Российских журналистов могли убить в ЦАР из мести за вмешательство Москвы | Важнейшие политические события в мире: оценки, прогнозы, комментарии | DW | 02.08.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Российских журналистов могли убить в ЦАР из мести за вмешательство Москвы

МИДу России удобнее всего считать убийство трех журналистов в ЦАР ограблением. Но все могло быть сложнее, заявил в интервью DW немецкий специалист, находящийся в этой африканской стране.

Столица ЦАР Банги

Столица ЦАР Банги

Российские журналисты Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко, погибшие в Центральноафриканской Республике (ЦАР), могли стать мишенью для атаки на Россию, полагает научный сотрудник Немецкого института глобальных и региональных исследований (GIGA) Тим Главион (Tim Glawion). В Кремле могут недооценивать сложность ситуации, полагает эксперт по Африке, работающий сейчас в ЦАР. По его мнению, Москву все глубже втягивают в конфликт внутри этой африканской страны.

DW: Трое российских журналистов были убиты в стране, о которой рядовой читатель мало что знает. Как бы вы коротко представили ее?

Тим Главион: Центральноафриканская Республика буквально находится в сердце континента. К сожалению для страны, у нее нет выхода к морю, и она окружена множеством государств, которые сами находятся в глубоком кризисе. С момента получения независимости уровень госуправления крайне низкий. Периферия страны совершенно заброшена. Огромные области, где есть только лес и никаких жилых поселков. Это по многим статистическим показателям самое отсталое государство в мире.

Тим Главион

Тим Главион

С 2012 года к этой сложной ситуации добавилась еще и гражданская война. Коалиция повстанцев свергла правительство, эту коалицию свергли другие, потом работало переходное правительство. Сейчас есть демократически избранное руководство. Тем не менее основные принципы политики в ЦАР мало изменились: все ограничивается столицей, вопросы безопасности находятся в руках многочисленных негосударственных структур, а также международных миротворческих миссий. Большая проблема - коррупция. У страны нет позитивного развития.

- Считается, что государство контролирует не больше 20 процентов территории…

- Да, но важно видеть эту информацию в контексте: так было всегда. Не то чтобы правительственные силы потеряли власть в борьбе с повстанцами, которых, как правило, принято идеализировать. Сейчас речь идет не о восстановлении, а, если уж на то пошло, распространении государственного суверенитета на всю территорию.

- Москва с недавнего времени помогает оружием правительственным войскам, видимо, рассчитывая за это на доступ к природным ресурсам. Насколько уже видны следы присутствия России в стране?

- В столице есть пара небольших изменений. Улицу перед российским посольством, например, пару месяцев назад заасфальтировали перед визитом высокопоставленного российского политика. Чаще встречаются российские флажки. Мелкие такие детали. О России чаще говорят, в том числе местные СМИ. Чтобы увидеть больше, надо выехать из столицы в сторону Беренго, где находится дворец бывшего лидера страны, "императора" Бокассы. Там расквартированы российские военные, которые передают оружие армии ЦАР.

В целом многие здесь положительно относятся к появлению России. Население уверено, что кризис разрешится, если армия ЦАР получит вооружение и военным путем установит свой контроль. А российские власти были первыми, кто оказался готов поставить оружие и максимально быстро обучить местных военных обращению с ним. Такие же задачи выполняет миссия ЕС, и на протяжении уже многих лет, но с куда более строгими ограничениями в том, что касается передачи вооружений, обучения и стратегии.

- Россия с ведома Комитета ООН отправила в ЦАР военных и гражданских инструкторов. Есть основания предположить, что это частная военная компания или группа Вагнера. Какие интересы у России и у этих нерегулярных частей в далекой африканской стране?

- Об этом много гадают здесь. Сначала, как я сказал, был энтузиазм, но позже возникли вопросы: а кто эти люди, собственно, и чего они на самом деле хотят в обмен на поставки вооружений армии? Недавно France24 показал документальный сюжет, а внутри него - видео, снятое на мобильный телефон кем-то из местных повстанцев с севера страны (видео - ниже, с отметки 22.30. - Ред.). На нем видно, как российские инструкторы передвигаются колонной по этому региону и вступают в контакт с повстанцами, вручают им подарки.

