Преступность в странах Юго-Восточной Европы | Европа и европейцы | DW | 22.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Преступность в странах Юго-Восточной Европы

21.06.2005

Сегодня мы поговорим о преступности в странах Юго-Восточной Европы – странах, часть которых претендует на вступление в Европейский Союз и даже строит по этому поводу конкретные планы. Но не ждите от меня рассказа о заказных убийствах, об ограблениях с перестрелкой, о разборках мафиозных группировок… Речь пойдёт о преступности будничной, каждодневной и отчасти даже элитарной, если можно так выразиться. Мы избрали именно эти аспекты, потому что такая преступность – типичное явление почти для всех бывших соцстран. Мы начнём с коррупции. Конечно, коррупция есть везде, в том числе и в Западной Европе. Но её масштабы, её размах не идёт ни в какое сравнение с коррупцией, например, в Болгарии. Здесь уровень – государственный.

Между тем, многим, очень многим рискует официальная София. Словно дамоклов меч, висит над Болгарией и Румынией ультиматум Европейской Комиссии. Она требует от кандидатов на вступление в ЕС серьёзно взяться за борьбу с коррупцией и добиться ощутимого успеха на этом поприще, иначе им придётся оставить свои мечты на членство в Европейском Союзе с 1 января 2007-го года. Тем не менее, болгарский кабинет министров, возглавляемый Симеоном Вторым, подписал в Софии скандальную концессию на строительство и эксплуатацию автострады сроком на 35 лет. Подписал, грубо нарушив тем самым принятые в ЕС требования к процессу распределения государственных заказов.

Согласно концессии, консорциум фирм получил заказ на строительство части скоростной автомобильной трассы «Тракия» общей длиной 443 километра, ведущей от западной границы Болгарии в Бургас, который расположен на побережье Чёрного моря, без предварительного открытого конкурса. Болгарская общественность до сих пор не имеет практически никакой информации о характере договора, хотя этого требуют законы страны. Министерство регионального развития и инфраструктуры, которое формально занималось концессией, под совершенно абсурдными предлогами отказывается сообщить какие-либо детали. Известно только, что консорциум концессионеров составляют три частные португальские фирмы и две государственные болгарские компании. Португальцы обязались построить в ближайшие полтора года последний участок автострады длиной 165 километров, инвестировав в это строительства около семисот миллионов евро.

На публикации в болгарской печати, в которых идёт речь о весьма подозрительных обстоятельствах, сопровождавших передачу концессии, и о коррупции, власти реагируют с возмущением. Радоваться надо, - говорят в правительстве, - что нам удалось получить такого партнёра! Впервые в истории страны крупный частный инвестор принимает участие в подобном смешанном проекте, сотрудничая с государственными болгарскими предприятиями. Это – образец для подражания! Пилотный проект! Он особенно важен именно сейчас, когда в связи с предстоящим вступлением в Европейский Союз Болгарии придётся вкладывать огромные деньги в развитие инфраструктуры. Без частных капиталовложений тут не обойтись!

Всё это так, - подтверждают эксперты Всемирного банка. – Но как раз потому, что подобный проект очень важен, всё должно быть особенно аккуратно. Открытая конкуренция на стадии принятия решения, объективные критерии, гласность в том, на каких условиях подписана концессия, - всего этого в Болгарии нет.

Ещё резче прореагировали в Брюсселе и Люксембурге. В Европейской комиссии и в Европейском инвестиционном банке сделали свои выводы. «Из структурного фонда ЕС Болгария не получит ничего на этот проект», - заявил один из высокопоставленных сотрудников Европейского Союза. А из инвестиционного банка, который в 2000-м году выделил сто миллионов евро на строительство автострады «Тракия», болгарам официально сообщили, что кроме уже полученных ею 25 миллионов евро из этой суммы денег больше не будет. Более того: София должна вернуть эти 25 миллионов евро.

В Брюсселе, правда, надеются на то, что болгарское правительство всё-таки осознает всю серьёзность положения, и концессия, которая пока ещё не вступила в силу, будет признана недействительной. В Хорватии и Румынии в сходных ситуациях были объявлены новые открытые конкурсы. Летом в Болгарии предстоят парламентские выборы, и новый кабинет министров, как надеются в ЕС, примет разумное решение. Тем более, что официальная София испытывает давление не только, так сказать, сверху, из Брюсселя, но и снизу.

Болгарские средства массовой информации чуть ли не каждую неделю сообщают новые разоблачительные детали. В одной из публикаций, например, шла речь о том, что сын премьер-министра Симеона Сакс-Кобургготского связан с одним из португальских концессионеров. Есть вещи и посерьёзнее. Например, стоимость проекта. Почему в Болгарии один километр трассы должен обойтись в два или даже в три с половиной миллиона евро, в то время как в Португалии в схожих условиях строительства километр стоит не больше полутора миллионов? Известная международная организация «Transparency International» утверждает, что болгарские фирмы, которых хотят подрядить строить автостраду, собираются брать не более полумиллиона евро за километр. А куда пойдут остальные миллионы? Если в карманы концессионеров и государственных чиновников, то становится понятно, почему болгарское правительство избрало концессионный вариант финансирования, а не более дешевый альтернативный, который предлагает структурный фонд ЕС.

В прессу просочилась также информация о том, что по концессионному договору государство гарантировало концессионерам 12 процентов чистой прибыли, хотя при заключении подобных соглашений речь идёт обычно о восьми или даже шести процентах.

В общем, похоже, что этим делом займётся не только антимонопольное ведомство Болгарии, которое визирует подобные проекты, но и прокуратура страны. Во всяком случае организация «Transparency International» уже передала туда все документы, касающиеся концессии.

Мы остаёмся на Балканах. Только теперь речь пойдёт не о коррупции, а о контрабанде.

Уже почти шесть лет край Косово, который формально остаётся частью Сербии, управляется Организацией Объединенных Наций. Этот регион, населенный в подавляющем большинстве албанцами, не является ни независимым государством, ни частью Албании. Но какая из границ Косово является «настоящей» границей, на практике понять трудно. И вот что в результате получается.

Соединяющее Косово и Сербию шоссе, которое идет вдоль реки Ибар, - это одна из самых оживленных транспортных артерий на Балканах. Тяжелые грузовики и автобусы тянутся друг за другом, пыля, между зелеными холмами. Правда, семь албанцев, которые пытались нелегально пробраться из Албании через Косово в Сербию, холмов этих не видели. Сербские полицейские нашли нелегалов в глухом пространстве при обыске трейлера, который оставили недалеко от сербской столицы. Глава иммиграционного отдела белградской полиции Божидар Алюрач рассказывает:

«Во время досмотра грузовика были обнаружены два специально оборудованные тайника, которые составляли двойное дно машины. В одном из тайников находились пять, а в другом – три гражданина Республики Албания. Мы уверены, что они – не первые нелегалы, которых провозили таким образом, хотя прямых доказательств этого у нас нет».

В последний год сербской полиции всё чаще приходится иметь дело с нелегальными иммигрантами, которые разными путями пытаются пробраться в Сербию и дальше, в Центральную Европу, на этом участке границы с Косово. Собственно, настоящей границы здесь нет. Косово в течение шести лет находится под административным управлением ООН, но официально по-прежнему составляет с Сербией и Черногорией одно государство. Но кто же тогда охраняет границу этого государства и Республики Албании? Похоже, что никто. Сербских пограничников там нет. Что касается Организации Объединенных Наций, то представитель её миссии в Косово Марчия Пул подчёркивает: задача ООН – поддерживать мир в этом регионе, а не определять порядок въезда и выезда иностранцев:

«Именно потому, что здесь до сих пор не существовало законодательных рамок для пограничного контроля, в Косово может въехать любой человек – лишь бы у него был документ, удостоверяющий личность. И каждый может оставаться здесь так долго, как ему захочется. Никаких ограничений не существует и на работу».

Но с июля вводится серьёзный пограничный контроль. Правда, до сих пор администрация фактически независимой провинции не выработала конкретных положений, но ясно, что въехать в Косово будет труднее. Наверное, это решение принято под давлением Европейского Союза, страны которого опасаются потока нелегальных иммигрантов по этому маршруту? Марчия Пул возражает:

«Насколько я знаю, это не так. Наши иммиграционные службы поддерживают с коллегами в регионе такие же рабочие контакты, как и с коллегами в других странах. По моей информации, никаких особых претензий по этому поводу не было».

