Чернобыльские ликвидаторы: ″Мы бы тут же поехали на ″Фукусиму″ | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 22.03.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Европа

Чернобыльские ликвидаторы: "Мы бы тут же поехали на "Фукусиму"

Чернобыльские ликвидаторы всей душой болеют за японских пожарных и солдат, которые борются с аварией на АЭС "Фукусима-1", чтобы не допустить страшной трагедии, аналогичной той, которая случилась в Украине 25 лет назад.

Николай Власов и Анатолий Лигун

Николай Власов и Анатолий Лигун

Бывшие ликвидаторы Чернобыльской катастрофы Николай Власов и Анатолий Лигун приехали в Потсдам из Луганска и Чернигова для участия в выставке "25 лет после Чернобыля". В последние дни их внимание приковано к ситуации на японской АЭС "Фукусима-1". Бывшие военные выражают солидарность с японскими атомщиками, пожарными и солдатами, пытающимися предотвратить масштабную атомную катастрофу, аналогичную Чернобыльской.

Как страшный сон

Подполковник Николай Власов вылетел в Чернобыль пять часов спустя после взрыва

Подполковник Николай Власов вылетел в Чернобыль пять часов спустя после взрыва

"Если события на японской АЭС будут развиваться в худшую сторону, то последствия аварии на станции "Фукусима-1" могут быть такими же, как в Чернобыле. Дай Бог, чтобы этого не произошло", - говорит подполковник Николай Власов. После трагедии в Чернобыле прошло 25 лет, но он помнит все до мелочей. 26 апреля 1986 года Власов, будучи начальником отдела штаба гражданской обороны Украины, спустя пять часов после взрыва на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС на вертолете отправился на место происшествия - оценивать масштаб аварии.

"Мы прилетели, увидели, что взрыв колоссальный. Все разбросано. Огромный пролом. Везде куски графита, таблетки урана. Уровень радиации превышал 2000 рентген. На тот момент у нас были только противогазы. Мы вернулись в штаб и тут же доложили, что это настоящая катастрофа", - вспоминает Николай Власов.

Однако вместо того, чтобы тут же объявить тревогу и начать эвакуацию населения, Украина ждала приказа из Москвы. Ошибка, которая обернулась трагедией для многих людей. Эта мысль до сих пор не дает покоя Николаю Власову. "Никто у нас на Украине не мог принять решение об эвакуации. Все ждали, что скажет Москва. А для Москвы было главное избежать паники. Поэтому от людей скрывали любую информацию. Это - непростительная ошибка", - сокрушается он.

Чудом выжили

Сразу после аварии Николай Власов принимал активное участие в ликвидации последствий катастрофы в Чернобыле. О том, что его организм подвергался сильному облучению, он старался не думать. "Официально нам нельзя было записывать больше 25 рентген. Но я точно знаю, что получил дозу в 78 рентген", - говорит Николай Власов. После аварии ему удалили две трети желудка и присвоили третью группу инвалидности. То, что он до сих пор жив, 67-летний активист "Союза Чернобыль Украины" считает чудом. Сейчас он борется за права жертв Чернобыльской катастрофы и призывает украинские власти создавать реабилитационные центры для бывших ликвидаторов.

Его коллега Анатолий Лигун тоже выжил. В июне 1986 года он измерял уровень радиации в непосредственной близости от взорвавшегося энергоблока и участвовал в действиях по снижению радиоактивных выбросов.

Ликвидаторы на Чернобыльской АЭС в 1986 году

Ликвидаторы на Чернобыльской АЭС в 1986 году

"Там уровень радиации был такой, что после одной такой разведки меня тут же вырвало. У меня все плыло перед глазами. Радиация сразу давала о себе знать. Мы все тут же теряли голос. Хрипели. В горле першило", - вспоминает Лигун.

По его словам, как правило, через две недели работ все ликвидаторы начинали жаловаться на боли в сердце и аритмию. "До аварии на АЭС все ликвидаторы были здоровыми людьми, а после аварии мы превратились в инвалидов. Те, кто выжил, страдают десятью-пятнадцатью заболеваниями одновременно", - рассказывает он, и добавляет, что, помимо высокого давления, у него постоянные шумы в голове и боль в суставах.

Чернобыль полностью изменил мою жизнь. Анатолий Лигун на выставке 25 лет после Чернобыля

"Чернобыль полностью изменил мою жизнь". Анатолий Лигун на выставке "25 лет после Чернобыля"

Анатолий Лигун и Николай Власов испытывают искреннее сочувствие к японским специалистам. "Мы прекрасно осознаем, в каких условиях они сейчас работают, какой опасности себя подвергают и каким образом это может сказаться на их здоровье", - говорит Лигун.

Фукусима - не Чернобыль

Тем не менее, сравнивая чернобыльскую катастрофу с аварией на японской АЭС, бывшие ликвидаторы отмечают существенные отличия. Как говорит Николай Власов, в прошлом - военный инженер, взрывы на АЭС "Фукусима-1" пока не привели к разрушению активной зоны реактора. Японские рабочие изо всех сил борются, чтобы не допустить неконтролируемой цепной реакции.

"Это сложно, но возможно. Самое главное - стараться все время держать реакторы под контролем и постоянно их охлаждать", - отмечает он. Власов напоминает, что взрыв на Чернобыльской АЭС произошел внезапно, а авария на "Фукусиме-1" стала следствием сильнейшего землетрясения и цунами, и у японских атомщиков было время, чтобы принять необходимые меры.

Его коллега Анатолий Лигун отмечает профессионализм японцев: "Они сразу же вывезли население из опасной зоны, а в Чернобыле даже после мощного выброса радиации эвакуация началась лишь 24 часа спустя".

Но самое главное, отмечают ликвидаторы, взрыв в Чернобыле произошел по вине и халатности человека, к чему прибавились страшные ошибки в проектировке реактора. На японской же станции авария стала следствием природных катаклизмов. Тем не менее, Николай Власов убежден, что строить АЭС в сейсмически опасных зонах безответственно: "Опыт в Японии показал, что нереально построить АЭС, которая может выдержать удары мощного землетрясения".

Несмотря на все опасности и проблемы со здоровьем, Николай Власов и Анатолий Лигун немедленно отправились бы в Японию, если бы коллегам на АЭС "Фукусима-1" потребовались их профессиональный опыт и помощь. "Естественно, поехали бы. Нам терять нечего, - говорят они. - Тем более, у японских атомщиков такое современное защитное обмундирование, о котором мы даже мечтать не могли. И мы выжили. И Фукусиму переживем".

Автор: Оксана Евдокимова
Редактор: Марина Барановская

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама