Новый ″Крепкий орешек″, или Круче Америки может быть только Москва | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 18.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Новый "Крепкий орешек", или Круче Америки может быть только Москва

"Ты ищешь проблемы или они ищут тебя?" - спрашивает Джек папу Джона и получает лаконичный ответ из уст Брюса Уиллиса: "Я себя это тоже спрашиваю уже не первый год".

25 лет прошли после выхода на киноэкраны первого фильма "Крепкий орешек" и шесть лет после того, как нью-йоркский полицейский Джон Макклейн в предпоследний раз спасал в одиночку от гибели целый город или даже весь мир в свой заслуженный выходной день. И вот его очередное пришествие. Можно не сомневаться, что герой нестареющего Уиллиса переживет и этот свой апокалипсис. На киноэкраны дюжины стран, в том числе, Германии и России, вышла пятая часть легендарной франшизы под девизом "Хороший день, чтобы умереть".

Одно амплуа для русских и немцев

Действие пятого "Крепкого орешка" впервые вынесено за пределы США и происходит в России. И этот факт, разумеется, не могли обойти вниманием кинообозреватели в Германии. Хотя бы уже потому, что в голливудских триллерах роль злодеев с неизменным постоянством достается либо русским, либо немцам. Причем и те, и другие говорят с ужасным акцентом, нещадно коверкают свой якобы родной язык и внешне между собой настолько похожи, что порой бывает трудно разобраться в национальной принадлежности коварного противника бесстрашных американцев.

Вот и на этот раз опального российского олигарха, владеющего секретами ядерных технологий, с которым судьба сводит Джона Макклейна, играет загримированный до неузнаваемости немецкий актер Себастьян Кох (Sebastian Koch), известный российскому зрителю по оскароносной немецкой драме "Жизнь других" ("Das Leben der Anderen").

Через непредвиденное знакомство с персонажем Коха герой Брюса Уиллиса, примчавшийся в Москву на помощь сыну, неприятно удивленному появлению "родственника", с которым у него давно оборвался контакт, попадает в эпицентр политического заговора и криминальных разборок.

Немаловажную роль во всем этом играет ЦРУ, всемирно известная атомная электростанция и огромный город, в котором происходит действие пятого по счету "Крепкого орешка". Москва. Как много же по-прежнему для иностранцев в этом звуке. Все как у Чехова, нужен выход на новый уровень, дорога одна: в Москву, в Москву...

Возвращение "империи зла"

Поразительно, однако, отмечают немецкие кинообозреватели, что Россия в новом "Крепком орешке" чуть ли не под копирку передрана из триллеров времен "холодной войны".

"Русские, - пишет онлайн-издание Deutschlands junge Online-Zeitung, - как поучает нас этот фильм, все без исключения - злодеи. Им нельзя доверять, а если доверишься, то будет тебе либо ствол у виска, либо пуля в затылок... В конце фильма падает с неба вертолет на территорию радиоактивного Чернобыля, который, согласно драматургии фильма, находится в нескольких часах езды от центра Москвы. Папа и сын, разумеется, спасаются в последнюю секунду на глазах у обремененного тяжелыми думами каменного Ленина. Что означает эта символика, остается неясным. Но можно предположить, что это имеет какое-то отношение к "русским-злодеям". Какая, впрочем, разница. Главное - все вокруг крушится и рушится!"

Газета Hamburger Abendblatt напоминает, что в первом "Крепком орешке" босса террористов звали Гансом Грубером, то есть он был не русский, а мир уже тогда был не так уж и прост. "Напомнить об этом стоит потому, что действие нового сиквела, впервые вынесенное за пределы Америки, происходит именно в России. Страна стала еще менее понятной после краха социализма, но тем больше желание у американцев навести там задним числом наконец-то порядок".

Газета Welt: "Посредственная фабула представляет собой неоригинальный стандартный набор избитых банальностей о современной России. Российская столица показана диким местом, где заправляют делами люди вне закона, которым никто не мешает взрывать здания судов и расстреливать окрестности с военных вертолетов с мощной артиллерией на борту. И все из-за того, что поссорились два олигарха, два бывших друга. Один, беспринципный, рвется к власти, другой, сыгранный Себастьяном Кохом, прислушался, видимо, к укорам совести и сидит в тюрьме. ЦРУ заварило кашу по его спасению, а Макклейну приходится ее расхлебывать. Неубедительный сюжет, но зато масса поводов для крутых погонь и прочего экшена".

Ганноверское издание Hannoversche Allgemeine Zeitung пишет: "По части погонь пятый "Крепкий орешек" в свои первые полчаса задает новые стандарты. В московском небе взрываются роскошные тачки, но сама столица производит впечатление колыбели зла, а возвращение героя в штаты в конце сочится сентиментальной романтикой".

Газета Rheinische Post усмотрела в персонаже, сыгранном немецким актером Себастьяном Кохом, "Михаила Ходорковского, бывшего шефа концерна "ЮКОС", который десятый год отбывает срок в сибирской тюрьме". Но политических амбиций у триллера нет, отмечает издание: "В одном эпизоде промелькнул коррумпированный министр, который как раз отправляет в бой по телефону свои эскадроны смерти в то время, как за его спиной проходит судья в мантии, более явных намеков в этом фильме нет. Впрочем, они и не нужны. Очарование всех "Крепких орешков" заключается именно в отсутствии идеологической надстройки. Брюс Виллис в роли Джона Макклейна должен стрелять, прыгать и превращать автомобили в металлолом. Это у него прекрасно выходит и на пятый раз".

Спецэффекты для "Книги рекордов Гиннеса".

Спецэффекты в фильме действительно сногсшибательные, чего стоит одно только получасовое ДТП с участием иномарок, кстати, немецких, громадных фур и навороченных военных вертолетов. Съемки этого эпизода - фильм снимался в Будапеште - продолжались два с половиной месяца, задействованы были 190 каскадеров. В металлолом были обращены автомобили и грузовики общей стоимостью в несколько миллионов долларов. И все же. Смачное уничтожение техники со скоростью не менее дюжины объектов за киноминуту - это разочарование для почитателей ироничных "Крепких орешков".

В своей пятой по счету вариации культовый триллер оказался боевиком, лишенным иронии и всякого смысла. Брюс Уиллис и сам признался на премьере в Берлине, что его самые любимые - все же аналоговые "Крепкие орешки".

Ссылки в интернете

ADVERTISEMENT