Почему британцы и французы по-разному борются с террором | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 26.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Почему британцы и французы по-разному борются с террором

Премьер-министры Великобритании и Франции договорились об усилении сотрудничества в борьбе с террористической угрозой. Но почему это сотрудничество не удавалось до сих пор?

default

Премьер-министры Великобритании и

Dominique de Villepin bei Tony Blair

Доминик де Вильпен на встрече с Тони Блэром в Лондоне в понедельник 25 июля

Франции Тони Блэр и Доминик де Вильпен договорились в понедельник 25 июля в Лондоне об усилении сотрудничества в борьбе с террористической угрозой.

Абстрактно в вопросе о том, как противостоять терроризму, не существует споров: его следует искоренять, а тех, кто покушается на жизнь мирных граждан, следует изолировать от общества. В странах, где не отменена смертная казнь, нередки призывы к казни людей, совершающих теракты. Но исламистский террор последних лет лишает эти угрозы какой бы то ни было силы: акт террора часто совпадает с актом казни совершающего его человека. В полный рост встает конкретный вопрос о борьбе с источником такого терроризма.

"Мягкие британцы, жесткие французы"

Исторический опыт Франции и Великобритании в борьбе с террором сепаратистов (Корсика, Северная Ирландия) оказывается не применимым к террору исламистского толка. Кроме того, искоренению этого зла общими усилиями международного сообщества мешает расхождение мнений.

Поскольку британцы воюют в Ираке, а французы отказались поддержать американо-британское нападение на эту страну, в общественном мнении господствует представление об относительной "твердости" Великобритании и относительной "мягкости" Франции. По мнению американского эксперта по исламу Дэниэля Пайпса, это впечатление обманчиво. Исламисты, базирующиеся на британских островах, провели, по словам Пайпса, боевые операции в Пакистане, Афганистане, Кении, Танзании, Саудовкой Аравии, Ираке, Израиле, Марокко, России, Испании и США. Именно в Британии, благодаря высокому уровню неприкосновенности личности в этой стране, возможности контроля до сих пор ограничивались "отслеживанием" случившегося постфактум. Пока преступление не совершено, а участие в нем не доказано, говорить с британскими властями о выдаче подозреваемого бесполезно. Особенно это касается притязаний государств, проводящих политику устрашения в отношении собственного населения.

Другое дело, говорит Пайпс, - французы, создавшие антитеррористический центр и активно сотрудничающие, например, со спецслужбами США. Но главное, по мнению эксперта, даже не это, а жесткий отказ подчиняться тем "малым" требованиям исламистов, на которые не обращают внимания британцы. Мусульманам, живущим во Франции, Париж говорит: жить здесь значит жить по французским законам. Запретив, например, в 2004 году носить хиджаб школьницам и студенткам-мусульманкам, французы пропустили мимо ушей обвинения исламского духовенства от Тегерана до Иерусалима, но провели черту, которую защищать гораздо легче, чем извилистую границу мультикультурной терпимости.

"В борьбе с террором самим не превратиться в вурдалаков…"

Поскольку идеология террора вызревает в тепличных условиях непрозрачного исламистского гетто, государство должно начать осушение этого социального болота со своей собственной территории. Вот почему неучастие Франции в американо-британском умиротворении Ирака оказалось продолжением антитеррористической стратегии этой страны.

Удастся ли в обозримом будущем разработать общеевропейскую стратегию, которая не утратила бы ни британского здравомыслия и либерализма, ни французской ясности? Международные конфликты, так или иначе вовлекающие исламский фактор и феномен бомбистов-самоубийц, слишком разнородны, чтобы в их преодолении могла сработать одна схема. Французская католическая газета "Круа" напоминает во вторник, что есть лишь одно условие, при котором "двойной ненависти" самоубийц - к себе самим и к западному обществу - можно положить конец. Главное - не попасть в "тень врага", самим не превратиться в вурдалаков. "Необходимо объединить усилия, которые сделают нас человечнее", напоминает газета. (гг)

Контекст

Реклама