Почему в Узбекистане сокращается число НПО? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 29.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Почему в Узбекистане сокращается число НПО?

Представителей многих неправительственных организаций власти просят закрыться "по-хорошему"

default

После андижанских событий давление на НПО в Узбекистане возросло

Тревожные сообщения поступают из Узбекистана. За короткий срок в республике были закрыты или оказались на грани закрытия многие неправительственные организации. В совпадение верится с трудом, да и многие наблюдатели уже говорят о наметившейся тенденции. Тему продолжит мой коллега Вячеслав Юрин.

Особой любовью властей неправительственные организации Узбекистана никогда избалованы не были. И, закручивая сейчас гайки, каримовский режим и на этот раз не обошёл их стороной. После андижанских событий условия работы стали ещё более тяжёлыми. Больше всего страдают неправительственные организации в регионах. Их исчезновение часто проходит незамеченным. В Ташкенте ситуация несколько иная. Здесь и иностранные посольства, и представительства международных организаций и фондов, которые в случае чего тут же забьют тревогу. А антирекламы в западных СМИ у режима Каримова в последнее время и без того хватает. Вот и получается, что региональным неправительственным организациям приходится сегодня отдуваться и за своих ташкентских коллег. Тему продолжит наш корреспондент Юрий Черногаев.

В понедельник корреспондент «Немецкой волны» в узбекском городе Бухара Обид Шабанов был вызван в управление юстиции для весьма неприятной беседы. Дело, правда, касалось не работы Шабанова на «Немецкую волну», - разговор с чиновниками зашёл о деятельности негосударственной некоммерческой организации – журналистского клуба «Репортёр», который Шабанов создал и возглавляет. В понедельник Шабанову в ультимативной форме предложили свернуть работу клуба, причём желательно поскорее. Сразу скажу, что многие наши коллеги сидели в эти дни в кабинетах чиновников от юстиции, пытаясь объяснить, что действуют в строгом соответствии с ими же утверждённым уставом и ничего кроме записанных в уставе акций, не делают. Среди тех, кто в Бухаре подвергся такому же нажиму, как Шабанов, например, учредители негосударственного некоммерческого Бухарского центра информации и культуры. Центр этот хорошо известен многочисленным туристам, приезжающим в Бухару – это заповедник древней экзотики Востока. Да что там говорить о Бухаре – на подобные «беседы» вызваны представители очень многих негосударственных организаций по всей стране. А их, по сведениям министерства юстиции, сейчас более пяти тысяч. Вот как оценивает сложившуюся ситуацию основательница ННО Узбекистанский женский ресурсный центр Марфуа Тохтаходжаева:

- "Я узнала, что неправительственные организации, созданные самими гражданами в городах Наманган, Чирчик и Карши, были ликвидированы. Причём мои информаторы мне сказали, что они были вызваны в городской отдел юстиции и там им предложили закрыть свои организации. Когда представители негосударственных неправительственных организаций спросили, есть ли по этому поводу письменное постановление, им ответили, что постановления нет, и что они должны закрыться по-хорошему. А если они будут умничать, объяснили им, то их закроют по-плохому. Представители всех этих организаций написали заявления о добровольном закрытии своих организаций. Представители органов юстиции понимают, что закрытие НПО свидетельствует о введении запрета на свободу ассоциаций. Из пяти тысяч организаций уже закрылись около двухсот. Это организации, созданные гражданами. Из числа всех зарегистрированных организаций большинство составляют общества, созданные государством. Получается, что государство хочет оставить только проправительственные организации. А тем временем, люди, которые работали в НПО, делали своё дело и были лояльно настроены по отношению к власти, теперь, возможно, быть лояльными они перестанут. Думаю, что часть этих людей будет работать с правозащитниками, которых так боится наше правительство".

Впрочем, на ситуацию с ННО есть другая точка зрения – того самого министерства юстиции. Оно призвано, в числе прочего, следить, своим ли делом занимаются ННО. Говорит заместитель министра юстиции Пулат Саматов:

- "Каждого при регистрации мы предупреждаем о том, что он должен представлять отчёты о своей деятельности".

Дело это сложное: следить за негосударственными организациями – у них всё время какие-то непонятные чиновникам инициативы. И чиновники придумали выход – если ННО обретёт другую форму, станет коммерческой организацией, то заниматься ею министерству юстиции уже не придётся – это уже будет делом налоговиков. Именно это предложили Обиду Шабанову. Вот что он говорит:

- "Клуб журналистов "Репортёр" создан в Бухаре для того, чтобы организовывать для местных журналистов пресс-конференции, семинары, тренинги и наладить обмен информацией. Причём речь идёт не только о Бухаре, но и соседней Навоийской области. В течение пяти лет мы выполняли все эти задачи, но в последнее время вокруг нашей организации стали курсировать слухи о том, что мы ликвидируемся, закрываемся или нас закрывают. Как руководитель этой организации хотел бы пояснить: мы на самом деле принимаем решение о ликвидации. Но это не пожелание нашей организации, это желание регистрирующей организации".

