Президент Грузии: Ни с одним российским туристом в Грузии ничего не случилось | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 12.07.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Европа

Президент Грузии: Ни с одним российским туристом в Грузии ничего не случилось

Саломе Зурабишвили в интервью DW рассказала о причинах антироссийских протестов в Тбилиси, национальном характере грузин, а также пригласила корреспондента DW в отпуск в Грузию.

Саломе Зурабишвили

Саломе Зурабишвили

Начавшееся летом 2019 года резкое обострение грузино-российских отношений стало первым крупным внешнеполитическим вызовом Саломе Зурабишвили на посту президента Грузии. Эту должность она заняла в декабре 2018 года, победив на выборах как независимый кандидат, которого поддерживала правящая партия "Грузинская мечта". С темы отношений России и Грузии и началось . Его Саломе Зурабишвили дала в Батуми.

DW: Госпожа президент, мы встречаемся на полях батумского форума, который посвящен десятилетию "Восточного партнерства" - программы ЕС, которая очень важна для вашей страны. В то же время у вас долгая история отношений с Россией - и очень сильные экономические связи с этой страной. Как вам удается сохранять баланс между европейскими амбициями грузинской общественности, с одной стороны, и советским прошлым и связями с Россией, с другой?

Саломе Зурабишвили: Очень легко. Потому что существует только одна перспектива - связи должны сохраняться. Наследие прошлого мы медленно преодолеваем и двигаемся дальше. Однако перспективы страны сегодня предельно ясны: после обретения независимости Грузия начала процесс, который поначалу был медленным, но потом все больше ускорялся и в конце концов превратился в последовательное движение к Европейскому Союзу.

Это не означает, что все безоблачно. Перед нами возникает множество трудностей. У нас были замороженные конфликты и у нас была война 2008 года. Двадцать процентов нашей территории оккупированы. Линия разграничения - постоянный источник напряженности. Недавно на этой почве возникли трения с Россией. Однако с какими бы трудностями мы ни сталкивались, Грузия никогда не прекращала движения в Европейский Союз. Ведь, повторяю, это не только перспектива. Это является неотъемлемой частью грузинской культуры и истории. Грузины ощущают себя европейцами, и страна сегодня движется в том направлении, в котором она и должна двигаться.

- Правительство России в последнее время крайне озабочено безопасностью российских граждан в Грузии. Настолько, что запретило полеты в Грузию. Что вы об этом скажете?

- Не следует  принимать все за чистую монету (смеется). Есть очень интересный факт, на котором, возможно, мы недостаточно акцентируем внимание: в прошлом году в Грузию приехало около 1 миллиона 700 тысяч российских туристов. А ведь война была еще недавно, в 2008-м - а всего лишь в 40 километрах от Тбилиси проходит линия разграничения! 

Но даже несмотря на это, ни с одним российским туристом в Грузии ничего не случилось. Как раз наоборот, по реакции российского населения мы увидели, что россияне хотят, как прежде, приезжать в Грузию. И я уверена, что поток российских туристов возобновится. Грузинское гостеприимство направлено на всех, оно не выборочное. Наша страна по-настоящему открыта для любого, кто приезжает сюда с добрыми намерениями.

Владимир Есипов и Саломе Зурабишвили

Владимир Есипов и Саломе Зурабишвили во время интервью

- Последние три недели мы видим массовые протесты на улицах Тбилиси. Я говорил с их участниками. И Россия - это огромная тема на этих акциях. Каковы отношения Грузии с Россией в данный момент?

- Я думаю, что протесты изначально были спонтанными - до того момента, когда они были политизированы. Эта политизация имеет место и сейчас. С моей точки зрения, причиной являются открытые раны этого конфликта (с Россией. - Ред.), оккупация грузинских территорий, которая должна вызывать у нас и у наших европейских партнеров глубокую озабоченность.

Нерешенность проблем, замороженная ситуация - люди не могут мириться с этим долгое время. Грузины - гордый народ. История Грузии подсказывает, что рано или поздно мы должны урегулировать этот вопрос.

Грузия окончательно и официально отказалась от применения силы - и в этом виден наш реалистичный подход к ситуации. На данном этапе у Грузии нет дипломатических средств для того, чтобы урегулировать вопрос оккупированных территорий, потому что у нас нет дипломатических отношений с Россией. Но с этим необходимо что-то делать. И по моему мнению, именно это и хотели донести до нас участники протестов: мы все должны что-то предпринять. Вместе с нашими европейскими партнерами в "женевском формате" (российско-грузинские переговоры в Женеве. - Ред.). Этот формат постепенно утратил... нет, не свою значимость, поскольку другого формата нет и он нам крайне необходим - однако его следует поднять на новый политический уровень, чтобы он действительно заработал. Он должен решать проблемы, а не только обсуждать вопросы технического характера. Именно таким был сигнал, который послали протестующие на улицах Грузии.

- Уличные протесты - это конфликт с Россией или все же это внутренний кризис, поскольку здесь говорят - и вы это упомянули - что протест используется во внутриполитических целях?

- Части оппозиции в определенном смысле политически радикализовалась. Даже здесь, на улицах Батуми, мы видели несколько десятков таких людей. Но не это главное. Самой важной была первая часть протеста, которая была действительно спонтанной реакцией грузинского населения и грузинской молодежи на то, с чем грузины не могут смириться. Грузинский народ требует воссоединения, восстановления суверенитета Грузии на всей ее территории. Это абсолютно легитимно и естественно для страны с многовековой историей. Грузия пережила многие империи, много нашествий - но мы показали свою гибкость. Однако гибкость не означает, что нас устраивает нынешний статус-кво. Наличие оккупированных территорий - неприемлемо.

