Таджикско-российское научное сотрудничество: одна школа, схожие проблемы | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 25.08.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Таджикско-российское научное сотрудничество: одна школа, схожие проблемы

Три года назад в Таджикистане возродился научный полигон "Памир-Чакалтай". Центр ядерной физики на нем заработал, но осталось много проблем. Как, впрочем, и в других сферах научного сотрудничества Душанбе и Москвы.

Здание Академии наук Таджикистана

Здание Академии наук Таджикистана

В рамках саммита СНГ 2-3 сентября в Душанбе пройдет встреча президентов России и Таджикистана. В ее повестку дня включены вопросы военного и экономического сотрудничества. Ученые в Душанбе надеются и на обсуждение темы развития кооперации в научной сфере. Таджикистан по-прежнему верен московской научной школе. Вот только тесно взаимодействовать тут у двух стран пока не получается.

Деньги на Западе для книг на русском языке

Историк Камол Абдуллаев еще до распада СССР защитил свою кандидатскую диссертацию. Ученый занимается исследованием среднеазиатской эмиграции после Октябрьской революции. Часть своей научной работы он ведет в США. "Были попытки наладить сотрудничество с коллегами в России, но и им сейчас нелегко. Они сами еле выживают и бегут на Запад. В Европе или США легче всего найти средства на научные проекты", - говорит Абдуллаев.

Историк Камол Абдуллаев

Историк Камол Абдуллаев

Английским языком ученый владеет неплохо, даже читал лекции в Университете штата Огайо. Но своим рабочим языком все же считает русский. "Моя жизнь тесно связана с русским языком. Я на нем пишу и издаю книги. Мне легче было бы участвовать в российских научных проектах, но, увы, в Москве, как и на всем постсоветском пространстве, большие проблемы с финансированием науки", - констатирует Камол Абдуллаев.

Полигон на Памире - лучший пример сотрудничества

На нехватку денег сетуют и ученые, занятые в крупных таджикско-российских проектах. Их немного, особо выделятся один - международный научно-исследовательский центр "Памир-Чакалтай". Он предназначен для проведения фундаментальных исследований в области ядерной физики и расположен на научном полигоне на высоте 4400 м над уровнем моря в урочище Ак-Архар Мургабского района Таджикистана.

Профессор физики Владимир Галкин

Профессор физики Владимир Галкин

В этом году центр отметит сразу две даты: 40 лет со дня открытия и три года работы в новом формате. 29 августа 2008 года президентами России и Таджикистана было подписано соглашение о совместной эксплуатации объекта, однако превратить "Памир-Чакалтай" в полноценную научную базу так и не удалось. "Нужны деньги для закупки дополнительного оборудования. Наконец, надо перенести полигон в безопасное место. Год назад лавина едва не разрушила установку. На все работы требуется не менее 10 миллионов долларов", - говорит российский физик Владимир Галкин.

Эксперименты в центре "Памир-Чакалтай" вполне можно сравнить с теми, что проводятся в Швейцарии - на основе Большого адронного коллайдера (БАК). Таджикские ученые уверяют, что памирский полигон даже лучше своего европейского аналога. "Тут можно в естественных условиях изучать проблему возникновения Вселенной после Большого взрыва. Если ускорители БАК работают с заранее известной высокой энергией, то на Памире идет работа со сверхвысокой энергией. Скорость частиц тут гораздо выше и без ускорителей", - объясняет президент Академии наук Таджикистана Мамадшо Илолов.

На постоянной основе в центре пока никто не работает. Ученые заезжают, чтобы забрать фотопленку и снова зарядить установку. Определиться со штатом мешает не только нехватка денег, но и отсутствие прав юридического лица. Стороны никак не подпишут устав предприятия. Виноваты, как всегда, чиновники. "У нас шесть профильных министерств, у россиян шесть ведомств. Вот и возникает проблема, как усадить за стол сразу 12 чиновников", - отмечает Илолов.

Президент Академии наук Таджикистана Мамадшо Илолов

Президент Академии наук Таджикистана Мамадшо Илолов

Не лучшие времена

Надо сказать, что именно Россия когда-то принесла в Таджикистан науку в современном ее понимании. В 1930-е годы в Душанбе стали приезжать видные ученые из Москвы. Они основали в республике Академию наук, открыли здесь исследовательские институты и лаборатории. "Вся научная мысль в Таджикистане до сих пор связана с Россией. Прошло 20 лет с тех пор, как мы обрели независимость, но научная школа у нас до сих пор одна", - подчеркивает глава Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Сухроб Шарипов.

Сохранению единой научной школы способствует общая для двух стран Высшая аттестационная комиссия. Хотя в Таджикистане давно звучат призывы изменить сложившееся положение вещей, власти из прагматичных соображений сохраняют страну в общем научном поле с Москвой.

Глава Центра стратегических исследований Сухроб Шарипов

Глава Центра стратегических исследований Сухроб Шарипов

"Те, кто кричит о независимости науки, не понимают по крайней мере двух моментов. Наука глобальна, ее нельзя ограничить национальными масштабами. Второе обстоятельство - кадровое: где же мы найдем столько ученых для экспертизы научных работ?" - восклицает Шарипов.

По мнению исследователей, последние 20 лет отдалили друг от друга российских и таджикских ученых. Это самая большая беда, ведь представители науки должны общаться и делиться опытом. "Мне иногда жалко некоторых наших ученых, они варятся в собственном соку. Порой кажется, что время для них остановилось где-то в начале 1990-х. Немногие могут выехать в Россию, тем более - на Запад. Сегодня ученый в Таджикистане - человек, который озабочен тем, как прокормить семью", - заключает Камол Абдуллаев.

Автор: Галим Фасхутдинов, Душанбе
Редактор: Владимир Дорохов

Архив

Контекст

Реклама