Второго сентября, чтобы хоть как-то сохранить свой клуб, Обид Шабанов идёт в управление юстиции с заявлением о самоликвидации, чтобы затем перерегистрироваться в качестве коммерческой организации. Замминистра Саматов говорит по этому поводу:

- "Из пяти тысяч организаций добровольно ликвидированы 175 общественных объединений на всей территории Узбекистана".

А вот мнение Марфуа Тохтаходжаевой:

- "Люди, работавшие в неправительственных организациях, теряют работу. Они будут вынуждены искать её, но, наверняка поиски будут безуспешными, потому что безработица - это одна из наиболее актуальных для страны проблем".

Причём, потерять работу – это ещё не все неприятности. Когда в Бухарском управлении юстиции по звонку из Ташкента узнали, что клуб «Репортёр» фигурировал как пример в беседе с заместителем министра юстиции, Обиду Шабанову прямо пообещали: «Ну, теперь мы тебя вообще прикроем». Словом, «куда хочу, туда и верчу», - всё зависит от чиновника. Он же выбирает и те доводы, которыми обосновывает необходимость самоликвидации ННО. И тут уже идёт чистой воды произвол, никак не согласующийся с официальной политикой правительства. О таких парадоксах – снова Марфуа Тохтаходжаева:

- "СМИ Узбекистана всё время говорят о великолепной обстановке в стране, о том, что у нас стабильность. Зачем же тогда бояться неправительственных организаций? Зачем в качестве причины закрытия НПО упоминать обстановку в стране и беспокойство по поводу безопасности? Какая была угроза, например, от неправительственных женских организаций?"

Но закончить нужно словами замминистра юстиции Пулата Саматова. И пусть их услышат не только все работники его министерства, но и все представители негосударственных организаций:

- "Я хотел бы заявить о том, что без достаточно веских оснований никто из должностных лиц в органах юстиции не вправе предлагать руководителям организации добровольную ликвидацию".

Так что, в случае чего – ссылайтесь на замминистра и «Немецкую волну».

Между тем, представители международных неправительственных организаций весьма сдержанно реагируют на сообщения о массовом наступлении на местные ННО в Узбекистане. Мы связались по телефону с Хансом Кайзером, главой представительства немецкого Фонда имени Конрада Аденауэра в Ташкенте, и вот что он сказал:

- "Сегодня я прочитал в Интернете одну статью, в которой говорится о том, что ННО грозит закрытие или что некоторые из них не дееспособны. Я могу говорить только о тех организациях-партнёрах, с которыми работает Фонд имени Конрада Аденауэра. И я должен сказать, что с ними ничего подобного не происходило. Те НПО, с которыми мы сотрудничаем, все без исключения ведут активную работу. И я не могу себе представить, что можно быстро закрыть подобные ННО или что они согласятся добровольно свернуть свою деятельность. Если неправительственной организации сообщают, что её закрывают или она самостоятельно решает закрыться, то для этого должны быть свои причины".

В то же время Ханс Кайзер признал, что хотел бы получить побольше информации о якобы имевшем место давлении на ННО с целью их ликвидации:

- "Я поговорил на эту тему с некоторыми людьми. И они сказали, что отдельные действующие ННО получили запросы, в которых им рекомендовалось перерегистрироваться и работать в дальнейшем как организациям коммерческим. Потому что с точки зрения властей они не выполняют обязательных для ННО критериев. Я думаю, что нужно внимательно следить за тем, что же здесь в действительности происходит. Официального указа на этот счёт не существует. Необходимо подождать. Если подобное произойдёт и в случае с нашими партнёрами, то мы, разумеется, в рамках наших возможностей, будем добиваться сохранения их прежнего статуса",

- заявил Ханс Кайзер, глава представительства немецкого Фонда имени Конрада Аденауэра в Центральной Азии. Достаточно сдержанно восприняла заявления о начале массовой ликвидации ННО в Узбекистане и глава представительства "Freedom House" в Ташкенте Бранка Шесто. Она признала, что подобные сообщения поступали и к ней, однако тут же оговорилась, что…

- "…к этому моменту у нас просто недостаточно информации. Мы услышали об этом недавно и сейчас собираем данные на этот счёт".

"Немецкая волна" тоже обещает не забыть про эту тему. В следующих выпусках мы наверняка к ней ещё вернёмся.

  • Дата 29.08.2005
  • Автор В.Юрин, Ю.Черногаев, Н.Бушуева, "Немецкая волна"
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/76w2
  • Дата 29.08.2005
  • Автор В.Юрин, Ю.Черногаев, Н.Бушуева, "Немецкая волна"
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/76w2
ADVERTISEMENT