторские полномочия генпрокурора или его заместителей, говоривших "Арестуй, а не то я тебя сниму!", упразднены. Ключевым прорывом стала реформа по отделению следствия от прокуратуры. Это означает, что один и тот же человек теперь не может дать команду и прокурору, и следователю арестовать человека.

Здание Генпрокуратуры Украины

Здание Генпрокуратуры Украины

Но, конечно, людей в Украине, да и в ЕС, интересуют результаты борьбы с коррупцией. Часто приходится слышать, что ничего не изменилось. Это неправда. В прошлом году мы продемонстрировали наивысшую активность за более чем 20 лет независимости Украины. ГПУ (Генеральная прокуратура Украины. - Ред.) с нашими коллегами из МВД, фискальной службы, СБУ по горячим следам задержала, как правило, во время получения или дачи взятки, более 9500 коррупционеров. Были вынесены 1692 приговора. Это один из лучших результатов в Европе. Чего не хватает? Среди этих приговоров нет ни одного, вынесенного "крупной рыбе". Сегодня мы много говорили об углублении сотрудничества с Национальным антикоррупционным бюро Украины (НАБУ), имеющим исключительную компетенцию в расследовании фактов коррупции в высших эшелонах власти. Среди дел НАБУ - 40 процентов те, которые мы ведем вместе. Это свидетельствует о том, что разговоры о войне между ГПУ и НАБУ, являются неправдой.

Давайте скажем честно: я политически назначенный генпрокурор. Президент и парламент приняли решение о том, что эту карательную, неподконтрольную обществу систему может изменить только человек извне. С моим профессиональным и жизненным опытом у меня было большое желание это сделать. Я уверен, что много уже сделано. Именно то, что я политически назначенный, требует от меня демонстрировать людям, избирателям, результаты.

- В ваш адрес и в адрес ГПУ раздается много критики в связи с конфискацией "денег Януковича". Суть ее сводится к тому, что низкое качество работы ГПУ может позволить офшорным компаниям, принимавшим участие в отмывании денег, эти деньги отсудить.

- Кто может сказать о низком качестве следствия? Тот, кто изучал его материалы. А кто изучал их из тех критиков, которые громко вопят об этом в эфире? Я никогда не думал, что дело о возвращения в госбюджет 1,5 миллиарда долларов будет предметом борьбы антикоррупционных общественных организаций. Я считаю их аргументы фейковыми. Любое дело можно обжаловать в Европейском суде. Но это же не означает, что его не надо реализовывать!

С моей точки зрения, мы имеем дело с лоббизмом чужих интересов. Я вынужден с этим считаться, поэтому в дальнейшем мы будем лучше информировать о нашей деятельности. У нас есть 30 решений разных судов, признавших 500 компаний украинской и иностранной юрисдикции членами преступной организации. Один из этих судов дал согласие на сделку с гражданином К., бывшим членом этой преступной организации. Он раскрыл нам всю систему, и в результате суд принял решение о конфискации.

- Близится четвертая годовщина Майдана. И в украинском обществе спрашивают: где результаты расследования преступлений против участников Майдана? Сколько людей уже отбывают наказание?

- Ответить на этот вопрос и просто, и сложно. Дела 280 человек, причастных к насилию на Майдане, - от избиений до убийств - находятся на рассмотрении в украинских судах. Эти процессы, к сожалению, длительные. Если погибли более 100 человек, то судебное следствие будет достаточно долгим. Есть много обвиняемых. Есть дела, по которым проходят представители среднего и высшего звеньев власти, подозреваемых к причастности в том, что они отдавали незаконные приказы, или к совершению уголовных преступлений на Майдане, и которые сбежали в РФ или на временно оккупированные территории Украины. В большинстве случаев мы закончили расследование и теперь ждем от судов разрешения на заочное осуждение.

Что означает - ждем? Например, дела Курченко или Клименко ("младоолигарх" Сергей Курченко и бывший министр доходов и сборов Украины Александр Клименко входили в ближайшее окружение Януковича. - Ред.) находятся около года в судах, которые должны были дать такое разрешение. Но что касается большинства подозреваемых бывших членов команды Януковича, причастных к экономическим и уголовным преступлениям, то мы получили такие разрешения.

Контекст

В первую очередь - на заочное осуждение Януковича, Захарченко, Якименко - глав МВД и СБУ соответственно, подозреваемых в том, что они отдали заведомо незаконные приказы о расстреле мирных демонстрантов на Майдане. Так что ключевое дело, дело чести для всей власти о наказании тех, кто организовал бесчинства против мирных демонстрантов, в этом году будет рассматриваться в суде.

- Что касается Сергея Курченко. Вы говорили, что он финансировал политическую деятельность Михаила Саакашвили. На каком этапе расследование этого дела?

- Я говорил о том, что человек, близкий к Саакашвили, а потом и сам Саакашвили, вступил в контакт с окружением, а затем и с самим Курченко, с целью получения финансовой помощи, в обмен на которую обсуждался вопрос противодействия следствию в расследовании преступлений Курченко. Следствие знает, что из офиса Курченко было передано более 200 тысяч долларов США, предназначенных на финансирование акций протеста. Обсуждался и возможный захват здания украинского парламента. Деньги получили люди из ближайшего окружения Саакашвили. Это установленный нами факт.

Следствие продолжается, оно непростое. Но первый сигнал есть: экспертиза подтвердила, что голоса на записи разговора Саакашвили и Курченко принадлежат им. Что будет дальше - зависит от следователей, прокуроров, а потом - решения суда.

А теперь скажу не только как генпрокурор, а как человек, прошедший Майдан, - Украине нужна оппозиция. Власти нуждаются в ней, и иногда очень сильно заслуживают критику. Люди имеют право, а иногда и необходимость протестовать против властей. Но я категорический противник того, чтобы это делали за деньги, тем более деньги, украденные у украинского народа.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:04
Now live
02:04 мин

Почему генпрокурором Украины назначен Луценко

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама