Ташкент отвернулся от своих граждан | Центральная Азия - события и оценки | DW | 22.05.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Ташкент отвернулся от своих граждан

Правозащитник Тамара Чикунова (организация "Матери против смертной казни и пыток") в интервью "Немецкой Волне"

default

По мнению Тамары Чикуновой, репрессии в Узбекистане проводились и будут проводиться. И самое страшное – это то, что тем людям, которым «припишут» экстремизм или терроризм, может грозить и высшая мера наказания, а в Узбекистане это – смертная казнь:

«Это было и продолжается. И никто не гарантирован. Мы сегодня сидим дома. Вот я, например, разговариваю с Вами по телефону, через час могут прийти и арестовать. Притом в обвинении потом найдут, что приписать. Меня уже обвиняли в чем угодно. До смешного! Я христианка, а мне говорили, что я – мусульманский религиозный экстремист. Абсурд!... Меня сейчас пугает другое. Законодательно имеется две статьи: убийство и терроризм. За них выносят смертный приговор. Смертная казнь в Узбекистане есть. Людей тайно казнят. Сейчас арестованные люди, обвиняемые в подрыве конституционного строя, в процессе могут быть обвинены так, что потом получат в наказание исключительную меру. И это страшно. Законы в Узбекистане написаны, и неплохие. Но эти законы не работают».

Не иначе как смертной казнью называет Тамара Чикунова – руководитель узбекского НПО «Матери против смертной казни и пыток» - то, что происходило во время последних андижанских событий:

«Люди, которые вышли попросить о том, чтобы их экономическое положение было улучшено, о том, чтобы государственные структуры работали нормально, чтобы судьи были независимыми, а суд правдивым… И за это их убили?! Это можно назвать несанкционированной смертной казнью…»

По словам Тамары Чикуновой, настроение у людей в Ташкенте подавленное. По крайней мере, такую оценку она может дать, судя по тому, о чем говорят ее знакомые и коллеги. Как считает правозащитница, самое ужасное – это то, что официальный Ташкент отвернулся от жителей Узбекистана, без вины пострадавших в Андижане:

«Состояние людей, которые живут в Ташкенте, с которыми я могла общаться, неадекватное. Потому что они подавлены. Ужасно то, что люди не могут открыто выразить соболезнования, скорбь о погибших. Ужасно, что правительство не взяло на себя похороны убитых, не оказало семьям погибших посильную помощь. Государство, в котором мы живем, должно отвечать за тех, кто живет в этом государстве. Но в этом случае – безответственность полная. Никто не взял на себя ответственность, хотя бы морально, поддержать эти семьи».

Многие аналитики, журналисты проводят или пытаются проводить параллели между событиями на Украине, в Киргизии и в Узбекистане. Но, как говорит Тамара Чикунова, ничего общего между тем, что происходило и происходит в этих государствах, нет:

«Там люди, чтобы их интересы в законной власти представляли те, кому они доверяют. Ситуация в Узбекистане совершенно другая. Здесь в погоне за надуманным исламизмом людей сажают в тюрьмы, разоряют бизнесменов».

Узбекская оппозиция, по убеждению руководителя правозащитной организации «Матери против смертной казни и пыток», пока своего «звания» не оправдала. И в этом вина властей Узбекистана, не допускающих никакой критики в свой адрес, а значит – и никаких «альтернативных» мнений, никаких «альтернативных» партий и т. д.:

«У нас не зарегистрировано официально ни одной политической партии, которая была бы официальной оппозицией. Правозащитные организации тоже многие не зарегистрированы. От этого они не стали хуже работать или плохо защищать людей. Но это – большой минус. То, что организации не зарегистрированы, дает возможность власти в любой момент расправиться с ними: привлечь их к уголовной ответственности, положить в психбольницу… А для того, чтобы появилась оппозиция, в которой мы бы увидели достойного лидера, она должна выйти из подполья, должна быть легализована».

Что касается нынешней деятельности организации «Матери против смертной казни и пыток», которой руководит Тамара Чикунова, то андижанские события отразились и на ней:

«В связи с последними событиями мы находимся в большой растерянности. Десять человек, которых мы в свое время защищали, он находились в андижанской тюрьме. Судьба их нам не известна. И это накладывает свой отпечаток. Страшно, потому что действия властей нельзя предсказать. Жизнь этих людей в опасности».

Но, несмотря ни на что, Тамара Чикунова и ее коллеги, не намерены останавливаться на полпути. Они собираются и впредь оказывать поддержку всем нуждающимся в их совете и помощи. «Матери против смертной казни и пыток» будут и далее идти к своей заветной цели:

«Будем подавать в ближайшее время на регистрацию. Нам уже два раза отказывали. Но работа наша не приостанавливается. Мы помогаем родственникам заключенных, арестованных в написании юридически грамотных документов, для пересмотра приговоров в тех случаях, например, где была вынесены смертная казнь, или где применялись пытки. Это приоритетное направление работы организации. Но помогаем и всем другим, кто нуждается в поддержке, чьи права были нарушены. Мы боремся за отмену смертной казни в Узбекистане. Пытаемся вести диалог с правительственными структурами. Стараемся привлечь внимание международного сообщества к этой проблеме. Стараемся добиваться того, чтобы эта проблема обсуждалась, потому что в Узбекистане все, что касается смертной казни, это табу, государственная тайна. Никто не знает день, когда его казнят, тело для захоронения не отдают. Я так до сих пор и не знаю, где захоронен мой сын… Господин Каримов говорил, что он – за отмену смертной казни, но Узбекистану для этого понадобиться два года. Я думаю, что первым шагом к отмене смертной казни должен быть мораторий».

Беседовала Дарья Брянцева