Эмансипе, любившая Москву: история ткачихи, ставшей дизайнером | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 28.12.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Эмансипе, любившая Москву: история ткачихи, ставшей дизайнером

Это история о том, как ткачиха родом из Баварии полюбила архитектора-сиониста. Все бы хорошо, да вот только расцвет любви пришелся на начало1930-х годов. Да еще в Германии…

Когда на входной двери в их квартиру то и дело стала появляться свастика, аккуратно нарисованная явным поклонником нацистских расовых теорий, им все стало понятно. В Германии они больше оставаться не могли. Гунта Штёльцль (Gunta Stölzl) и Арье Шарон (Arieh Sharon) покинули страну навсегда. А ведь счастье было таким реальным и таким идеальным…

Фройляйн Штёльцль

Она была для своего времени недюжинно прогрессивной. Да и юность ее пришлась на то время, когда люди быстро взрослели и вынужденно подстраивались под сложные обстоятельства.

Гунта Штёльцль

Гунта Штёльцль

Родилась она в 1897 году в Мюнхене, в семье директора школы. Когда подросла, завела дружбу с "модными" юношами и стала членом молодежного движения "Вандерфогель" (или "Перелетная птица"), выступавшего в защиту природы и против урбанизации. "Птицы"-романтики собирались у костра с народными песнями и плясками, беседовали о светлом будущем, напоминая чем-то появившихся намного позже хиппи. Гунта Штёльцль, если верить ее дневникам, не просто пела у костра, она мечтала, причем не воздушные замки строила, а думала о реальной жизни. Она старательно училась и очень хотела, будучи представительницей пола прекрасного, но на тот момент не шибко уравненного в правах с мужчинами, сказать свое слово в искусстве.

Гунта успешно закончила женскую гимназию и поступила в мюнхенскую художественную школу, но не доучилась, поскольку началась Первая мировая война. Адельгунде (а именно так ее звали по паспорту) добровольно отправилась на фронт санитаркой. В недолгих перерывах между боями она рисовала на клочках попадавшейся под руки бумаги. Ее прадед был ткачом. Мастерство передалось правнучке по наследству. Она хотела заниматься искусством, но пробиться в мужской мир художников и скульпторов было крайне сложно. Куда проще было постараться продвинуть свои идеи, будучи ткачихой.

Баухауз. Начало пути

''Африканский стул'' работы Брейера/Штёльцль

"Африканский стул" работы Брейера/Штёльцль

В 1919 году Гунта Штёльцль приехала учиться в Баухауз (Bauhaus) - Высшую школу строительства и художественного конструирования в Дессау, ныне внесенную в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Вступительный экзамен принимал сам Вальтер Гропиус (Walter Gropius) – выдающийся немецкий архитектор, один из учредителей и идейных вдохновителей Баухауза (а среди ее наставников был, кстати, и Василий Кандинский). "Ничто больше не сдерживает меня в жизни. Я могу делать с ней все, что пожелаю. Это новое начало. Начинается новая жизнь!" – напишет в своем дневнике новоиспеченная студентка самой знаменитой в Европе художественной школы.

Она не просто научится здесь абстрактно думать и работать с художественным материалом, она поймет для себя, что это единственный правильный для нее путь развития художественного сознания: "Живопись - это вовсе не отображение увиденного. Импульс, полученный извне, пропускается через самое себя, и из этого рождается что-то СВОЕ".

Стул работы Брейера/Штёльцль

Стул работы Брейера/Штёльцль

В 1920 году ей доверили создавать в Баухаузе женские мастерские, названные "ткацкими". Девушки пряли, вязали, вышивали, совершенствовались в технике создания гобеленов. Но гораздо важнее было то, что выбор материала был нестандартным, а формы и композиции – абстрактными.

Карьера

Гунта Штёльцль была не просто ткачихой. Ее профессия теперь гордо звалась "дизайнер по текстилю". Мужской коллектив Баухауза принял ее в свои стройные ряды, позволив не только учиться и преподавать, но также разрабатывать новые идеи. Более того, именно изделия, произведенные в ткацких мастерских, обеспечивали школе более или менее сносное финансовое существование, ибо то, что производили девушки под чутким руководством Гунты, активно покупалось клиентами.

