Хранительница диких жеребцов | Советы туристам в Германии | DW | 17.06.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Туристу на заметку

Хранительница диких жеребцов

Первое письменное упоминание о диких лошадях в этом уголке Вестфалии датировано 1316 годом. Табун чудом уцелел в непроходимой болотистой местности, в XIX веке был взят под охрану и сейчас насчитывает более 350 кобылиц.

Фридерике Рёвекамп (Friederike Rövekamp) - главный лесничий заказника диких лошадей (Wildpferdebahn) в Мерфельдской топи (Merfelder Bruch). Он был основан в позапрошлом веке герцогами фон Круа (Herzog von Croy) недалеко от города Дюльмена (Dülmen) в Северном Рейне-Вестфалии.

Deutsche Welle: Германия богата природными достопримечательностями, но этот табун диких лошадей - памятник просто уникальный. Трудно поверить, что в самом центре индустриализированной и густонаселенной Западной Европы такое вообще возможно. Почти четыреста диких лошадей! Как этот табун вообще сохранился?

Рёвекамп: Диких лошадей раньше можно было встретить по всей Германии, однако с ростом населения и освоением человеком новых территорий ареалы их обитания начали сокращаться. Крестьяне уничтожали их, охраняя посевы. Их отлавливали, чтобы ставить под седло в военных целях. Лошади были вынуждены уходить все дальше и дальше, в глубь практически непроходимых лесов и болот. Этот табун сохранился, благодаря стечению множества разных обстоятельств. Лошади смогли на протяжении нескольких столетий не попадаться на глаза человеку.

- Но в какой-то момент это все-таки произошло?

- Дикий табун, состоявший тогда из 150 лошадей, обнаружили только в XIX веке. Очень быстро, за 12 лет, его численность сократилась до трех десятков… На лошадей стали охотиться местные крестьяне, так как этот лес был общим. Тогдашний герцог из дома Круа осознал ценность табуна для истории и природы. Он приобрел права на эти земли и создал заповедник - обнесенный оградой обширный участок, где табун живет уже более 125 лет в естественных условиях. Причем практически без вмешательства человека, в частности без какой-либо ветеринарной помощи. Здесь можно увидеть, как много столетий назад выглядела Вестфалия.

- Вестфалия - край, известный своими коневодческими традициями. Даже на гербе современной федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия изображена лошадь - белая, вставшая на дыбы. Получается, что в Дюльмене сохранились, так сказать, ее дикие предки. Территория здесь действительно внушительная - 400 гектаров. Представляю, сколько средств на поддержание одних ограждений уходит, оплату сотрудников лесничества. Дорогое хобби у герцогов! Хоть какую-то финансовую прибыль табун приносит?

- Нет, прибыли этот табун не приносит. Ведь, когда покупают лошадей, главными факторами, влияющими на цену, являются родословная и дрессировка. В этом плане мы ничего предложить не можем. Однолетний дикий жеребец уходит на аукционе за несколько сотен, не более тысячи евро. Каждый год в табуне рождается 20-30 жеребцов. Если мы и получаем какую-то прибыль, то исключительно от продажи билетов зрителям, пришедшим посмотреть на отлов. Все 12 тысяч билетов раскупают за несколько месяцев до мероприятия - Wildpferdefang.

- А зачем коней вообще отлавливают?

- Это необходимо. Дело в том, что лошадиный табун составляют кобылицы - с ведущей кобылой во главе. Табунный жеребец - один. Если оставлять жеребцов-однолеток, это приведет к борьбе между ними, а также рано или поздно - к инцесту. Раньше, когда лошади могли свободно передвигаться по лесам, все регулировалось естественным образом. Причем даже табунный жеребец находится здесь не круглый год, а допускается лишь на несколько месяцев - с мая по осень. Этих жеребцов мы получаем по обмену, например из специальных центров по дедоместикации, в которых предпринимаются попытки одичания лошадей - выведения изначальной расы. Такая программа, например, есть в Польше - в Мазурии.

Кадр за кадромФоторепортажиТуристу на заметкуЦитатникRSS-лента

- Раньше перед продажей молодых жеребцов клеймили каленым железом. В Дюльмене от этой традиции решили отказаться, хотя некоторые зрители, судя по разговорам, очень ждали именно эту часть программы.

- В клейме просто отпала необходимость. На чипе, который по европейским ветеринарным нормам мы обязаны вживлять жеребцам перед продажей и транспортировкой, можно разместить намного больше информации, а сам чип более надежно документирует их происхождение. Его вживление связано с меньшей болью и стрессом, чем клеймление. Поэтому я считаю это решение правильным, хотя мы пока не окончательно отказались от традиции, а решили просто подождать, чем закончится обсуждение темы. Для зрителей эта процедура содержала элемент романтики. Романтика - романтикой, но зачем лишний раз подвергать лошадей стрессу?

- Насколько я знаю, кобыл из табуна не изымают ни для каких целей - их не продают, не отправляют к мяснику. Они умирают естественной смертью?

- Да, конечно, лошади здесь появляются на свет, живут и умирают. Старые кобылицы обычно уходят подальше от табуна в лес. Более молодые часто умирают на лугу, не покидая табун. Здоровые члены семейной группы в таких ситуациях до последнего момента охраняют ослабшую лошадь или жеребенка, наблюдая за возможными опасностями. Конечно, с территории заповедника мы их затем убираем, чтобы не допустить распространения болезней или загрязнения водных источников. Кроме того, летом по выходным дням заповедник открыт для посетителей, которые могут наблюдать за табуном с огороженных прогулочных дорожек, проложенных по территории.

- Можно сказать, что сегодня - самый неспокойный день в жизни табуна или, в зависимости от точки зрения, своего рода кульминация. Какой момент в году самый эмоциональный для вас лично, главного лесничего, так сказать, хранительницы дикого табуна? Может, он вообще не сегодня, а, например, когда появляются жеребята.

- Честно говоря, я не люблю шумных массовых мероприятий. Самый приятный момент для меня - когда все позади, все прошло, как надо, и табун снова мирно пасется на лугу в лучах заходящего солнца.

P.S.

Проданные с аукциона молодые дикие жеребцы еще одну ночь проведут на арене в загоне. Перед транспортировкой им нужно отдохнуть от стресса и первого близкого контакта с людьми. Новые владельцы покупают своего рода лотерейный билет, образно говоря, жеребца в мешке. Прогнозы о характере и качествах делать невозможно, о чем официально предупреждают перед аукционом.

Наследный принц фон Круа в одном из интервью, говоря о том, что он может порекомендовать любителям лошадей, купившим дикого жеребца-однолетку, сказал, что для знакомства лучше всего взять толстую книгу, поставить в конюшне стул и, сидя рядом, просто для начала ее прочитать, чтобы дать лошади к себе привыкнуть.

Главное - терпение, а результаты каждый год можно увидеть перед началом отлова - во время показательных выступлений. И шестеркой в упряжке бывшие дикие жеребцы ездят, и лихо с наездниками, и даже через препятствия перепрыгивают, правда, через невысокие, так как сами-то они - метр тридцать в холке.

Интервью

Фоторепортаж

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама