Режиссер Михаил Брашинский: Мой фильм - признание в любви | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 16.04.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Режиссер Михаил Брашинский: Мой фильм - признание в любви

Российский фильм ужасов "Шопинг-тур" произвел фурор на фестивале Go East. О том, чем отличаются зомби от каннибалов, и в чем своеобразие финского юмора, рассказал DW сам режиссер.

Вокруг российского фильма "Шопинг-тур" на немецком фестивале Go East сложился целый культ: выражение "это надо видеть" передавалось как пароль, причем больше всего к этому руку приложила сама директор фестиваля Габи Бабич (Gaby Babić). Сюжет достаточно безумен: женщина с сыном-подростком, переживающая уход из жизни мужа, отправляется из Петербурга в шопинг-тур в Финляндию. Но на дворе Юханнус, день летнего солнцестояния, а значит финны превращаются в каннибалов, желающих полакомиться туристами. Задача - дожить до заката, тогда финны вновь станут вегетарианцами-флегматиками. Корреспондент DW поговорил с режиссером "Шопинг-тура" и узнал правду о финнах, каннибалах и малобюджетном кино.

Deutsche Welle: Михаил, когда на экране началось нашествие зомби...

Михаил Брашинский: Я хотел бы сразу вас прервать. Не зомби, а каннибалов. Зомби отличаются от каннибалов тем, что зомби мертвы, а каннибалы - живые. Финны - довольно грустный народ, а мне хотелось сделать их максимально веселыми. Я хотел, чтобы они улыбались, смеялись и вели себя жизнерадостно.

- Зачем вам это было нужно?

- Я хотел признаться им в любви. Хотя так сразу этого и не скажешь: в фильме они выставлены в странном свете. Но на самом деле я очень люблю Финляндию и финнов, и поскольку они редко улыбаются в жизни, мне хотелось, чтобы в моем фильме они много смеялись.

Режиссер Михаил Брашинский

Режиссер Михаил Брашинский

- В каннибалов они превращаются только на один день - с восхода солнца до заката. Все остальное время - это в основном мирные вегетарианцы?

- Именно так. Многие представления о Финляндии и финнах ошибочны. Мы снимали часть фильма в России и часть в Финляндии, и можно было сравнить. Русские всегда хотели денег. На русской таможне снимать в принципе невозможно. Финны не просто разрешили нам снимать на таможне, финские таможенники даже сыграли самих себя. Финский супермаркет, в котором происходит существенная часть фильма, не взял с нас денег - мы должны были только оплатить работу охранников. Но что самое главное: финны живут в сложных климатических условиях, и у них сложилось особое чувство юмора людей, которым нечего терять. Оно прежде всего обращено на себя. Это очень красивое чувство юмора. О шведах такой фильм уже не снимешь.

- В роли каннибалов вы снимали непрофессиональных актеров?

- Единственная профессиональная финская актриса в "Шопинг-туре" - это женщина в голубом костюме, которую убивают сковородкой. Это довольно известная актриса, нанять ее стало самой большой статьей расходов в бюджете фильма. Все остальные - либо друзья, либо студенты моей жены, которая преподает в финском университете. Все это люди, имеющие отношение к искусству. Но у меня и не было задачи привлечь профессиональных актеров, мне нужны были люди, с которыми я мог бы найти общий язык.

- А сколько стоил фильм, раз уж зашла речь о деньгах?

- Фильм стоил 69 тысяч долларов. По киномеркам - это, конечно, никакие не деньги.

Контекст

- Показывали ли вы его в Финляндии?

- Для меня было принципиально с моральной точки зрения сделать международную премьеру фильма в Финляндии. Я привез его в Хельсинки на крупнейший финский фестиваль. И сразу отлегло - люди не бросались в драку, а, наоборот, смеялись и аплодировали. Люди реагировали на него так, как я и не мечтал - попеременно смеялись и пугались. И это происходит всюду, где я бы его не показывал.

- Мне казалось, что это - сатира...

- Я никогда не думал о "Шопинг-туре" как о сатире. Сатира высмеивает социальные пороки. В таком случае сатира тут направлена против русских. Над финнами фильм просто смеется, а русские из-за своего потребительского отношения оказываются съеденными.

- У вас был профессиональный оператор?

- Фильм имитирует любительскую съемку. Принцип тут один - чем меньше у тебя денег, тем более профессиональные люди должны это делать. Моей задачей было найти мегапрофессионалов. Фильм снимал один из лучших российских операторов Александр Симонов, который снимал все последние фильмы Балабанова, "Бумер-2", "Дирижера". Причем тут он должен был снимать фильм, якобы снятый ребенком. И для него это был вызов.

Я сторонник честности. Мы пробовали снимать на мобильный телефон, но качество оставляло желать лучшего. Поэтому мы выбрали фотоаппарат, обычный Panasonic. И снимался фильм просто и честно - мальчиком, который держит фотоаппарат в своей руке, но его руку держит оператор.

- Скажите, в российском малобюджетном кинематографе вы ощущаете себя первопроходцем или частью общего течения? Множится ли число таких проектов?

- И то, и другое. Существует уже несколько фильмов такого рода. Их снимают Борис Хлебников, Валерия Гай Германика. Это новый тренд в России, еще два года назад такого не было. В каком-то cмысле это протестное движение. Протест заключается в том, что мы просто работаем вне индустрии, вне системы. И я вижу прямую связь между ухудшением общественного и культурного климата в России и тем, что такие фильмы начинают появляться. Чем хуже будет культурный климат в стране, тем больше будет таких фильмов.

Обсудить статью в сети Facebook

Реклама