А вот с личной жизнью не ладилось. Феминистские представления Гунты были не по зубам даже самым прогрессивным мужчинам ее времени. Помолвку она разорвала, а в дневнике в мае 1920 года написала: "Мы, современные люди, просто не нашли еще в том, что касается любви и брака, той новой формы, которую, кажется, нащупали в творчестве. Мы отчаянно ищем эту новую форму сосуществования, но пока получается плохо: все браки либо распадаются, либо несчастны".

Гунта с головой уходит в работу. Вместе с Марселем Брейером (Marcel Breuer) и на базе его "столярных мастерских" она придумала предметы мебели, ставшие сегодня культовыми, например, стулья, представляющие собой стальной или деревянный каркас, обтянутый полосками материи. Помимо мебели, Гунта Штёльцль создает уникальные стенные ковры, драпировки. Ее штучные художественные работы выставляются в музеях, а в массовое производство идут ткани, созданные в мастерских Баухауза.

Москва. Любовь

В 1928 году Гунта Штёльцль едет в Москву в составе делегации Баухауза. В письме брату Гунта делится своими надеждами: "Меня интересует страна и еще больше – люди. Ведь это же единственное место в мире, где революция продолжает развиваться, где изо всех сил стараются создать новую жизнь". Возможно, сейчас эти слова покажутся кому-то наивными, но писала она их явно искренне, как искренне верила в прогрессивность и доброту рода человеческого.

Арье Шарон

Арье Шарон

Во время поездки в Москву она влюбилась: "…это действительно всерьез, и я очень рада". Ее избранником стал архитектор Арье Шарон, работавший в Баухаузе и тоже прибывший в столицу Страны Советов для обмена опытом. "Москва – отличный город, всегда солнце. Нас принимают лучше, чем короля Афганистана. Неужели я всего-навсего ткачиха?" - напишет Гунта в открытке родным. Москва дала ей множество импульсов, причем как художественных, так и личных. Помимо того, что влюбилась и питалась сладким чувством, она набиралась новых визуальных идей у советских коллег, строивших и оформлявших здания нового типа.

В 1929 году Арье Шарон и Гунта Штёльцль поженились. Вскоре у них родилась дочь, которую Гунта приносила с собой в мастерские, чем вызывала недоумение некоторых коллег, настроенных более консервативно в том, что касается взращивания и воспитания потомства.

Начало конца

В начале 1930-х праворадикальные настроения добрались и до Баухауза. Руководство школы сменилось, все "левое" и "революционное" стало неуместным. На смену шел новый "миропорядок", в рамки которого не вписывалась ни Гунта Штёльцль с ее любовью к Советской России, ни Арье Шарон с его еврейским происхождением. Выходя за него замуж, Гунта отказалась от немецкого подданства. Германию ей пришлось покинуть. Что она и сделала, как только антисемитизм в стенах школы стало невозможно терпеть. "Новая жизнь" закончилась. Светлое пятно затянулось темно-коричневой трясиной…

Баухауз. Преподавательский состав. Справа - Гунта Штёльцль

Баухауз. Преподавательский состав. Справа - Гунта Штёльцль

Гунта Штёльцль в 1931 году уехала в Швейцарию. Уехала навсегда. Арье Шарон тоже покинул Германию, но отправился в ином направлении – поехал жить и работать в Палестину. В 1936 году они официально развелись. Арье Шарон стал известным израильским архитектором, проектировал застройку Тель-Авива, в частности, знаменитое здание аэропорта. Гунта Штёльцль создала в Швейцарии свои мастерские, часто выставлялась, причем и как дизайнер по текстилю, и как художница. Она навсегда вошла в историю как "женское лицо Баухауза".

Выставка в Москве

В Москве, в галерее ВХУТЕМАС (МАРХИ), в рамках Года Германии в России 2012/13 проходит выставка "Баухауз в Москве".

Реклама