Немецкое хобби - свой мир в миниатюре | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 03.12.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Немецкое хобби - свой мир в миниатюре

Несколько десятков жителей Германии не жалеют ни денег, ни свободного времени для того, чтобы строить собственный мир в миниатюре.

Старая добрая игрушечная железная дорога – излюбленный рождественский подарок, от которого трепетали сердца не одного поколения мальчишек. Отдел с игрушечными поездами и сегодня занимает почетное место в игрушечных отделах супермаркетов – и, конечно, очень скоро не под одной ёлкой окажется нарядная коробка с надписью «железная дорога для начинающих». Не пройдёт и получаса, как на полу будет собран овал из пластмассовых рельсов, и по ним побегут резвый красный паровоз и два вагончика. Это значит, что многие тысячи мальчишек и в этом году будут инфицированы «железнодорожным вирусом». Это весьма опасная и почти неизлечимая болезнь. Инкубационный период - 15-20 лет...

- Конечно, это страсть, тут ничего и не скажешь. Когда, скажем, на рынке появляется какая-то новинка, ты начинаешь тут же прицеливаться: подойдёт ли она мне? Нравится ли? И если да, то – что поделать – приходится покупать… Иногда я почти ничего не покупаю, - так, какую-нибудь мелочь евро за пять, - а бывает и так, что тратишь по 500 евро в месяц…

Биргит Круска и её муж, Петер: их железнодорожное хозяйство на сегодняшний день стоит столько же, сколько, скажем, небольшой автомобиль. И эта супружеская пара – не исключение: подобных им в Германии – шесть-семь миллионов. Почти сплошь мужчины: женщин среди «рыцарей» модельной железной дороги можно сосчитать по пальцам, да и те, как правило, жены или подруги, как Биргит.

Средний возраст поклонников железной дороги – межу сорока и пятьюдесятью годами. На самом деле, серьёзное занятие этим хобби может позволить себе только человек с собственным доходом.

Как и всякое истинное хобби, увлечение железной дорогой постепенно становится для этих людей средоточием жизни. Первый состав, второй, третий – и вот масштабы и типы локомотивов начинают определять и колею их жизни. Будучи уже совершенно взрослыми мужчинами, руководящими работниками, отцами семейств, они в каждую свободную минуту удаляются в своё укромное царство, где мастерят, строят, красят, на чём свет стоит. Под их умелыми руками появляются сёла и целые города с асфальтированными улицами, маленькие пешеходы возвращаются домой с покупками, школьный автобус подъезжает к остановке, светофоры аккуратно переключаются с «красного» на « желтый» … Тот, кто думает, что железная дорога – это только поезда, глубоко ошибается. Это – целый мир.

И всё же: почему этот мир подменяет настоящий? Какого черта взрослые мужчины играют в игрушки и строят кукольные мирки!
Чтобы найти ответ на этот вопрос, я отправилась на кёльнскую ярмарку модельных железных дорог – одну из самых больших в Европе…

Наверное, так должен выглядеть рай в представлении истинного «модельножелезнодрожного фаната»: куда ни глянь – горные хребты из гипса, дома из папье-маше, искусно сделанные деревья и главные объекты вожделений, локомотивы, паровозы, вагоны. Вот из туннеля под горным массивом выползает тёмно-зелёный электровоз-«крокодил». Шесть вагончиков тащит за собой самый знаменитый локомотив в швейцарских Альпах. Поезд медленно катит по высокому мосту над ущельем. Внизу лежат совсем настоящие камни, видимо, оставшиеся от сошедшего ледника. Всё это великолепие было создано умелыми руками кёльнской команды под руководством шеф-дизайнера Хартмута Гроля:

- Мы решили для себя раз и навсегда: мы не будем строить вымышленных ландшафтов. Мы будем в точности воссоздавать великие оригиналы – наиболее яркие страницы в истории строительства железных дорог. Мне кажется, именно в этом заключается центральная идея строительства моделей железных дорог: создавать уменьшенные копии великих оригиналов!

Как известно, в 1805 году англичанин Ричард Тревитик построил первый настоящий паровоз. Железное чудище совершало поездки по окружности одной из лондонских площадей. Спустя 20 лет другим инженером, Джорджем Стефансоном, была построена первая в мире железнодорожная линия Стоктон - Дарлингтон. В 1835 году первая континентальная железнодорожная ветка соединила баварские города Нюрнберг и Фюрт, а в 1837 году выписанный из Англии паровоз покатил по рельсам между Петербургом и Царским Селом (игнорируя сделанное годами раньше аналогичное открытие крепостных умельцев Ефима и Мирона Черепановых).

С тех пор восхищение чудом техники по имени паровоз покрылось антикварной патиной, и тем не менее – не померкло. Восхищение техникой стало и мотором увлечения уменьшенными копиями чудес прогресса. Стоит ли удивляться, что свод правил и норм, применяемых при строительстве модельной железной дороги, лишь немногим уступает по сложности технической документации настоящих поездов…

„Перед тем как приступить к самостоятельной постройке железнодорожных моделей - моделей подвижного состава, действующих макетов железной дороги, макетов отдельных зданий, инженерных сооружений и др., необходимо познакомиться с основами железнодорожного моделизма - нормами, принятыми при постройке моделей и макетов“, -

- наставляет нас самоучитель для начинающего поклонника моделей железных дорог.

Тем временем, если обратиться к истории, то выясняется, что при изготовлении первых железнодорожных моделей-игрушек отсутствовали какие бы то ни было стандарты и общие требования. Первые игрушечные поезда – драгоценные игрушки, на изготовление которых порою шли золото и серебро, - катили по рельсам, не зная стандартов. Они появились лишь по мере промышленного изготовления моделей железных дорог. Заводы-изготовители начали придерживаться определенной ширины колеи - 63,5 мм и 45 мм.

Порядок в этой неразберихе навела созданная в 1954 г. (и, кстати, именно в Германии) международная организация любителей-моделистов железных дорог - Modelleisenbahnverband, в который вошли национальные союзы моделистов европейских государств.
«Нормы европейских моделей железных дорог», сокращенно NEM), принятые этой организацией в 1958 г., определили единые масштабы, ширину колеи, габариты подвижного состава и приближения строений, параметры рельсов, колесных пар, стрелочных переводов, электрического тока и так далее.
Наш справочник, нахмурив брови, поучает новичка:

Строгое соблюдение норм в любительском моделизме является обязательным требованием для каждого моделиста, оно обеспечит успех в работе - вознаграждение за упорный труд. Поезда, движущиеся на макете, будут проходить по всем путям и стрелочным улицам без сходов; локомотивы будут двигаться в том направлении, в каком установлен переключатель на пульте управления.

Работа над макетом начинается, как это называется на профессиональном языке моделистов, с «выбора темы»: скажем, довольно часто моделисты выбирают для своих макетов «тему» узкоколейной железной дороги, и это не случайно, так как железные дороги узкой колеи в большинстве своем являются дорогами местного значения, проложенными в холмистой местности, лесистых ущельях с пересечением множества маленьких рек. Макеты узкоколейной железной дороги компактны, а местность, воспроизведенная на них, выражает всю красоту и фантазию творения природы.
Именно таков макет, перед которым мы стоим: «крокодил», альпийские вершины, церковь и даже коровы на склоне – все они выполнены в едином масштабе, ровно в 87 раз меньше оригинала. На профессиональном жаргоне моделистов этот масштаб называется H0.

- Наша модель имеет площадь 270 квадратных метров, 27 метров в длину и 10 в ширину. Мы трое работали над ней в течение 12 месяцев…

Когда речь идёт о точном воссоздании той или иной конкретной железнодорожной «ситуации», команды моделистов не жалеют порою ни времени, не денег, и выезжают «на место» - проводят дополнительные измерения, делают эскизы и фотографии, даже собирают настоящий материал – камни, растения, щебенку.

Но далеко не все, подобно Хартмуту и его команде, преданы правде жизни до такой степени. Многие ценят моделирование именно за возможность дать простор фантазии. Вот, скажем, бесшумный серебристый поезд шелестит среди сакур, а с перрона его приветствуют красавицы в кимоно. А вот «прибытие поезда» по мотивам знаменитого фильма братьев Люмьер. Мастера не пожалели сил и фантазии на детали: присмотревшись, я замечаю, что в поле за насыпью, среди спелых колосьев, милуется влюбленная пара, а по улице соседней деревеньки пожарная машина спешит к финансовому ведомству, охваченным пламенем. Мечты-мечты!

- Для меня привлекательность заключается в том, что… Как бы это сказать? Ну, я, прихожу на вокзал, сажусь на поезд, и отдаю себя во власть этой мощной и умной силы. Я чувствую себя спокойно и уверенно, я вверяю себя в надежные руки. Вот это чувство уверенности, спокойной уверенности, я и пытаюсь воссоздать…

Так вот оно что! Значит, речь идёт не только о слепом копировании реальности в масштабе один к восьмидесяти – речь идёт о создании идеального мира в миниатюре, мира, где всё в порядке, всё отлажено некой высшей, могучей рукой мудрого Гулливера-строителя. И вот, вместо того, чтобы смотреть телевизор с его беспорядками и скандалами, можно спуститься в подвал – или подняться на чердак, и наблюдать за тем, как маленькие вагончики катятся по рельсам, как переводятся стрелки, поднимаются и опускаются шлагбаумы…

- Самые ценные модели это, конечно, паровозы, которые выпускаются в строго лимитированном количестве. Скажем, ты покупаешь вещь, про которую точно знаешь: таких существует на свете всего 999 штук. Я обожаю паровозы: мы с друзьями специально ездили в Гарц, в горы – там ещё катаются по рельсам пара таких настоящих паровозов, мы их снимали на видео и фотографировали…

Зёрену Шмидту – 24 года. Таким образом, он представляет младшее поколение „моделистов“. В отличие от «старших товарищей», для большинства которых их увлечение – дело глубоко интимное, он ценит возможность общения и знакомства с новыми людьми:

- Я собираю локомотивы, и особенность состоит в том, что в Европе существует огромная община тех, кто их коллекционирует. И они всё время устраивают всякие выставки, встречи, мы уже ездили и в Скандинавию, и в Бельгию… Нам есть о чём поговорить: существует такое множество моделей, технических особенностей, вариантов лакировки…

Чудеса современного железнодорожного моделирования: как они непохожи на своих старинных собратьев, скажем, на жестяные игрушечные вагончики, выпущенные в 1900 году фирмой «Мерклин»: они доходили ребенку до колена, и в движение их приводило не электричество и не заводной механизм, а самая простая тягловая сила – поезд надо было тащить за собой на верёвке… Сегодня эти ностальгические экземпляры стоят пятизначные суммы, и, конечно, современным детям к ним не дают и пальцем притронуться...

И всё же: что поняли мы, бродя по залам «железнодорожной ярмарки», общаясь с её посетителями и участниками? В чём секрет притягательной силы этого хобби?

Бегство от реальности? Да. Попытка создать свой, идеальный, управляемый мир? Конечно. Восхищение техникой? Заложенная самой природой любовь мастерить и придумывать? В конце концов, просто возможность пообщаться? Да, всё это верно.

И ещё одно: это – один из последних уголков мира, где мужчины могут остаться в своём, чисто мужском обществе.

- Да, именно в этом и состоит проблема: для мужчин женщины и модельная железная дорога – две вещи несовместных. Это, конечно, ошибка: мы, женщины, точно также можем увлечься этим делом, да и в технике мы давно разбираемся не хуже их. Но – господ мужчин трудно в этом убедить…

Реклама