Почему в Германии относительно мало смертей от коронавируса | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 10.04.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Почему в Германии относительно мало смертей от коронавируса

Низкая смертность от COVID-19 в ФРГ во многих странах вызывает удивление. Она объясняется тремя ключевыми факторами. С одним из них немцам просто повезло.

На сегодняшний день среди стран ЕС самая высокая смертность от COVID-19 в Италии

На сегодняшний день среди стран ЕС самая высокая смертность от COVID-19 в Италии

Коронавирус SARS-CoV-2 продолжает уносить жизни повсюду в мире, в том числе в Германии. Однако в крупнейшей стране Евросоюза количество смертей остается на удивление низким. Как в относительных, так и в абсолютных величинах. Почему?

Показатели смертности в ФРГ и других странах Запада

Этот вопрос волнует многих жителей Италии и Испании, сравнивающих ход пандемии в своих странах и в ФРГ. Им задалась американская газета The New York Times, опубликовавшая на днях статью под заголовком "Немецкое исключение?". Его активно обсуждают в русскоязычных социальных сетях. Да и в самой Германии СМИ вновь и вновь пытаются объяснить очевидный феномен.

Гробы с телами умерших от COVID-19 в одной из церквей Бергамо

Гробы с телами умерших от COVID-19 в одной из церквей Бергамо

Действительно, на почти 111 000 официально зарегистрированных в Германии случаев заражения коронавирусом приходятся, по состоянию на 9 апреля, порядка 2200 смертей. Приблизительно столько же умерло, к примеру, в соседних Нидерландах и Бельгии. Только там численность населения составляет соответственно 17 и 11,5 миллиона человек, тогда как в ФРГ - 83 миллиона жителей.

В Италии на 140 000 официально инфицированных пришлось около 17 700 смертей, в Испании на 152 000 - 15 200, во Франции при 82 000 выявленных случаях заражения число летальных исходов приближается к 11 000. В самые последние дни в США за сутки стали умирать около 2000 человек - примерно столько же, сколько в Германии за все время эпидемии.

Резкий рост смертей скрывать невозможно

Чем же объяснить "немецкое исключение"? Можно, конечно, предположить, что правительство в Берлине целенаправленно занижает данные, в чем, к примеру, половина россиян подозревает собственные власти. Однако в демократических странах с сильной оппозицией, независимыми СМИ и активным гражданским обществом это - весьма бесперспективное занятие: подобные попытки довольно быстро стали бы достоянием гласности. Тем более в федеративном государстве, где, как в ФРГ, статистику ведут и публикуют региональные власти, а в центре ее лишь обобщают.

Военные грузовики на улицах Бергамо

Военные грузовики на улицах Бергамо

Так что подобное объяснение сразу вынесем за скобки. Тем более, что легче занижать число инфицированных (а оно-то в ФРГ как раз одно из самых высоких в Европе), чем скрывать резкий рост смертей, особенно в эпоху социальных сетей. В Германии в любом случае не вывозят гробы на военных грузовиках, как в итальянском Бергамо, не сооружают перед больницами временных моргов, как в американском Нью-Йорке, и трупы уж точно не лежат на улицах, как в эквадорском Гуаякиле.

Обобщая многочисленные публикации в немецких СМИ, как более ранние, так и самые свежие, можно выделить три ключевых фактора, способствующих относительно низкой смертности из-за коронавируса в Германии. Это специфика распространения вируса, уровень немецкой системы здравоохранения и дисциплинированность населения. 

Низкий средний возраст инфицированных в Германии

"Все началось как эпидемия среди горнолыжников". Именно так профессор Ханс-Георг Кройсслих (Hans-Georg Kräusslich), возглавляющий отдел вирусологии в клинике Гейдельбергского университета, объяснил The New York Times низкий средний возраст инфицированных в Германии. По данным Института имени Роберта Коха (RKI), координирующего в качестве государственного учреждения борьбу с эпидемией, в ФРГ абсолютному большинству заболевших COVID-19 (70 процентов) от 15 до 59 лет, средний возраст инфицированных - 49 лет.

Таким образом, специфика распространения вируса в Германии состоит в том, что на первом этапе, до принятия радикальных карантинных и ограничительных мер, его подхватили преимущественно молодежь и люди среднего возраста, обладающие, как правило, более сильным иммунитетом, чем пожилые. Среди них было много отпускников, которые инфицировались в барах и дискотеках на итальянских и особенно австрийских горнолыжных курортах, например, в популярном тусовочном Ишгле, а по возвращении заразили людей своего круга.

 

Еще двумя практически доказанными крупными рассадниками коронавируса в Германии стали большая карнавальная вечеринка в районе Хайнсберг на западе страны (в результате там заразились 15 процентов населения) и праздник пива в баварском городке Миттертайхе - опять-таки мероприятия, на которые пожилые и хронически больные люди обычно не ходят.

