Чтоб ты жил на одну зарплату! | Германия из первых рук | DW | 23.05.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Чтоб ты жил на одну зарплату!

19.05.2005

Можно ли прожить в Германии на одну зарплату? Вот об этом мы и поговорим сегодня. Но давайте начнём с ВВП, того самого Валового внутреннего продукта, о котором так много говорят. Ни о каком удвоении здесь, в Германии никто и не мечтает. Хорошо, если экономический рост в этом году составит хотя бы один процент, говорят эксперты. Но выкладки экспертов, все это бесконечные колонки цифр, нам с Вами мало что говорят. Поэтому давайте посмотрим, как борются с экономическим застоем обычные живые люди: два предпринимателя и один безработный:

Бизнес на крови

Фирма «Криолан» торгует кровью - искусственной кровью для киносъёмок. Её менеджер Вольфрам Лангер делает ставку на экспорт и расширение производства за границей. Фирма «Вини» производит офисную мебель. Её хозяин Ганс Карш пытается выжить на внутреннем рынке в Германии. А у биолога Михаэля Гинца фирмы нет. У него есть только хорошее образование и желание работать. Но на рынке труда спроса на его знания и трудолюбие нет. Он - безработный. Вот мы и представили Вам наших героев. Давайте начнём с мебельщика. Ганс Карш унаследовал своё семейное предприятие от отца и деда. Сейчас положение у фирмы как никогда тяжелое:

«Если Вы следите за прессой, то знаете, что, например, банки тысячами увольняют сотрудников. А это и есть наши клиенты. Ну, зачем покупать письменный стол, или рабочее кресло, если работы нет? Рынок офисной мебели в Германии обрушился.»

Когда экономика растёт как на дрожжах, можно наращивать производство за счёт спроса. Но если спрос падает, то выжить можно, только урвав долю рынка у конкурентов. Пришлось на мебельной фабрике «Вини» ломать фирменные традиции:

«Я ещё помню, как мы делали ставку на крупные серии. Даже отказывали клиентам, мол, мелкие партии, а уж тем более, штучные заказы нам всё технологию поломают. Вот времена были! Мы могли заказчиков выбирать! А теперь всё с точностью до наоборот. Мы нашу рекламу строим на том, что мы - именно та мебельная фирма, которая выполнит любое Ваше пожелание, любую Вашу причуду, причём в самые сжатые сроки и по разумным ценам.»

Серийное производство пришлось остановить, всю управленческую иерархию поломать. Всю эту перестройку Гансу Каршу удалось провести только потому, что каждого своего рабочего и служащего он знает по имени. До сих пор, даже в убыточные годы, он не уволил ни одного из своих 230 сотрудников. «Вини» - семейная фирма, подчеркивает Ганс Карш. А вот работодатель биолога Михаэля Гинца решил справиться с финансовыми трудностями самым простым и радикальным методом. Он провёл резкое сокращение штатов. В результате два месяца тому назад Михаэль Гинц остался без работы. Правда, он получил положенное ему по закону выходное пособие. Так что материальных затруднений семья пока не испытывает. Но всё упирается в это словечко «пока»:

«Я надеюсь, что рано или поздно найду работу, но, знаете, трудно жить с этой неуверенностью. Когда найду, где найду, ничего не известно. У нас в Берлине своя квартира. Если придётся куда-то переезжать, мы её не сможем продать, потому что в Берлине цены на недвижимость упали. Придётся, наверное, её сдавать. Но это всё детали. Главное - работу найти.»

А пока Михаэль Гинц и его жена Бирте отложили все крупные покупки и отказались от отпуска. Михаэль рассылает по всей Германии заявления о приёме на работу, Бирте изучает объявления в газетах, чтобы как можно больше сэкономить на питании:

«Конечно, мы сейчас экономим на всём. Надо же иметь хоть какой-то запас, потому что мы понятия не имеем, какие расходы нам предстоят.»

Тем временем фирма «Криолан» расширяется. 200 человек работают в Берлине, в сентябре откроется филиал в Индии. Почему именно в Индии? Менеджер фирмы Вольфрам Лангер объясняет:

«Индия - самый большой рынок кинопроизводства в мире. В Индии снимается больше фильмов, чем в Голливуде. Мы хотим быть ближе к потребителю.»

«Криолан» делает бизнес на крови. Правда, на искусственной, для театра и кино. Чем больше ужасов и убийств на сценах и экранах во всём мире, тем лучше идут дела у Вольфрама Лангера. Но искусственная кровь - только одно из 15.000 наименований в каталоге фирмы. Вот, например, серия грима «Камуфляж», более ста различных оттенков. Его открыли для себя не только профессиональные актрисы, но и модницы. Одним словом, фирма производит и продаёт всё, что нужно, чтобы блистать в шоу-бизнесе:

«Вообще-то мы каждый день занимаемся разработкой новых товаров и услуг. Вот, помните летние Олимпийские игры в Афинах? Хорошо спортсмены выглядели на открытии? Это мы разработали и поставили для них макияж, причём такой, что ни от пота, ни от дождя он не течёт. Вообще, прошлый год был для нас рекордным. Но и в этом году перспективы неплохие. Были бы новые идеи, а спрос всегда найдётся.»

