Равнение на Зальцбург: сиквел Моцарта, Меркель и несравненная Нетребко | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 06.08.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Музыка

Равнение на Зальцбург: сиквел Моцарта, Меркель и несравненная Нетребко

Фестиваль в Зальцбурге остается серьезной конкуренцией Байройту, даже если скандалов здесь в этом году поменьше, чем у соседей.

Место встречи изменить нельзя: кафе Triangel напротив Felsenreitschule - легендарной центральной площадки фестиваля в Зальцбурге. Где вы еще увидите дирижера Даниэля Баренбойма (Daniel Barenboim), мирно беседующего с коллегой Инго Мецмахером (Ingo Metzmacher)!

А рядом - семейство Анны Нетребко: Эрвин Шротт и Тьяго Шротт, муж и сын соответственно, поедают десерт, носящий в меню их имена ("Erwin&Tiago" – комбинация из трех сортов мороженого с шоколадным суфле). Такое возможно только в Зальцбурге! Впрочем, в этом году плотские радости, коими славится австрийская земля, не перевешивают художественного значения летнего музыкально-театрального смотра на родине Моцарта.

"Волшебная флейта – 1": возвращение гигантов

"То, что Рихард Вагнер (Richard Wagner) – для Байройта, то для Зальцбурга – Рихард Штраус (Richard Strauss) и Моцарт (Wolfgang Amadeus Mozart)": эта очевидная истина, озвученная новым директором Зальцубргского фестиваля Александром Перейрой (Alexander Pereira) на пресс-конференции по поводу открытия, конечно, никого не удивила. Действительно, по качеству постановок "гения места", Моцарта, и сооснователя фестиваля, Рихарда Штрауса, в большой степени измеряется успех Salzburger Festspiele.

Дирижер Николаус Арнонкур

Николаус Арнонкур

Для открытия своего первого фестиваля новоиспеченный шеф (ранее - многолетний директор оперного театра в Цюрихе) выбрал главную моцартовскую оперу - "Волшебную флейту", причем в исполнении главного моцартовского дирижера современности Николауса Арнонкура (Nikolaus Harnoncourt), графа де ла Фонтен. Отпрыск древнего рыцарского рода Аронкуров, как известно, шестьдесят лет назад стоял у истоков тех импульсов аутентичного исполнительства, которые сформировали звучание классической музыки в наше время.

Как ни странно, но именно к позднему Моцарту, этой непревзойденной вершине в истории музыки, Арнонкур прикасался редко. Правда, двадцать лет назад он предъявил публике новаторское и крайне спорное прочтение "Волшебной флейты". "Это музыка, в которой вы никогда не сможете сказать последнее слово, как невозможно догадаться, о чем же эта опера на самом деле", - эти слова Арононкура являются, конечно, объяснением, почему 82-летний дирижер принял приглашение своего старого друга Перейры еще раз встать за зальцбургский пульт.

Примечательно, что дирижер выбрал для этой работы не Венский филармонический оркестр, как того требовала бы традиция, а свой собственный ансамбль – Concentus Musicus Wien, легендарный коллектив, основанный Арнонкуром в 1953 году.

Контекст

Однако эта, казалось бы, двойная гарантия качества и оригинальности обернулась для фестиваля относительной неудачей. По простой причине: оркестр, играющий на оригинальных инструментах (или их точных копиях) в пространстве зала Felsenreitschule (бывшего манежа, вырубленного в скале), просто не слышен. Набравшись профессиональной наглости, автор этих строк пересела в антракте из двадцатого ряда во второй, где стоимость билета равняется примерно половине месячной зарплаты среднестатистического европейца. Отсюда стало слышно ювелирную работу дирижера и оркестра: каждый отдельный голос проработан, каждая пауза выверена, каждое динамическое развитие имеет философское значение.

Наиболее радикальны эксперименты Арнонкура в области темпов: крайне замедленные в самых неожиданных местах (например, в знаменитом дуэте Папагено и Памины "Schnelle Füsse, rasche Mut"), они буквально заставляют по-новому вслушаться в знакомую, казалось бы, до последней ноты музыку. Кажется, что Арнонкур изучает партитуру с лупой. И приглашает слушателя заняться тем же. Эта интерпретация – филигранный рисунок, виртуозный результат многолетней работы крупнейшего философа музыки. И она требует столь же пристального к себе отношения. Остается надеяться на скорое появление записи.

В сравнении с музыкальной стороной спектакля сценическое прочтение Йенса-Даниэля Херцога (Jens-Daniel Herzog) показалось довольно поверхностным. Действие происходит в подобии элитного интерната, руководители которого походят на лидеров тоталитарной секты.

"Волшебная флейта – 2": сиквел от Шиканедера

Премьера "Волшебной флейты" состоялась 30 сентября 1791 года в Вене, за два месяца до смерти Моцарта. Хитом всех времен "Флейта" стала уже после земной кончины своего создателя.

Предприимчивый импресарио Эмануэль Шиканедер (Emanuel Schikaneder), не только автор либретто первой "Флейты", но и директор театра, где прошла ее премьера, принял единственно верное с коммерческой точки зрения решение: написал продолжение оперного бестселлера. За неимением Моцарта музыку пришлось заказать у другого композитора. Написал ее некий Петер фон Винтер (Peter von Winter).

''Волшебная флейта-2'': Царица Ночи (Юлия Новикова) с одним из своих приспешников

"Волшебная флейта-2": Царица Ночи (Юлия Новикова) с одним из своих приспешников


Выходец из Пфальца, Винтер был весьма успешным композитором своего времени. Успех сопутствовал и продолжению "Волшебной флейты". Правда, сегодня опера и композитор забыты. Но Зальцбургский фестиваль предпринял попытку возродить этот раритет. Попытка удалась: занятное развитие знакомого сюжета и блестящий вокальный ансамбль обеспечили по-настоящему праздничный фестивальный вечер (подробнее – в ближайших публикациях DW).

Меркель в ожидании Нетребко

Ангела Меркель с супругом в Зальцбурге

Ангела Меркель с супругом в Зальцбурге

Ангела Меркель (Angela Merkel) продолжила в этом году добрую традицию: совмещать летний отпуск с посещением оперных спектаклей. В частности, в прошедшую субботу, 4 августа, госпожа Меркель отправилась вместе с супругом на "Богему", за счет участия Анны Нетребко в коронной партии – наиболее гламурную премьеру зальцбургского сезона. Увы: канцлеру (как и остальным 2178 зрителям в полностью распроданном Большом фестивальном дворце) пришлось полчаса ждать начала спектакля.

Виной тому были не капризы российской дивы с австрийским паспортом, а болезнь ее партнера, польского тенора Петра Бечалы (Piotr Beczala). Ситуацию спас (почти) вовремя подоспевший Йонас Кауфман (Jonas Kaufmann), певший из-за кулисы. Но феерическая форма всех вокалистов (в том числе и самой Анны Нетребко, голос которой, кажется, год от года становится все более мощным и сияющим) заставила публику забыть об этой небольшой "накладке".

Реклама