А в Италии, судя по всему, уже на ранней стадии не распознанные на тот момент носители вируса занесли его в больницы, где вскоре многие пациенты стали его жертвами. Когда в Германии в конце марта в доме престарелых в Вольфсбурге заразились сразу 72 постояльца и 17 умерли, Кристиан Дростен (Christian Drosten), директор Института вирусологии при берлинской клинике Шарите, расценил это как начало новой фазы эпидемии в стране, которая будет сопровождаться растущим числом летальных исходов. Такой прогноз подтвердил 9 апреля RKI.

Немецкая система здравоохранения оказалась готовой к COVID-19

Однако к концу марта в Германии уже в полную меру действовали карантин и режим самоизоляции, а немецкая система здравоохранения, и без того считающаяся одной из лучших в мире, успела прицельно подготовиться к борьбе с COVID-19. Больницы высвободили дополнительные койки для приема инфицированных, составили экстренные графики работы и дежурств врачей и медперсонала, по мере возможностей запаслись становившимися все более дефицитными масками, защитными костюмами и медикаментами.

А министерство здравоохранения ФРГ еще 12 марта заказало 10 000 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) у немецкой компании Drägerwerk, которая более ста лет назад их изобрела. И это - в дополнение к уже имевшимся в Германии к началу эпидемии 25 000 аппаратам ИВЛ. Выполнение заказа идет сейчас полным ходом, так что, к примеру, больницы Берлина, располагавшие в начале марта 1100 аппаратами, теперь, по сообщению газеты Tagesspiegel, могут обеспечить вентиляцию легких уже 1600 пациентам. К концу апреля эта цифра должна вырасти до 1800, к лету до 2200.

Йенс Шпан

Йенс Шпан

Поэтому есть надежда, что немецким врачам, в отличие от их коллег в других странах, не придется принимать труднейшее этическое решение, кого из пациентов подключать к дефицитным аппаратам ИВЛ, а кого фактически обрекать на смерть. Министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (Jens Spahn) сообщил 9 апреля, что на данный момент по всей стране свободны 10 000 мест в отделениях интенсивной терапии.

О том, что в Германии имеются свободные мощности для спасения больных коронавирусом, свидетельствует и такие факты: немецкие клиники приняли на лечение почти 200 пациентов с COVID-19 из Франции, Италии и Нидерландов, а бундесвер, по данным Der Spiegel, предоставил партнеру по НАТО Великобритании 60 мобильных аппаратов ИВЛ.

Дисциплинированные немцы послушались своих лидеров 

Практически во всех публикациях про причины низкой смертности в Германии от SARS-CoV-2 указывается на то, что в ФРГ население активно тестируют на вирус. Однако сами по себе тесты жизни не спасают. Они позволяют выявлять инфицированных, но шесть из семи заболевших COVID-19, сообщил 9 апреля министр Шпан, лечатся в Германии амбулаторно.

И тут решающее значение для предотвращения возможного смертельно опасного заражения представителей групп риска имеет то, насколько строго инфицированные соблюдают в домашних условиях карантин, иными словами - самоизолируются, и в какой мере им в этом помогают и от них этого требуют окружающие. 

Ангела Меркель

Ангела Меркель

Судя по всему, немцы в большинстве своем прислушались к канцлеру ФРГ Ангелы Меркель (Angela Merkel), которая еще 18 марта в своем телеобращении к нации настоятельно просила всех максимально сократить социальные контакты: "Мы должны снизить риск заражения друг друга, насколько это возможно". С аналогичными призывами на какое-то время прекратить встречаться друг с другом, но особенно с пожилыми людьми, постоянно обращались к своим избирателям и многие другие немецкие политики.

Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), к примеру, нашел в своем обращении к согражданам  такие слова: "Приходится отказываться от свиданий с родителями, дедушками и бабушками, от встреч с друзьями, от походов с ними в рестораны, от торжеств и даже просто от того, чтобы вместе посидеть на солнце после долгой зимы. Нам всем тяжело отказываться от этого, и мне тоже. Но только отказ предотвратит безвозвратную потерю того, что мы любим".

Все эти призывы, подкрепленные масштабными, но менее строгими, чем в некоторых других странах, карантинными мерами явно способствовали тому, что число безвозвратных потерь пока оказывается куда менее высоким, чем могло бы быть в условиях пандемии. Так что одним из объяснений низкой смертности от коронавируса в Германии следует считать именно сознательность и дисциплинированность ее жителей. 

Смотрите также:

 

Смотреть видео 16:29

Короновирус: страшные кадры из США и как помогают бизнесу в Германии и России. DW Новости

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама