″Это глупость или оскорбление, не только евреев″ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 03.06.2015

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

"Это глупость или оскорбление, не только евреев"

О проверках в еврейских организациях и о том, как себя чувствуют еврейские общины в России, DW поговорила с главой Российского еврейского конгресса Юрием Каннером.

Сотрудники прокуратуры в Екатеринбурге и Великом Новгороде наделали на днях много шуму: в конце мая они пришли с проверками в екатеринбургскую гимназию "Ор-Авнер" и в новгородский образовательный центр "Хесед" с проверками. В гимназии они изъяли, судя по словам ее представителей, порядка сотни книг, включая такие основополагающие для иудаизма, как Тора, которую в том числе собираются проверить на экстремизм. Представители прокуратуры не сделали никаких заявлений, не ответив на запросы журналистов. Проверки в еврейских организациях по просьбе DW прокомментировал глава Российского еврейского конгресса (РЕК) Юрий Каннер.

DW: Что вы знаете о проверках в еврейской гимназии "Ор-Авнер" в Екатеринбурге?

Юрий Каннер: Я знаю об этом примерно то же самое, что и все, потому что знаю обо всем из СМИ, из открытых источников. На протяжении двух дней я не могу связаться с екатеринбургским раввином Зелигом Ашкенази, у которого я был. Он водил меня в эту гимназию, он очень гордится ей. Но сейчас он не отвечает на телефонные звонки. Он занят.

- Догадки или сведения из других источников у вас есть, что с ним?

Юрий Каннер

Юрий Каннер

- Не знаю. Догадки вы можете строить и без меня. Нет комментариев ни от него, ни от других религиозных организаций, а это религиозная организация. Мы же, Российский еврейский конгресс, религиозной организацией не являемся. Это фактическая сторона дела. Мое мнение таково: в России очень популярно стало говорить об оскорблении чувств верующих. Это (проверки в Екатеринбурге. - Ред.) или просто совершеннейшая глупость, или оскорбление чувств верующих, но не только евреев. Дело в том, что те книги, которые изъяты для проверки на экстремизм, являются основополагающими и для христиан тоже. И для мусульман отчасти.

Это очень странная история. Кроме как неуклюжей ее назвать не получается - все эти книги есть в открытом доступе. Почему надо было их изымать? Это происходит в июне, когда в конце одного учебного года и начале следующего родители думают, где их дети будут учиться. Возможно, это попытка оказать давление с прицелом отвадить родителей: мол, если там что-то изымается, может, не стоит туда отдавать детей. Но вообще я не слышал, чтобы прокуратура приходила в школы.

При этом Екатеринбург, что надо понимать, нельзя считать местом с высоким уровнем антисемитизма. Вообще в России сейчас достаточно низкий уровень бытового антисемитизма и его проявлений. Но Екатеринбург - особенное место. В постсоветское время мэром города много лет был Аркадий Чернецкий, еврейского происхождения. Нынешний демократически избранный мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман тоже еврейского происхождения. Это достаточно сложно интерпретировать как местный антисемитизм. Не думаю.

- Были еще проверки в новгородской организации "Хесед"...

- Да, одновременно была прокурорская проверка там. В Новгороде - небольшая еврейская община. Требовали документы, не объяснили, почему, зачем. Обычно проверка предварительно объявляется: план проверок мы получаем заранее, нормальная рабочая история. А такие внезапные изъятия оказывают серьезное психологическое воздействие на общину. В чем интерес прокуроров приходить в организацию, где люди учат язык, - как-то сложно понять и это комментировать. Я не врач, у меня сын - врач, правда, не психиатр.

- Это случайность, что проверки проходили в одно время? Это единичные случаи?

- Думаю, да. Я не думаю, что это какая-то кампания. Впрочем, вообще давление на еврейские, прежде всего религиозные, организации идет постоянно. За последний год выслан раввин Зеэв Вагнер, очень уважаемый человек, русскоязычный раввин из Тулы. Выслан с запретом на въезд в Россию на пять лет раввин Александр Фейгин.

Давнюю тяжбу ведет община в Омске, там был большой, что называется, наезд на раввина Ашера Кричевского. Но отстояли его в судах. Это вообще непростая история, если высылают раввина. Община к нему привыкла. Это как бракоразводный процесс у пары, которая долго прожила вместе. Люди любят и хотят общаться именно с этим раввином.

Высылки проводят по формальным причинам: кто-то вовремя визу не оформил, кто-то что-то еще. Но отношение к ним не как к уважаемым учителям, а как к гастарбайтерам.

- Появились сообщения, что вы собираетесь обратиться за помощью и поддержкой к президенту России. Верно ли это и на какую поддержку вы рассчитываете?

- Эффективны разные способы, и, естественно, мы будем оказывать поддержку, если это потребуется. Обратиться за помощью к президенту - это оказать административную поддержку. Может, необязательно к самому президенту, а к главе его администрации, министрам. У нас были примеры, когда нам удалось достучаться. Если вы помните дело учителя Фарбера, мы им активно занимались, и да, его президент помиловал.

- Это была громкая история. Что с ним сегодня?

- Не знаю, но он на свободе. Он не был в еврейской общине. Там было так: это его считали евреем. Мне кажется, он сам себя стал считать евреем, уже будучи в заключении. Мы его поддерживали именно поэтому.

- Как бы вы охарактеризовали в целом ситуацию вокруг еврейских общин в России? Чувствуют ли себя их члены в безопасности?

- Я думаю, что еврейские общины чувствуют себя достаточно безопасно. Смотря с кем сравнивать. Я же бываю в других странах - Германии, Франции и Англии. У нас вот недавно была большая европейская конференция в Тулузе: ее участников армия охраняла. В России это не нужно. Здесь в этом отношении более спокойная обстановка. В прошлом году был один случай проявления антисемитизма, да и то это под сомнением. Мы его таким считаем. Еврейские центры в России больше похоже на американские, а не европейские, где значительно больше усилена охрана. У нас есть охрана, но внутри здания и своя.