Только вот повстанцы их окружают и хотят не только подарки, но и найденное оружие, которое те везут для правительственных сил. Так что не все однозначно позитивно отнеслись к появлению россиян. И чем дольше они тут будут, тем более сложным будет отношение к ним.

- Бывший министр обороны ЦАР в интервью DW пожаловался, что иностранное вмешательство только разжигает конфликт. Мол, с 2013 года, когда в страну пришли миротворцы ООН, число повстанческих группировок выросло с двух до 14. Насилия в стране действительно стало больше?

- Во-первых, когда слышишь такие обвинения, надо помнить, что в столице идет ожесточенная борьба за власть. И все, что идет на пользу президенту, вызывает критику тех, кто хотел бы его свергнуть. Что касается россиян, то об их деятельности ходит все больше слухов. Так они становятся частью конфликта. Я думаю, что Москва надеялась выступить практически нейтральной стороной и без трений получить выгоду, заключив, например, выгодные контракты. Сейчас, возможно, они поняли, что все не так легко. В ЦАР, где есть столько противостоящих друг другу группировок, не получится просто приехать, вооружить армию и получить привлекательные концессии.

Конфликт не затухает, но я не сказал бы, что от присутствия россиян он разрастается. То, что повстанцы на севере страны захватили вооружение, предназначавшееся для президентских сил, является единичным случаем. Но факт такой: в конфликте появилась еще одна сторона, и пока не она, а ее пытаются использовать в своих интересах другие. Жаль, что российские журналисты попали под "перекрестный" огонь.

- Россияне были убиты далеко от столицы - между городом Декоа и Сибю. Кто управляет этим регионом? Насколько небезопасно было ехать туда без вооруженного сопровождения?

- Да, в этой стране есть совсем немного регионов, про которые можно сказать, что они точно находятся под контролем только одной группы. За регион между Сибю и Бамбари воюют несколько групп. С одной стороны, там есть местные войска обороны, как они себя называют. Их часто представляют как Антибалака, это общее понятие для местных ополченцев. Группировок под их эгидой большое количество. Кроме того, есть еще несколько: группировка под лидерством Али Дарассы, активна в этой области и группировка RPRC.

Контекст

Соответственно, обстановка там накалена. Кто именно это был, кто напал на журналистов? Слухи там играют довольно важную роль. Потому что одна группа считает, что русские приехали в ЦАР, чтобы воевать с ней, или же русские в ЦАР, чтобы поставить их врагам оружие, и это причина, чтобы напасть на них.

Моя интерпретация ситуации такова, что на журналистов напали, восприняв их как часть российских сил, которые вторглись в ЦАР. Их использовали как мишень для атаки на Россию - не обязательно хотели напасть на свободную прессу. Однако же у меня лично еще нет точной информации, кто именно это был и по каким причинам это сделал.

В контексте конфликта в стране надо помнить, что многие думают так: российское вмешательство помогает президенту и его политическому альянсу. И поэтому все, кто против этого политического альянса, считают российское вмешательство угрозой. И посредством вот такой точечной атаки на российских граждан надеются, что Россия отступит и поймет, что интервенция обходится ей дороже, чем она изначально планировала.

- Насколько типичны нападения на иностранцев с целью их ограбления? В настоящий момент главная версия российских властей - ограбление…

- Я могу хорошо понять, почему российский МИД хотел бы видеть эту версию в качестве основной. Любые страны, не только Россия, представляют такого рода военную помощь как чисто технические, "обучающие" миссии. Но это всегда и политика. Верят ли в ЦАР, что речь идет исключительно о нейтральном обучении солдат? Конечно, нет. А повстанцы не заинтересованы в том, чтобы этих солдат обучали. Соответственно, я сомневаюсь, что это было ограбление. Да, это возможно. Есть много ограблений на улицах.

Я не знаю подробностей их (журналистов. - Ред.) передвижения. Обычно когда вы передвигаетесь в таких местах, перед этим вы делаете много телефонных звонков, чтобы быть уверенным, что дорога безопасна, предупреждаете о поездке тех, кто контролирует территорию, и вас оставляют в покое.

Обычно все это обговаривается. То, что это было простое ограбление, я считаю сомнительным еще потому, что их убили. Их могли ограбить, отобрать машину и камеры, но убить - это слишком. Столь экстремальные случаи бывают очень редко. И если это происходит, то у этого, как правило, есть политические мотивы.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:28

Быть независимым журналистом в современной России опасно

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама