«Театр из ничего» в Гамбурге / Встреча с писательницей Лидией Розин | Мосты | DW | 29.12.2003
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

«Театр из ничего» в Гамбурге / Встреча с писательницей Лидией Розин

25.12.2003

Театр с несколько странным называнием «Театр из ничего», постановки которого идут на двух языках, существует в Гамбурге уже второй год. Им руководит режиссер Людмилы Акинфиевой . В прошлом - артистка Рижского Русского драматического театр. Екатерина Филиппова встретилась с артистами «Театра из ничего» после премьеры спектакля "Лекарь поневоле" по Жану Батисту Мольеру.

Режиссер "Театра из ничего" Людмила Акинфиева создала свой театр, как она сама утверждает, буквально из воздуха:

"Я сама придумала, вдруг. Я поняла, что мы ниоткуда, из ничего, из воздуха. У нас маленькая труппа. Мы не имеем ни места, где репетировать, ничего. Где достанем, там и репетируем. Очень трудно, приходится кланяться много, спину гнуть, понимаете. И если потом не приходят ребята на репетицию хоть плачь, очень обидно. Я не различаю, мне все равно - переселенцы или еврейские, или немецкие люди, или какие люди, лишь бы люди были!"

Исполнительница роли Люсинды - 17-летняя школьница Ольга Голубчикова, посещала театральную студию еще в родном Киеве. И в Германии она не изменила своему увлечению театром.

"Я играю девушку Люсинду, которая безумно влюблена в молодого человека - Леандра, правда она его недостаточно его знает, чтобы его любить. Она очень такая... "книжная", есть такое выражение. Создала себе образ и любит его, а на самом деле не понимает, чем это может закончиться. В каждой роли надо знать, что за ней, надо представить своего героя, его привычки, прошлое и настоящее. Я учусь в школе пока, еще три года мне там учиться. Еще не знаю, кем я хочу стать. Хотелось когда-то стать актрисой, но в Германии не хочется, потому что не нравится немецкий театр. То есть, пока еще не решила. Что-нибудь творческое, но что конкретно я не знаю еще".

Лора Лаевская, учительница начальных классов, переехала в Гамбург из Санкт-Петербурга всего год назад, пока только учит немецкий язык, и пока еще не знает, чем станет заниматься в будущем. В спектакле она исполняет роль кормилицы:

"Играю я на русском. Один актер играет у нас на немецком, потому что он профессиональный немецкий актер, а другие все играют на русском языке. Очень интересное решение, я считаю, что немецкий и русский. Кстати, кто знакомые у меня были из немцев на спектакле, им тоже понравилось, хотя они поняли только частично. Но им понравилась динамика спектакля, что быстро развиваются события, то есть это не скучно».

- То есть, у тебя есть немецкие друзья?

- Да, конечно. Мы же в Германии живем, как же без немецких друзей.

Единственный немецкий актер в русском театре, Берндт Ненниг, был приглашен на роль старика в первом спектакле театра - пушкинских "Цыганах". Он учился в Восточном Берлине и понимает по-русски.

Иначе, как бы ему удавались реплики на русском языке?

"Я вырос в бывшей ГДР и очень люблю русскую литературу. Что касается нашего театра, то здесь я нашел то, что мне не удавалось среди немецких коллег - это желание работать безвозмездно для того, чтобы по-настоящему смог возникнуть театральный коллектив. Для меня как для профессионального актера также важно работать, а не простаивать и ржаветь. Я считаю также важным то, что молодые люди, которые приезжают к нам в Германию, в этом театре проходят своего рода интеграцию".

Правда, не все актеры театра считают интеграцию в немецкое общество необходимой. Антон Князев живет в Германии уже четыре года за это время "Театр из ничего" стал для него первым и единственным местом самореализации:

"Времени у меня очень много. Я нигде не работаю, сижу на "социале". Ну, работаю над собой очень много, читаю пьесы, книжки, смотрю спектакли на кассетах. Я из Иркутска приехал, я из Сибири, а учился в Новосибирске. Там работал в Новосибирске в двух театрах|, потом в Иркутске мы создали такую студию, но меня вовремя оттуда выдернула моя немецкая жена, перевезла в Германию. Я живу в своем мире, не хочу интегрироваться, зачем мне это нужно. Немецкий мне не нравится, мне нравится английский...

Я противник интеграции. Человек должен принадлежать себе, а не стране. И я здесь вот ходил-ходил, чего-то ничего не нашел. Потом нашел вот Людмилу Даниловну. Ну, вот сыграл Луку".

Исполнитель главной роли Сганареля - бывший москвич и кэвээнщик, экономист по образованию, 25 летний Борис Почтенов приехал в Гамбург из Москвы совсем недавно.

"Сганарель, которого я играю, тоже личность довольно загадочная. Были долгие поиски образа. И тут режиссер мне сказал одну вещь: у тебя зерно пятилетнего ребенка. И это помогло».

