Новая арифметика алиментов | Еуропа и Беларусь | DW | 10.04.2007
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Новая арифметика алиментов

31.03.2007

default

На этой неделе в германском бундестаге спорили о бракоразводных делах. Правительственный законопроект предусматривает некоторые существенные изменения в очереди иждивенцев за алиментами бывшего кормильца семьи.

«Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз!» Злые юмористы уверяли, что это песня про тех, кто уклоняется от уплаты алиментов. Проблема – универсальная. В Германии, однако, она изрядно усугубляется тем, что алименты здесь приходится платить не только на детей, но и на бывшую жену, точнее – бывшего супруга, которым может оказаться и разведенный мужчина, если его доходы меньше, чем у бывшей жены. Но это даже в эмансипированной Германии, скорее, исключение.

Как правило, алименты получает именно бывшая жена. Причем, зачастую суд присуждает ей столько, чтобы она могла, даже не работая, и после развода иметь тот же уровень жизни, что и в браке.

Бракоразводная арифметика довольно сложная, но суть её заключается в том, что из дохода бывшего главы семейства по специальной таблице сперва выссчитывают алименты на детей, затем – сумму разведенной супруге, а самому ему предлагается жить на оставшиеся крохи. А если у него новая спутница жизни, если родились новые дети, что случается сплошь и рядом?

Несправедливо получается, решили после долгих размышлений немецкие социал-демократы. Тем более, что в двух случаях из трёх на развод в Германии подает именно женщина, которая даже с детьми на руках не рискует остаться без средств к существованию, если у мужа была приличная зарплата. При этом вопрос о том, кто виноват в распаде семьи, никакой роли не играет.

Это раньше в Германии было так, что судьи при определении размера алиментов учитывали степень ответственности супругов. А теперь жена может наставить мужу рога или сбежать с детьми и молодым любовником и ей после развода всё равно присуждают регулярные дотации за счет бывшего мужа.

Министр юстиции ФРГ Бригитта Цюприс решила скорректировать арифметику алиментов и изменить очередность иждивенцев. По её законопроекту, кстати, еще год назад одобренному на заседании правительства «большой коалиции», первыми в очереди должны стоять дети – и от прежнего брака, и новые.

Вторые в очереди – матери, то есть в равной мере и бывшая жена, если дети остались с ней, и следующая спутница жизни, если в новой семье также появилось подрастающее поколение. При этом социал-демократический проект учитывал тот факт, что в Германии становится всё больше гражданских браков и дети растут в семьях с нерасписанными родителями. Соответственно, при рассчете алиментов Бригитта Цюприс предлагала не учитывать наличие официального свидетельства о браке. Не тут то было. Консерваторы из Христианско-демократического и особенно Христианско-социального союза горой встали на защиту священного института зарегистрированого брака.

Против алиментной первоочередности детей они возражать не стали, но вот нерасписанная новая спутница жизни у них по-прежнему вызывает внутреннее отторжение. Суть поправки, внесенной в законопроект по настоянию ХДС/ХСС, сводиться к тому, что гражданская жена, даже став матерью, оказывается всё-таки третьей, то есть последней в очереди за деньгами кормильца – после детей и бывшей законной супруги.

На практике это будет означать, что новая спутница жизни де-факто останется с пустыми руками – после рассчета алиментов на всех детей и бывшую жену доля, на которую могла бы претендовать она, окажется условной. Если же детей и вовсе нет, то первой в очереди оказывается бывшая законная жена, а нерасписанная новая – второй. По замыслу консерваторов, это должно побудить партнеров по гражданскому браку всё-таки сходить в ЗАГС, а заодно укрепить позиции бывшей благоверной. Радение христианских демократов за законный брак по человечески понятно. Только в результате опять-таки будут страдать дети – в данном случае те, что растут у нерасписанных родителей, если у одного из них – кормильца - за плечами развод. Ведь денег в такой семье окажется в итоге меньше.

Управляющая делами «зеленой» фракции в Бундестаге Ирмингард Шеве-Герик и эксперт партии по семейным делам Экин Делигёз подчеркнули, что для «многих в ХДС/ХСС свидетельство о заключении брака важнее, чем реальная семейная жизнь во всем её многообразии». А член правления Левой партии – ПДС Карен Лэй считает, что «привилегии разведенных, а в прошлом законных жен соответствуют представлениям о семье, бытовавшим в позапрошлом веке.» Социал-демократы также не в восторге от изменений, на которые пришлось пойти под нажимом партнера по правящей коалиции. Но они пообещали оптимизировать алиментное законодательство, когда будут править в одиночку или с другим партнером.

«Бедная девушка».

«Вот моя работа: маленькая студия на углу Восьмой и Тринадцатой, американская девушка – хозяйка, мы с Иркой и четверо грузин, сбежавших от гражданской войны – брат и сестра, и еще брат и сестра – все из тбилиской Академии художеств.»

В Берлине, в мастерской Николая Макарова, прошли чтения из книги Юлии Беломлинской «Бедная девушка», недавно переведенной на немецкий язык. Николай Макаров – известный в Берлине художник. Нарасхват его картины идут особенно в Нью-Йорке. Вскоре он планирует провести выставку и в Москве. Макаров также знаменит «тараканьими бегами», которые регулярно устраивает в немецкой столице при большом скоплении публики. Менее известен его фонд имени Сергея Маврицкого, под эгидой которого, собственно, и проводились чтения:

Праздновать приглашенная публика начинала уже в лифте, который неторопливо, со скрипом поднимал её на четвертый этаж старинного берлинского дома, где располагается мастерская художника. В просторном лифте обитом изнутри золоченой фольгой стоял столик, а на столике – стопочки русской водки и немудреная закуска – моченые помидоры. Лифтер вежливо предлагал пассажирам принять внутрь для поднятия настроения.

Презентация романа Юлии Беломлинской берлинской аудитории представляла собой мультимедиальный перформанс. Чтение отрывков из книги перемежалось то музыкальными фрагментами, то видео-инсталляциями, то театрализованными акциями.

Вот, например, на экране – нищий трубач в нью-йоркском районе Квинс. В какой-то момент Аня Чепетц, читающая отрывки, встает и бросает настоящую монету в настоящую металлическую миску, стоящую у нижней кромки экрана – у ног видео-трубача.

Такая необычная презентация книги – идея её переводчицы на немецкий язык Фредерики Мельтендорф и исполнительницы Ани Чепетц. Сама Юлия Беломлинская в восторге от результата:

Пока роман Беломлинской «Бедная девушка» есть только на русском и немецком языках. И перевод на немецкий, между прочим, скорее случайность. Фредерике Мельтендорф книга случайно попалась на глаза в магазине, открыла, зачиталась. А дальше:

(Беломлинская) (аудиофайл)

«Бедная девушка» это горько-ироничный, во многом автобиографичный роман о жизни русско-еврейской эмигрантки в Нью-Йорке, о её погоне за любовниками, о любви и искусстве, сексе и смерти, о чужбине и родине.

При всех различиях в ментальности и мироощущениях, немецкая аудитория хорошо приняла роман Беломлинской:

(Беломлинская) (аудиофайл)

Юлия Беломлинская родилась и выросла в Санкт-Петербурге, тогде еще Ленинграде. В середине восьмидесятых годов эмигрировала в США, жила в Нью-Йорке. Теперь вернулась в родной Санкт-Петербург, пишет книги, сочиняет стихи, работает режиссером и еще – поёт:

В сопроводительном тексте к компакт-диску Юлия Беломлинская пишет:

«Тексты – мои, всё что позаимствовано – указано со ссылкой на источник. Музыки почти все – не мои, а откуда взялись, не знаю, народные, разных народов. «Госпиталь» и «Алеша» – кажется моя мызка, я её прежде не слыхала.»