Как не устраивает нас и статус-кво в отношениях с ЕС. Сегодня на конференции в Батуми я обратилась с призывом: нам необходимо двигаться вперед. Мы хорошо понимаем, что Европейский Союз из-за собственных проблем сейчас не готов к новым масштабным политическим решениям. Такие громкие слова как "расширение", "принятие новых членов" сегодня отодвинуты на второй план. Однако это не означает, что Грузия, которая на протяжении последних 15 лет непрерывно движется в направлении ЕС, не должна двигаться дальше.

Нельзя упустить этот момент солидарности грузинского населения с европейской идеей. Это очень важно.

- Еще один вопрос об отношениях с Россией. У вас есть прямая связь с Кремлем? Вы общаетесь с президентом Путиным?

- Вы же знаете, что это не так. Как я уже говорила, у нас нет дипломатических отношений с тех пор, как Россия оккупировала наши территории. Поэтому мы рассчитываем на наших партнеров. Они должны быть если не посредниками, то, по крайней мере, адвокатами Грузии, дать понять России, что она должна строить отношения с соседями на принципах взаимного уважения, уважения к международному праву. Лишь таким образом возможно укрепить стабильность в регионе.

Грузия является исключительно стабильной страной в этом не слишком спокойном регионе. В этом регионе много очагов нестабильности. Однако нам, несмотря ни на что, удалось сберечь стабильность. И наши большие соседи должны проявлять больше уважения к этому. И этот сигнал наши европейские партнеры должны донести до России, когда обсуждают с ней региональные вопросы.

- Если уж об этом зашла речь, что вы думаете по поводу недавнего инцидента с ведущим телеканала "Рустави 2"?

- Я уже сказала все, что хотела сказать по этому поводу. Не думаю, что мне стоит продолжать эту дискуссию вокруг слов одного конкретного журналиста. Но, думаю, что в целом - и в этом заключался мой призыв на Батумском форуме - нам не следует прибегать к вербальной эскалации. Для грузин это вообще нетипично. Повторюсь, мы живем в очень сложном регионе. Перед нами стоят очень большие вызовы. И вербальная эскалация проблем не решает. Решение заключается в развитии, процветании, укреплении связей с Европой и европейский путь в целом. Лишь так можно преодолеть проблемы, стоящие перед нами.

Контекст

- Сколько лет понадобится Грузии, чтобы быть готовой к членству в ЕС?

- Не задавайте мне таких вопросов, их любят грузинские журналисты. Потому что никто не знает, сколько лет. Я уже подчеркивала, что количество лет не зависит от Грузии и ее готовности. Мы и так делаем все возможное. Я думаю, это также зависит от готовности Европейского Союза принимать решения о собственном будущем. Наша важнейшая задача - участвовать в тех сферах политики, во всех тех программах, в которых Грузия уже имеет право участвовать и тех, в которых сможет участвовать завтра. Благодаря этому методу "малых шагов" в один прекрасный день мы станем членами - еще до того, как в Европейском Союзе осознают, что мы уже почти члены.

На мой взгляд, важен сам процесс. Это то, что я пытаюсь донести. И в этом процессе нас нужно поддерживать, в том числе финансово. Этот очень важный сигнал я адресую будущему руководству Евросоюза. Потому что мы вступаем в этап самых трудных реформ. И нам требуется любая помощь, включая политическую и финансовую поддержку.

- А это произойдет во время вашего президентского срока - или после него?

- (Смеется) Я очень на это надеюсь.

- Одним из важных шагов на пути в ЕС была отмена виз для граждан Грузии. Но многие воспользовались этим, чтобы поехать в Германию и подать там заявление о статусе беженца - по экономическим причинам. Что вы делаете внутри страны, чтобы остановить этот поток миграции?

- Мы способствуем развитию нашей страны. И, со своей стороны, просим наших партнеров сделать их часть работы - признать Грузию "безопасной страной" и ускорить процесс рассмотрения запросов на статус беженца.

В нашем случае мы должны снизить привлекательность для такого рода действий, так как до тех пор, пока наш уровень жизни будет отличаться от европейского, это будет привлекать людей. Конечно, Европа всегда интересна жителям нашей страны - я об этом уже говорила. Но чем больше мы будем интегрированы в европейскую политику, чем сильнее у нас будет взаимная миграция, тем больше грузин будут иметь дома тот уровень жизни, к которому они стремятся. И тогда они либо будут оставаться жить в Грузии, либо уезжать из Грузии и возвращаться сюда. Это лишь вопрос разного уровня жизни. И мне кажется, что многие современные стандарты мы уже внедрили, хотя нам предстоит еще многое сделать на законодательном уровне для повышения уровня жизни людей.

- Последний вопрос: что должно произойти, какие шаги нужны для нормализации отношений с Россией? Страсти кипят, люди здесь очень эмоционально настроены…

- Нет-нет. Я не думаю, что это правда. Грузины эмоциональные. Но на протяжении столетий они приобрели достаточно опыта, как им стоить отношения со сложным соседями и с империями. В прошлом у нас были намного более сложные периоды. Нынешний случай был непропорционально раздут. Но уже прозвучали призывы к деэскалации - и мы движемся к деэскалации. Нас ожидает экономически сложный период, поскольку вся эта ситуация отразится на Грузии… Так что я приглашаю вас провести ваш летний отпуск в Грузии!

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | YoutubeTelegramWhatsApp

Смотрите также: 

Смотреть видео 14:13

Мат в адрес Путина, конфликт с Россией и протесты в Тбилиси: что думает президент Грузии Зурабишвили

Смотреть видео 01:47

11 лет у забора: что происходит на линии разграничения с Южной Осетией

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама