Немецкий участник ″Евровидения-2018″: Своего ребенка Евровидением не назову | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 13.05.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Немецкий участник "Евровидения-2018": Своего ребенка Евровидением не назову

Участник "Евровидения-2018" Михаэль Шульте рассказал DW, почему его песня в Лиссабоне посвящена смерти отца, что он думает о Юлии Самойловой и о политике на конкурсе.

Участник Евровидения-2018 от Германии Михаэль Шульте в интервью DW

Участник "Евровидения-2018" от Германии Михаэль Шульте в интервью DW

На конкурсе "Евровидение-2018", финал которого состоялся в Лиссабоне 12 мая, Германию представлял 28-летний Михаэль Шульте (Michael Schulte), занявший в итоге четвертое место. Германии не нужно было проходить сито полуфиналов, как и четырем другим крупными плательщиками взносов в казну Европейского вещательного союза - правообладателя конкурса. Кроме того, отбор не проходит участник или участница от страны-победителя прошлого года.

Однако автоматическое попадание в финал - это еще не победа. На трех последних конкурсах немецкие участницы два раза подряд занимали в финале последнее место, один раз - предпоследние. О том, какое место Шульте рассчитывал занять в Лиссабоне, как он относится к запрету на приезд Юлии Самойловой в Киев в прошлом году, а также о роли политики на "Евровидении" Михаэль Шульте рассуждает в интервью DW, которое певец дал нам в преддверии конкурса.

DW: Эд Шир…

Михаэль Шульте: смеется

- Ладно, не буду. Но тебя лично не раздражает сравнение с Эдом Шираном? Или оно тебе льстит?

- Нет, не раздражает. Конечно, это большая честь, когда тебя сравнивают с таким исполнителем. И я даже как-то выступал с ним. Но это сравнение иногда довольно примитивное…

- Типа - рыжие кудри?

- Вот именно. Ведь тогда нужно сравнивать друг с другом и всех исполнителей-шатенов. Поэтому, если ты сравниваешь меня с Эдом Шираном, то объясни, почему именно.

- Некоторое музыкальное сходство между вами есть. Но мог бы ты объяснить, почему решил принять участие в национальном отборе на "Евровидение-2018"? К тому времени на твоем канале в YouTube было уже больше 50 миллионов просмотров. Ты хотел "закрепить успех"?

- Тому было несколько причин. В апреле прошлого года у меня вышел альбом, начинался гастрольный тур. И я просто задумался над тем, чем я займусь после этого. Снова работой над альбомом, как два-три года до этого? Я всегда был фанатом "Евровидения", но я и представить себе не мог, что буду представлять Германию на конкурсе.

Михаэль Шульте во время национального отбора на Евровидение-2018

Михаэль Шульте во время национального отбора на "Евровидение-2018"

Но в октябре прошлого года (когда был объявлен национальный отбор. - Ред.), я подумал: я - хороший певец, у меня хороший голос, я узнаваем, у меня интернациональная публика. Я посмотрел, пользователей из каких стран больше всего на моем канале. Германия оказалась на пятом месте после Норвегии, Швеции, Англии и Америки. И я подумал, что и для меня, и для Германии было бы здорово, если бы я принял участие в конкурсе, оценки на котором тебе ставит иностранная публика.

- Но она не была благосклонна на "Евровидении" к немецким участникам в последние годы. Ты не боишься вслед за ними потерпеть фиаско в Лиссабоне?

- Нет, не боюсь. Хуже уже быть не может. И никто не ожидает от меня первого места. Такого давления на меня нет, поэтому я могу расслабиться. Не думаю, что буду последним. Место в первой десятке - моя мечта.

- Песня "You let me walk alone", с которой ты выступишь в Лиссабоне, очень личная. Не боишься, что тебя обвинят в том, что ты хочешь заработать очки на сочувствии?

- Такой критики я еще не слышал. Возможно, что кто-то так и думает. Но мне было важно, чтобы на сцене я исполнил такую песню, услышав которую, люди поняли бы, что я рассказываю историю, меня лично очень волнующую. В ней есть и призыв к тому, чтобы лишний раз позвонить родителям, ведь мы не знаем, сколько мы еще будем с ними вместе в этом мире. Для многих вполне нормально, что их отцы живы. А я бы сейчас все отдал за то, чтобы хотя бы час посидеть и поговорить с отцом. Мне не нужно сочувствия. Но я думаю, что я помог или могу помочь тем, у кого схожая история.

- Твоя песня - не единственная на нынешнем конкурсе, в которой поднимается серьезная тема. В песне французского дуэта речь идет о судьбе девочки-беженки, итальянцы поют о войне и терроре, в композиции из Израиля говорится о сексуальных домогательствах. Ты сказал, что уже долгое время являешься фанатом "Евровидения". Серьезные темы - новый тренд конкурса?

- Я бы не стал называть это трендом. Но это то, что происходит в настоящее время. Я считаю правильным, что тема беженцев или войны поднимается в рамках одного из крупнейших музыкальных конкурсов в мире.

- В прошлом году много шума наделали запрет на приезд в Киев участницы из России Юлии Самойловой и бойкот конкурса Россией. Что ты думаешь об этом скандале?

- Я не был тогда настолько вовлечен в происходящее, как в этом году. Я не знаю всех деталей. Жаль, что так произошло, потому что речь на конкурсе должна идти о музыке, а не о политике. Я не приветствую то, что Юлии Самойловой не дали возможность выступить. Хорошо, что у нее есть шанс в этом году. Но я надеюсь, что такого больше не повторится.

Ведь и без того много говорится о том, что политика играет роль при начислении баллов. Я так не думаю. Возможно, пару баллов страны-соседи дают друг другу, но это потому, что их музыкальные вкусы совпадают. Я уверен, что всегда побеждает лучшая песня, неважно из какой страны: из России, Мальты, Израиля или Португалии. Политика к этому не имеет никакого отношения. Так будет и в этом году.

- В этом году в августе ты станешь отцом. "Евровидение " окажет какое-то влияние на выбор имени ребенка?

- (смеется) Уже сейчас могу сказать, что Евровидением своего ребенка точно звать не будут.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:58
Now live
01:58 мин

Куда съездить в 2018 году?

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

ADVERTISEMENT