- А ты не жалеешь, что ты из Моквы уехал в Гамбург?

  • Но это очень тяжелый вопрос. Если бы жалел, уехал бы обратно, наверное, так.
    • А сейчас тяжело?

      - Конечно, тяжело, как и всем. Самый такой трудный период. Вот эта вторая стадия трудного периода, когда уже вроде пожил, уже увидел, но еще как бы не понимаешь, себя ищешь дальше и не можешь никуда приткнуться. Поначалу просто страх, а когда уже знаешь ситуацию, но понимаешь, что толку то этого мало.

      С артистами «Театра из ничего» встречалась Екатерина Филиппова.

      В Бонне живет поэтесса и писательница, переселенка из Казахстана Лидия Роз ин. С ней встретилась моя коллега Надежда Баева.

      Рабочее название не законченного романа Лидии Розин – «Долгая дорога домой». В этом автобиографическом произведении поэтесса рассказывает о судьбе российской немки, переселившейся из Алма-Аты на родину предков - Германию. Этот роман – первое прозаическое произведение боннской поэтессы. Тема российских немцев привлекает многих русскоязычных авторов, живущих в Германии, но Лидия попыталась подойти к этой проблеме с юмором:

      «Я очень много читала по теме российских немцев, но это написано как-то односторонне. Конечно, много страданий было, у российских немцев очень тяжелая судьба. И я подумала, почему нужно только так показывать и только плакать, когда можно и нужно даже кое над чем и посмеяться, улыбнуться. У меня многие вещи написаны с юмором, но это совсем не значит, что нет того же самого, что и в других произведениях. Эта вся трагедия есть. Мне кажется, что мне удалось так, как я хотела рассказать – детским взглядом, как я воспринимала мир, что делалось вокруг».

      Лидия Розин родилась в Сибири, в Кемеровской области. Когда девочке было восемь лет, ее семья переехала в Казахстан. Здесь Лидия училась и работала: строила телефонные станции, была двадцать лет прорабом и начальником участка, а затем пять лет занимала должность ведущего инженера в Управлении «Казсвязьмонтаж». Когда она начала писать стихи, Лидия уже точно не помнит:

      «Наверное, давно. В школе. Нам задавали сочинять стихи. Я писала половине класса. В возрасте 18-19 лет я очень много писала, я искала смысл жизни, приставала к людям с вопросом: для чего вы живете?», читала философов. Но это у меня продолжалось до тех пор, пока я не вышла замуж. А когда я вышла замуж и пошли дети, у меня совсем не было времени искать смысл жизни».

      Десять лет Лидия ничего не писала. Но когда в середине восьмидесятых распалась ее семья, поэтесса, неожиданно для самой себя, снова взялась за перо. В 1995 году Лидия Розин, как и многие российские немцы, снова поменяла место жительства и переехала в Германию.

      «Буквально через две недели, когда я очутилась в Германии, я заболела сильно. И в этот период, когда мне даже улыбаться было больно, у меня пошли стихи, я начала писать».

      В 1997 году вышла первая книга Лидии Розин под названием «Трансплантация души», в которой были опубликованы стихи поэтессы разных лет. В 2000-ом году читатели познакомились со вторым сборником стихов. Он назывался уже по-немецки «Zweiseitig. Zwiespältig". В него вошли не только стихи на русском языке, но и их переводы на немецкий. В 2001-ом вышла еще одна двуязычная книга поэтессы под названием «Слова и камни».

      В стихах Лидии Розин нашли отражение и судьба российских немцев, и любовные переживания, и смерть сына... Не забыла в своих стихах Лидия и город Бонн, в котором она сейчас живет. «В моей работе на стройке было тоже много поэзии», – говорит писательница. Когда-нибудь мир увидит книгу о том, как строятся телефонные станции:

      «Я, может быть, когда-нибудь напишу цикл рассказов под такой шапкой «Моторовна». Меня зовут Лидия Людвиговна. И вот когда я была начальником участка, у меня был такой остроумный слесарь, который говорил так: «Людвиговна – Двигателевна – Моторовна». В общем, он меня из Людвиговны сделал Моторовной. И вот под названием «Моторовна» я, может быть, расскажу о своей работе».

      Сегодня Лидия Розин работает над повестью «Не кладите хрен в окрошку» и над книгой «Шпионка из позапрошлого». В этих прозаических произведениях писательница снова обращается к теме российских немцев, и как уже говорят сами названия книг – снова с юмором. Окончательный ли это переход от поэзии к прозе, Лидия еще не знает. По ее словам, «и в прозе может быть много лирики». Например, в еще незаконченном романе «Долгая дорога домой» писательница использовала свои ранние стихи.

      Дорогие друзья! Сегодня в Германии отмечается праздник рождества Христова. Я поздравляю всех, кто отмечает этот день вместе с нами. Желаю вам здоровья, счастья, любви. Мы встретимся с вами уже в новом году ровно через неделю в это же время. С наступающим вас новым годом!