Пропаганда и контрабанда, или Как советский авангард попал на выставку в Кёльне | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 13.11.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Пропаганда и контрабанда, или Как советский авангард попал на выставку в Кёльне

Большие стройки первых пятилеток, экспедиции на Северный полюс и мужики с газетой. Кёльнский Музей Людвига показывает советскую фотографию с 1918 по 1941 годы из коллекции чешской публицистки Даниелы Мразковой.

Лампочка Ильича. 1925. Аркадий Шайхет

Лампочка Ильича. 1925. Аркадий Шайхет

Старшему поколению россиян, особенно тем, кто увлекался фотографией, это имя, наверняка, небезызвестно. Даниела Мразкова (Daniela Mrazkowa) вообще-то собиралась стать врачом, но по воле обстоятельств увлеклась фотографией и с 1971 по 1977 год возглавляла чешский журнал "Ревю фотография", русскоязычная версия которого в Советском Союзе была дефицитным товаром. Подпиской на "Ревю фотография" в СССР награждали передовиков производства.

На черном рынке в семидесятые годы один номер стоил 25 рублей. В нем мечтали публиковаться профессиональные фотографы. "Журнал можно было бы запросто издавать 100-тысячным тиражом, - вспоминает Мразкова, - но нам не хватало бумаги". Для многих в СССР журнал был единственным источником визуального и художественного фотографического образования. "Нас читали на Камчатке, в Сибири, в Грузии, везде - везде", - рассказывает Даниела Мразкова.

Лазейка на Запад

Titel von revue fotografie 74

"revue fotografie", 1974

Titel von revue fotografie 79

"revue fotografie", 1979

В 1971 году, проработав почти 10 лет в журнале, она стала его главным редактором. "Это были мои лучшие годы, потому что я решила сделать "Ревю" современным журналом и печатать не любителей, а действительно знаменитых фотографов со всего мира". Для русскоязычного издания снимки приходилось подбирать с учетом советской цензуры. Обнаженная натура, например, была табу. "Мы это знали и эротические фото ретушировали. На одном снимке, например, подрисовали траву, на которой лежит фотомодель. Трава стала выше".

В Москве Мразкова была частым и желанным гостем. Официальные встречи проходили в редакции "Советское фото". Неофициальные – в гостиничном номере. "В то время Чехословакия была Западом для советского человека, я была издательницей модного иностранного журнала. В моем номере постоянно толпились фотографы," – вспоминает Даниела Мразкова.

Конспиративные встречи

После одного из таких визитов в Москву в Праге в 1975 году Даниела Мразкова опубликовала альбом "Советская фотография. 1941 - 1945". В него вошли снимки, сделанные военкорами, но никогда и нигде не печатавшиеся, потому что они показывали не героизм, а боль и страдания. Мразковой заинтересовались спецслужбы, но инцидент был исчерпан без серьезных последствий.

Георгий Петрусов на Красной площади. 1935. Александр Родченко

Георгий Петрусов на Красной площади. 1935. Александр Родченко

Даниела продолжала приезжать в Советский Союз, теперь уже всерьез увлекшись коллекционированием советской фотографии. Как вспоминает чешская публицистка, с вдовой Александра Родченко, с которого еще не был снят ярлык "формализм", ей пришлось встречаться тайно. В конспиративной обстановке проходили и другие встречи. Больших трудов стоило разыскать Аркадия Шайхета, Макса Альперта и прочих пионеров советской фотожурналистки.

Оригинальные снимки отдавали сами фотографы, их близкие, друзья, в обмен на приглашение в Прагу и на право напечататься в "Ревю". Даниела Мразова тайно перевозила фотографии через границу.

Контрабандный груз

ДнепроГЭС. 1936. Георгий Петрусов

ДнепроГЭС. 1936. Георгий Петрусов

В 1980 году в ФРГ вышел в свет альбом советской фотографии "Советский Союз между двумя войнами". А в 1982 году в Музее современного искусства в Оксфорде коллекция Даниелы Мразовой была впервые показана на выставке. На вернисаже рекой текла водка, звучали стихи Маяковского и Блока, среди гостей был даже советский посол. Но роль энергичной чешской публицистки в подготовке этой легендарной выставки советские власти замяли.