Два предпринимателя, один безработный. Три человека, три разных взгляда на будущее. Один пытается свести концы с концами, другой расширяет производство, ну, а третий надеется, что экономический застой в Германии, наконец-то кончится, и у него снова будет работа.

Мы сейчас говорили о проблемах более или менее состоятельных людей. Многие в Германии им могут только позавидовать. У них нет ни собственных фирм, ни собственных квартир. У них есть работа, да и не одна и не две, а денег на жизнь всё равно не хватает. Вот с двумя из них мы сейчас и познакомимся:

Чтоб ты жил на одну зарплату!

Об этом Гарри Даубен только и мечтает. Его рабочий день начинается в пять утра. Гарри Даубен разносит газеты. На это отводится полтора часа, иначе абоненты могут и нажаловаться:

«Да приходится побегать и попотеть. Вверх-вниз по лестнице, зарядка что надо.»

Следующее место работы - частная курьерская фирма. Письма и бандероли Гарри развозит по всему городу на своей старенькой побитой «Тойоте». К обеду обычно справляется. На руки он получает от обеих фирм 950 евро. Но надо же ещё за квартиру платить, и бензин в последнее время подорожал. Кроме того, Гарри платит алименты на двух сыновей, которые живут у его бывшей жены. Приходится подрабатывать после обеда или вечерами:

«Я развожу пиццу. Они со мной расплачиваются натурой - едой и напитками. А деньгами платят не по времени, а по километражу. Так что приходится иногда правила нарушать, гонять по городу. Ещё я подрабатываю квартирным ремонтом у родственников и знакомых. Ну, берусь за любую мелкую работу. Вот так и кручусь.»

Недавно правительство Германии опубликовало отчёт о благосостоянии и бедности. Есть в этом отчёте вот такая уродливая по форме, но красивая по содержанию фраза: «Полный рабочий день должен обеспечивать такой уровень доходов, который гарантирует работнику его долю общего благосостояния и, во всяком случае, превосходит порог, за которым возрастает риск оказаться за чертой бедности». И, в то же самое время, в Германии насчитывается более миллиона людей, которые работают полный рабочий день, а получают меньше половины средней заработной платы. Не говоря уже о тех, кто как Гарри Даубен и не мечтает о постоянной работе, а перебивается случайными заработками. Если всё подсчитать, то работает он как минимум 50 часов в неделю, то есть больше, чем в бюро или на заводе, а заработков едва-едва на жизнь хватает. Вот ещё один пример: Йорг Хённинг.

«Да, добрый день. Скажите мне, пожалуйста, длинный номер, он на Вашем письме на самом верху. Да, точно. Окей, теперь, пожалуйста, имя, фамилию и адрес…»

Йорг Хённинг сидит перед монитором компьютера в маленькой ячейке. На голове у него наушники, сбоку - микрофон. В огромном офисе Сall-центра рядом с ним работают ещё несколько десятков операторов. Так называемые Сall-центры возникли повсюду, как грибы после дождя. Они проводят опросы, обеспечивают маркетинг и рекламные акции различных фирм, отвечают по телефону на жалобы и вопросы клиентов. Работа нудная и монотонная. Оплата плохая - 6 с половиной евро в час плюс премиальные. Но Йорг Хённинг рад и этому. Институт он в своё время бросил. Потом от биржи труда его отправили учиться на курсы программистов. Пока он выучился, спрос на программистов его квалификации давно кончился. Вот и сидит он в свои 32 года в своей ячейке и нудно задаёт одни и те же вопросы и даёт одни и те же ответы. Работает он на полставки, так что чистыми получается около 400 евро в месяц. Их как раз хватает, чтобы заплатить за маленькую квартиру и коммунальные услуги. Так что по субботам и воскресеньям Йорг подрабатывает таксистом. Ещё столько же получается. Вот на эти деньги и живёт. Обувь он себе покупает на аукционах в Интернете, обычно подержанную. На джинсы хватает денег, которые ему дарят на Рождество родители. Как измерить «долю от общего благосостояния» или «риск оказаться за чертой бедности» Йорг Хённинг не знает:

«Это ведь зависит от индивидуальных запросов. Я, например, свои запросы свёл к минимуму. Ну, мне просто не надо каждую неделю ходить по магазинам. Что мне нужно? Мне нужна крыша над головой, мне нужна еда. Вот и всё. На это мне денег пока хватает.»