Писатель Альгерд Бахаревич: Не надо путать Лукашенко со всей Беларусью | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 29.05.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Писатель Альгерд Бахаревич: Не надо путать Лукашенко со всей Беларусью

Живущий в Гамбурге белорусский писатель Альгерд Бахаревич рассказал DW, какой ему видится сейчас ситуация в Беларуси, как ее оценивают немцы, и почему нельзя путать страну и режим.

Живущий в Гамбурге белорусский писатель Альгерд Бахаревич, чьи произведения переведены на немецкий, чешский, польский, украинский и русский языки, не считает свой переезд в 2007 году в Германию эмиграцией. По словам писателя, это бегство в мир европейской культуры, в ту свободную Беларусь, которой пока нет на политической карте мира, но которая всегда с ним.

Лауреат нескольких литературных премий Бахаревич не раз представлял Беларусь на международных встречах и фестивалях, в том числе и на проходящей сейчас в Регенсбурге белорусско-немецкой встрече деятелей культуры "Знаете ли вы Беларусь?" В интервью DW он рассказал, какой из Германии видится ситуация в Беларуси, и как происходящее там воспринимают немцы.

DW: Из какой Беларуси вы уезжали в 2007 году?

Альгерд Бахаревич

Альгерд Бахаревич

Альгерд Бахаревич: Я уехал в Германию после президентских выборов 2006 года из "красно-зеленого рая" цвета флага БССР. Уехал от милицейского произвола, беззащитности и безнадежности. От цензуры, отделов идеологии, антибелорусского государства, основанного на репрессиях, культе бездарности и слепого послушания. От вечной надежды власти продержаться еще пару годков.

- В Беларуси вы теперь бываете только изредка. Что изменилось за это время в вас и ваших представлениях о стране? 

- Появилась гордость. За тех, кто не уехал, как я, и создает в Беларуси острова свободной жизни. За тех, кто вопреки желаниям властей строит культурные мосты со всем миром, выходит на площадь и сидит за это в тюрьмах. Горжусь теми, кто говорит по-белорусски, значит, лукашенковская русификация провалилась.

Думаю, что эта власть уже прошла точку невозврата. Многое из того, что 6 лет назад можно было списать на некий абсурд, после событий декабря 2010 года воспринимается исключительно как аргументы на будущем судебном процессе против властей. Ведь сам термин "лукашизм" не может обозначать общественно-политический строй, потому что за ним нет ничего, кроме каши из советских сказок и личных интересов узкого круга ограниченных людей.

Что до меня самого, то появилась ностальгия по родному Минску и в то же время ощущение, что нельзя вернуться и начать все сначала. Я чувствую себя чужим и там, и тут - способствующее творчеству положение, которое избавляет иллюзий, лечит от пафоса и делает взгляд острым, а язык точным. Но при этом понимаешь, что земля уходит из-под ног, и приходится тянуть себя за волосы, как Мюнхгаузену. 

- Что знают о Беларуси немцы, насколько осведомлены о том, что происходит в стране?

- У большинства, не интересующегося белорусской тематикой, представление о стране примерно такое: это часть России, где говорят по-русски и пьют водку. И хотя в Восточной Германии о нас знают больше, начинаю свой рассказ о Беларуси в основном с географии. Хватает и путаницы с самим названием. Weißrussland - абсолютно неприемлемое название, отдающее временем, когда Беларусь была частью России. Мне нравится освященное историей белорусско-немецких отношений точное слово Weißruthenien.

Немцам трудно представить, каково быть белорусскоязычным меньшинством в Беларуси. Многие не могут осознать, почему мы так цепляемся за родной язык, если большинство белорусов говорит по-русски. Вот и DW, к сожалению, отвернулась от белорусского языка. Мало кто задумывается, что путь в Россию для нас гибельный, потому что многие российские демократы не видят Беларусь самостоятельным государством.

В то же время, есть много немцев, которые сердцем воспринимают наши проблемы и даже говорят по-белорусски. Можно вспомнить различные гражданские инициативы, деятельность института Гёте, портал literabel.de, и, конечно, Лейпцигскую книжную ярмарку с ее проектом знакомства Европы с белоруской литературой.

- Чем вы объясняете то, что многие белорусы далеки от политики в то время, как белорусский режим часто называют последней диктатурой Европе?

- Там, где у других народов работает историческая память, в Беларуси работает только страх. История никогда не приходила сюда мирно, она всегда въезжала на белорусскую землю на танке - что с запада, что с востока. И поведение людей можно объяснить обычным инстинктом самосохранения.

Но не стоит путать всю Беларусь и Лукашенко. Я хотел бы, чтобы европейские политики, наконец, поняли, что с белорусской властью нельзя играть по правилам и покупаться на ее обещания.

- Как может развиваться ситуация в Беларуси? Что подсказывает ваш экскурс в литературную историю страны - "Гамбургский счет Бахаревича"?

- "Гамбургский счет" - книга о классиках белорусской литературы, заслуженно и незаслуженно забытых. Конечно, стране, где сталинские палачи уничтожили культурную элиту, мало одного столетия, чтобы подняться на ноги. Из-за непрерывных оккупаций страны, венцом которых является сегодняшний режим, в Беларуси рвется нить, которая должна была бы соединять разные поколения.

Но история недвусмысленно свидетельствует, что пока белорусы не разберутся со своим советским прошлым и не определятся, что делать с идеологическим наследством из национальных мумий и энкавэдэшно-кэгэбэшных героев, мы и наши потомки еще долго будем не поспевать за современностью. В этом деле никто не поможет, пока белорусы сами не решатся взять свою судьбу в свои руки. И я желаю всем нам перемен и сил, чтобы не бояться.  

ADVERTISEMENT