Однако сербские полицейские жалуются на то, что у них становится всё больше проблем с нелегалами. А ведь техническое оснащение остаётся на очень низком уровне. У отдела, который занимается нелегалами в этом приграничном районе (он находится в городке Раска), даже нет своего автомобиля: приходится одалживать у коллег или пользоваться личным транспортом. Руководит отделом, отвечающим за участок границы с Косово длиной в полсотни километров комиссар полиции Ратко Михайлович. Он рассказывает:

«Мы задерживали иммигрантов из Индии, Бангладеш, Турции, но большинство бегут из Албании. Они без проблем могут приехать из Албании в Косово. Там обращаются к преступным группировкам, которые нелегально переправляют людей за границу. За это приходится платить большие деньги. Некоторые отдают тысячу евро только за то, чтобы попасть из Косово в Сербию. А за то, чтобы перебраться через государственную границу в Хорватию, надо выложить до трёх тысяч евро. Это стало очень выгодным бизнесом, и мы опасаемся, что он будет расширяться».

Можно легко подсчитать, сколько зарабатывают на контрабанде людьми её организаторы. Они редко прибегают к таким изощренным способам, как оборудованные в грузовиках тайники, о которых шла речь выше. В большинстве случаев нелегальных иммигрантов просто сажают в автобус, который идёт в городок Нови Пазар, расположенный на сербской стороне. Билет стоит пять евро. У Ратко Михайловича и его сотрудников просто нет физической возможности проверять все рейсы. И если нелегалам повезёт, они спокойно доедут до Нови Пазара, где их будут ждать, чтобы переправить дальше.

Михайлович:

«В большинстве своём это люди, у которых в Албании нет ни работы, ни денег, ни нормальной жизни. Зато у многих есть родственники и друзья в Италии, которые перебрались туда раньше. На допросах они говорят, что их цель – Италия, именно туда они хотели попасть. Чаще всего их переправляют из Косово через Нови Пазар в Белград, потом в Хорватию или Словению, а оттуда уже в Италию».

Конечно, не только на главной дороге, по которой едут автобусы и грузовики, вылавливает Ратко Михайлович нелегальных иммигрантов. По горным тропам и через лес также пробираются небольшими группами – по три-пять человек – нелегалы. Штраф, который они должны заплатить за то, что они находятся в Сербии без визы, - двадцать евро. А если этих денег нет, то приходится отсидеть двое суток в тюрьме, прежде чем их отправят обратно. Обратно – значит в Косово. На границе провинции их передают представителям миссии ООН. А те сразу отпускают нелегалов: ведь никаких правил пребывания в Косово они не нарушают (таких правил просто не существует). И многие нелегальные иммигранты снова пытаются перейти границу – порою уже на следующий день. Сербские полицейские рассказывают, что группу из четырёх особенно упорных пакистанцев они задерживали на протяжении короткого времени пять раз. «Теперь они уже, наверное, в Италии», - с горькой иронией говорит один из сотрудников иммиграционного отдела.

Тем не менее, Ратко Михайлович и его шеф Божидар Алюрач очень положительно оценивают сотрудничество с со своими коллегами из миссии ООН. Единственное, на что они жалуются, - на то, что западные страны не оказывают им технической помощи. Алюрач может похвастаться разве что новеньким компьютером. Это подарок американцев – экспертов из ФБР, которые как-то приезжали сюда.

Надо сказать, что сербское правительство долгое время отказывалось принять меры по организации контроля на границе с Косово. Отказывалось, понимая, какое символическое значение это будет иметь. Но два года назад на центральной трассе всё же оборудовали контрольно-пропускной пункт. Порою по обе стороны шлагбаума, который отделяет Сербию от её стремящейся к независимости провинции, выстраиваются длинные очереди тяжёлых грузовиков. Это – ещё одна забота сербских правоохранительных органов. Начальник таможенного отдела в Раске Горан Тодорович подчёркивает:

«В последнее время контрабанда сахара, кофе и мясных продуктов из Косово в Сербию стала распространенным явлением на нашем участке. Из Сербии в Косово возят меньше контрабанды, чаще всего алкогольные напитки. Цены в Косово на многие товары и продукты ниже, да и такого строгого контроля, как у нас, там нет. Со всего мира ввозят продукцию, за которую не всегда приходится платить таможенные пошлины. Поэтому цены падают. Вот и возят к нам, чтобы продать здесь дороже».

Один из таможенников на пограничном КПП Рудница говорит, что если какие-то местные жители провозят из Косово в багажниках своих стареньких машин пару мешков сахара, то этот сахар не конфискуют. Но вот грузовики контролируют тщательно. Но выборочно: для того, чтобы проверять каждый, нет ни кадровых, ни технических возможностей.