Полина Осетинская: ″Остается уповать только на то, что меня не убьют в темном подъезде″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 23.10.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Полина Осетинская: "Остается уповать только на то, что меня не убьют в темном подъезде"

Пианистка уверена, что государство не может не считаться с общественным мнением и что за осужденных за участие в акциях простеста надо вступаться всем.

DW Interview mit Polina Ossetinskaya (DW)

Полина Осетинская

Российская пианистка Полина Осетинская известна не только как выдающийся исполнитель, но и как человек высокой общественной активности. Она занимается благотворительностью, создала центр помощи музыкантам, выступает в поддержку оказавшихся под судом участников московских протестов... В интервью Жанне Немцовой Полина Осетинская рассказала, в частности, о том, как это влияет на ее концертную программу в России.

Жанна Немцова: В свое время вы были одной из немногих из творческой элиты России, кто поддержал осужденных по Болотному делу. Сейчас мы видим, как значительно большее число людей выражают солидарность с арестованными по так называемому "московскому делу". И это помогает...

Полина Осетинская: Мне кажется, что государственная система не может не считаться с общественным мнением. А сейчас дошло до всех: если посадить можно ни за что любого человека, в том числе абсолютно лояльного власти, это означает, что в системе правосудия какой-то крен. Все понимают, чтото, что произошло с Павлом Устиновым, или с Данилой Беглецом, или с Егором Жуковым, может произойти с каждым из нас. И если большинство людей этого не хочет, то за них надо вступаться всем.

Контекст

- Можно ли считать Россию страной комфортной для вашей профессиональной самореализации?

- Как ни странно, в мире классической музыки условия примерно везде одинаковы. Если говорить, например, о журналисткой работе, о работе политолога или о малом бизнесе, возможно, в России совсем сложно сейчас. Но для классического музыканта нет разницы - работать ли в России, в Германии или в Америке, потому что концертные залы и рояли везде одинаковые. Главное, что музыку любят слушать во всем мире. Но вся моя аудитория это, конечно, русские люди, русский народ.

- Какую роль играют отношения с властью в вашей работе?

- Мне кажется, что любой художник должен держаться как можно дальше от любой власти, какой бы она ни была. К сожалению, есть очень мало людей в нашем мире, которыене боятся выражать свою позицию. Большинство, конечно, ведут себя как люди подневольные. Тут никто никого судить не может. Это потом на страшном суде с каждого человека спросят. Когда я, например, сыграла концерт в защиту узников Болотной, мне немного перекрыли кислород.

- Каким образом?

- У меня снялись какие-то концерты, прервались отношения с какими-то филармониями. К счастью, так складывается моя биография, что я все равно не умерла с голоду.

- Сейчас ваши публичные высказывания никак не влияют на вашу карьеру в стране?

- Мы не знаем этого. Я думаю, что влияют. Я не являюсь ни солисткой филармонии, ни Московской, ни Петербургской, у меня нет никакого официального статуса, ни одного звания. У моих коллег, которые являются членами каких-то президентских комитетов и советов, у них, конечно, уже давно звания, прибавки, федеральные гранты на гастроли. У меня - совершенно другие вещи. Я очень дорожу, во-первых, моими слушателями, а во-вторых, отношениями со своей совестью. Поэтому мне важно иметь возможность открыто высказывать свою позицию. И остается уповать только на то, что меня не убьют в темном подъезде, или не свалится на голову кирпич. Но я думаю, что не так я страшна для государства.

- Какие поступки власти в сфере культуры вы бы назвали глупыми?

- Первое - это то, что правительство в сфере культуры дало понять, что оно будет поддерживать военно-патриотические, лояльные власти темы и не будет поддерживать никакое другое искусство. Второе - это огромное количество недоделок в законодательстве именно в сфере культуры и искусства. Это то, на чем было построено дело "Седьмой студии" и на чем может быть априори построено дело вокруг любого театра страны. И, конечно, третье - это повышенный градус оскорбления чувств. Казалось бы, в сфере культуры этот вопрос не может всерьез рассматриваться, потому что искусство - это априори территория, на которой возможно любое высказывание, если оно убедительно и талантливо.

Во время интервью с Жанной Немцовой

Во время интервью с Жанной Немцовой

- Как изменилась индустрия классической музыки за последние 10 лет в связи с ростом интернета и технологий?

- Практически перестали выходить диски, физические. Это стало нерентабельно. 20 лет назад звукозаписывающие компании при помощи выходов новых альбомов могли раскрутить любого нового исполнителя. Если он становился артистом Deutsche Grammophon или Sony, его диск автоматически начинал продаваться по всему миру. Сейчас эта индустрия совершенно сошла на нет. То есть диски по-прежнему покупают, но считанные единицы, в основном, коллекционеры, которые любят хорошее качество звука. Все остальные уже давно слушают все в интернете. И даже я, потратившая за свою жизнь огромные деньги на то, чтобы купить диски, собравшая большую фонотеку, сейчас эту фонотеку ни на чем не слушаю. Сама идея  - что ты берешь коробочку, вынимаешь диск, ставишь, что у тебя что-то там может заедать, - все это настолько сейчас кажется невозможным... Ты просто говоришь: "Google, поставь мне сюиты Стравинского". И у тебя моментально через колонки уже все звучит. В этом смысле индустрия грамзаписи очень сильно провалилась. Многие артисты на этом потеряли. Чтобы раскрутиться и продвинуть свой альбом, теперь нужны другие технологии и другие возможности.

- А можно классическому исполнителю так же, как, например, рэперу, раскрутиться в интернете и набрать миллионы просмотров?

- Конечно, можно. Но для этого нужен бюджет. Чтобы у тебя был хороший контент, который поможет тебя раскрутить и прославить тебя, сделать себя знаменитым, нужны финансовые вложения. Просто поставить камеру и сесть, - это не сработает, потому что будет плохой звук, потому что видео будет с одной точки. Нужен хороший звук, нужно выставить хороший свет, поставить звукозаписывающую аппаратуру, две, а лучше три камеры, которые позволят видеть и ваши руки, и ваше лицо, и ваш облик в целом.

- Какие пять классических композиций должны послушать обязательно все?

- Пять самых важных композиций всех времен и народов? Это, конечно, будут "Страсти по Матвею" Баха, "Реквием" Моцарта, опера "Кармен" Бизе. Это будет Симфония № 6 Петра Ильича Чайковского. И, пожалуй, Концерт № 3 Сергея Рахманинова для фортепьяно с оркестром.

- А кто сейчас самый модный композитор с точки зрения аудитории? Я имею в виду с коммерческой точки зрения.

- Не всегда это будет залогом того, что речь идет о действительно хорошем композиторе. Мне кажется, что и билеты будут раскупаться совершенно разной аудиторией. Больше всего билетов будет продано на концерт "Легкие классические мелодии в симфонической обработке с видеорядом".

Смотрите также:
Российские музыканты, которые покорили Германию

____________________________

Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества "DW на русском" и "DW Учеба и работа" и на Telegram-канал "Что там у немцев?"

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама

Культура и стиль жизни

Кадр за кадром