Атлеты в Узбекистане. 1927. Георгий Зельма

Атлеты в Узбекистане. 1927. Георгий Зельма

Контакты с Москвой, однако, не прервались. Даниела Мразкова в роли автора и куратора способствовала популяризации советской фотографии на Западе. И за много лет поисков собрала вместе с мужем, кинорежиссером Владимиром Ремешем, который, собственно, и предложил собирать советскую фотографию 1918 - 1941 годов, обширную коллекцию.

Турксиб. 1930. Макс Альперт

Турксиб. 1930. Макс Альперт

После премьеры в Оксфорде коллекция путешествовала по Нью-Йорку, была представлена в Германии, Англии, Америке, в Швейцарии, и, наконец, в 2008 году ее приобрел кёльнский музей (Museum Ludwig). А почему, собственно, не российский?

Полмиллиона за фотографии

Виктор Калмыков едет в Магнитогорск. 1930. Макс Альперт

Виктор Калмыков едет в Магнитогорск. 1930. Макс Альперт

Кураторы Музея Людвига заплатили при поддержке городских властей 570 000 евро за собрание Даниелы Мразковой и очень гордятся своим приобретением. Коллекция насчитывает более 200 оригинальных снимков и небольшое число репродукций работ пионеров советской фотографии: Моисея Наппельбаума, Абрама Штеренберга, Бориса Игнатовича, Георгия Зельмы, Макса Альперта, Дмитрия Дебабова, Семена Фридлянда, Галины Санько, Аркадия Шайхета, Виктора Темина, Георгия Липскерова.

Маяковский. 1919. Абрам Штеренберг

Маяковский. 1919. Абрам Штеренберг

Представлен весь спектр раннего советского фотоискусства: от пикторализма до соцреализма. И, конечно же, конструктивизм. Александр Родченко был одним из тех, кто создавал новое искусство для нового совершенного общества.

Куратор Музея Людвига Бодо фон Девиц (Bodo von Dewitz) рассказывает: "Это был действительно рывок вперед, без возврата, без оглядки. И все равнялись на Родченко. Каждый по своему воплощал его идеи, а потом снова работал по старинке, но по сути, обвинение в формализме, предъявленное Родченко в 1929 году, заслуживали все фотографы того времени “.

Советское знамя на Халхин-голе. 1939. Виктор Темин

Советское знамя на Халхин-голе. 1939. Виктор Темин

Революция пожирает своих детей

Большинство из представленных на выставке в Кёльне фотографов публично осудили "чуждый" советской идеологии "формализм" и встали под знамена большевистской пропаганды. Кто-то добровольно, другие - потому что не было другого выбора.

По словам Бодо фон Девица: "Стоит только взглянуть на биографии фотографов. Все они благополучно пережили сталинские репрессии. Они приспособились, но некоторых компромисс с совестью завел в ловушку“.

В ловушке пропаганды они снимали счастливые лица и грандиозные стройки: рабочих Магниторска и шахтеров Донбасса, матерей Узбекистана и оленеводов Чукотки, юных москвичей и атлетов на Красной площади, колхозников за белоснежными столами среди колосящихся полей и счастливые будни рабочего и его семьи. Диагональных перспектив почти не осталось. Их вытеснила безжалостно прямая партийная линия.

Чаепитие в Раменском. 1928. Борис Игнатович

Чаепитие в Раменском. 1928. Борис Игнатович

Атлекты в Узбекистане. 1927. Георгий Зельма

Атлекты в Узбекистане. 1927. Георгий Зельма

Ленин снова... на грузовике

Ленин из Дрездена в Кёльне

Ленин из Дрездена в Кёльне

Сталинский режим поставил на колени революционный авангард, но история все вернула на свои места. Родченко сегодня - признанный классик. А Ленин… Из залов с советскими фотографиями посетитель Музея Людвига попадает в зал, где на стенах - цветные фотографии нового времени. На них – снятый с постамента каменный Ленин на фоне парков развлечений и супермаркетов. Ленин, когда-то стоявший в Дрездене, объехал на грузовике всю Европу. Его принимали за Кеннеди и Гагарина, рассказывает Рудольф Херц (Rudolf Herz), который придумал эту ироничную акцию:

"Ленин, как ни странно, все время молчал, хотя я и старался его оживить. Но вот выслушивать ему пришлось очень многое в свой адрес".

Автор: Элла Володина
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама