Не верьте глазам, люди! или Особенности современной фотографии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 06.11.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Не верьте глазам, люди! или Особенности современной фотографии

Раньше все было проще: в лесу - грибы и деревья, в городе - машины. Сегодня все сложнее: современная фотография не желает отображать действительность.

Раньше с пространствами было проще. Пошел в лес - нашел там грибы и деревья. Остался в городе - следишь за тем, чтобы тебя не задавил автомобиль. Сегодня с пространствами сложнее. И еще сложнее с фотографией, которая не желает отображать реальность.

Сегодня и ходить никуда не надо - можно сидеть на диване и блуждать по миру, заводить знакомства, делать бизнес и искать приключения в фантастических мирах, состоящих из одних только пикселей. Пространство перестало быть простой трехмерной моделью, его границы сместились, а человек оказался странником в параллельных мирах. И если есть искусство, которое наглядно отражает это матричное состояние нынешней эпохи, так это художественная фотография.

На выставке "Lost Places - Orte der Fotografie" ("Потерянные пространства. Фотомотивы"), которая прошла в гамбургском музее Hamburger Kunsthalle, можно было в полной мере ощутить характерную для цифровой эпохи одновременность прошлого и настоящего, далекого и близкого, очевидного и невероятного. Более сотни фотографий, а также видео и инсталляций провели посетителя по "Зазеркалью", которое начинается там, где стираются границы между реальностью и фикцией.

Не верь глазам своим, человек!

Фанерный домик посреди выставочного зала. Внутри - полумрак. Пол серый, потолок серый, ноги утопают в темно-сером ковре. У окна - кровать с одеялом. Телевизор обтянут мягким чехлом. "Спальня" значится на табличке у входа в инсталляцию берлинской художницы Александры Раннер (Alexandra Ranner). "Мистика", - шепчет вошедший и вплотную подходит к стене, на которой отражаются кровать, телевизор, дверь, серые пол, потолок и окно. Зеркало? Но где же тогда вошедший в этот серый мир человек? Разум еще не успел сформулировать вопрос до конца, а любопытство уже направляет палец к стене.

Экспонат выставки ''Lost Places'' в Гамбурге. Александра Раннер: ''Спальня 2''

Александра Раннер: ''Спальня 2''

И вдруг - оглушительный рев сирены. Палец проходит сквозь "стену" насквозь. "Зеркало" в рамке оказалось прямоугольной дырой, а за ней - еще один трехмерный телевизор и еще одна трехмерная кровать. И вдруг спадает с глаз пелена: взгляд больше не застревает на мнимом двухмерном пространстве посреди комнаты, а спокойно продолжает движение вглубь. Инсталляция Александры Раннер формулирует главный постулат цифровой эпохи: не верь глазам своим, человек!

Экспонат выставки ''Lost Places'' в Гамбурге. Томас Деманд: ''Остановка''

Томас Деманд: ''Остановка''

Макеты объектов материального мира в натуральную величину из папье-маше? Это работы Томаса Деманда (Thomas Demand). Потом он эти макеты фотографирует и уничтожает. Остаются фотографии. На них - отпечатавшиеся в сознании пространства. Например, остановка, на которой солисты-братья из поп-группы Tokio Hotel когда-то дожидались своего школьного автобуса.

Ряды столов и стульев в зале немецкого парламента из той поры, когда бундестаг заседал еще в Бонне. Миллион раз транслировало немецкое телевидение именно эту картинку с одного и того же ракурса в общественное пространство. Но тогда на картинке были люди. А без политиков точная копия медийного образа убивает своей безжизненной пустотой.

Экспонат выставки ''Lost Places'' в Гамбурге. Томас Деманд: ''Парламент''

Томас Деманд: ''Парламент''

Относительность и ненадежность виртуальных образов демонстрируют и снимки Барбары Пробст (Barbara Probst). Она фотографировала одну и ту же женщину, причем в одно и то же время, но с разных ракурсов. В итоге получились три снимка из трех разных миров...

Метаморфозы обыденного

Фотографы так называемой Дюссельдорфской школы, которую основали Бернд и Хилла Бехер (Bern und Hilla Becher), сериями снимали "портреты" индустриальных объектов и продолжают экспериментировать с эстетикой пространства. Андреас Гурски (Andreas Gursky) преображает в орнаментальный узор здания аэропортов и вокзалов. Кандида Хёфер (Candida Höfer) рассекает пространство театральных фойе на геометрические фигуры. Томас Руфф (Thomas Ruff) показывает через прибор ночного видения задворки обычных немецких домов, которые в зеленоватой мгле вдруг легко превращаются в восприятии смотрящего во вражеские дислокации.

Гай Тиллим: ''Жилой дом. Бейра. Мозамбик''

Гай Тиллим: ''Жилой дом. Бейра. Мозамбик''

О метаморфозах социального пространства рассказывают фотографии Гая Тиллима из ЮАР: бывший гранд-отель в Мозамбике, а точнее, его гигантский бетонный скелет, сегодня населяют бездомные.

"Потерянные" пространства Сары Шёнфельд (Sarah Schönfeld) - это места ее прошлого времен ГДР: дом культуры, плавательный бассейн, детский сад, от которых остались жалкие руины. Фотографии уводит в философские размышления о круговороте жизни, стирающей свои следы и одновременно ведущей хронику нового времени.

Одна из работ Сары Шёнфельд

Одна из работ Сары Шёнфельд

Самым "потерянным" местом на выставке оказалась, как ни странно, трехмерная инсталляция Яна Кёхермана (Jan Köchermann). Его лабиринт из тупиковых ходов, темных коридоров и лестниц, ведущих в никуда, дезориентирует окончательно. Впрочем, посетитель уходил с этой интерактивной выставки фотографии весьма просветленным и готовым с новыми силами броситься в реальные и виртуальные миры.

Реклама