Немецкий политолог: Принятие России в клуб G8 было жестом доброй воли | Политика и общество | DW | 27.05.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Политика и общество

Немецкий политолог: Принятие России в клуб G8 было жестом доброй воли

Актуален ли еще саммит "большой восьмерки"? Какую роль в G8 играет Россия? Кто станет посредником между Ливией и миром? Ответы на эти и другие вопросы - в интервью с берлинским политологом.

Встреча большой восьмерки

На саммите в Довиле

Берлинский профессор Ханс-Хеннинг Шрёдер (Hans-Henning Schröder), ведущий эксперт по России и странам СНГ берлинского фонда "Наука и политика", в интервью Deutsche Welle подвел итоги саммита "Группы восьми" во французском Довиле.

Deutsche Welle: Насколько еще актуален такой формат встреч, как саммит "большой восьмерки"?

Ханс-Хеннинг Шрёдер

Ханс-Хеннинг Шрёдер

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Мне кажется, что в настоящее время имеет больше смысла проводить подобные встречи в формате "большой двадцатки" - то есть расширенных саммитов, включающих такие страны, как Индия, Бразилия, Китай. Без их участия сегодня невозможно проводить в жизнь решения в глобальном масштабе. Но, по большому счету, такие встречи в верхах имеют смысл, если они хорошо подготовлены. Ведь сегодня существует целый ряд открытых вопросов на глобальном уровне. Чтобы заняться их решением, необходимы легитимация и обязательства, сформулированные высшей политической инстанцией. Поэтому назвать эти форматы бессмысленными нельзя.

- Президент Франции Николя Саркози созвал именно саммит "Группы восьми", а не "Группы двадцати". Значит ли это, что у этих групп разные интересы?

- Интересы есть, конечно, прежде всего у каждой отдельно взятой страны. В формате "большой восьмерки" доминируют западные индустриально развитые страны. В рамках "большой двадцатки" преобладают другие интересы, и это обусловлено большим числом участников саммита. Поэтому логично было бы обсудить нынешние решения "большой восьмерки" на саммите "большой двадцатки" и заручиться поддержкой его участников.

- С сегодняшней точки зрения, в том числе с учетом критики в связи с "дефицитом демократии", насколько органично вписывается Россия в клуб ведущих индустриально развитых стран мира?

- Принятие России в этот клуб было жестом доброй воли, так как по экономической мощи она не дотягивала до других стран-участниц. Но с политической точки зрения, на мой взгляд, привлечение России не лишено смысла. Здесь играют роль два основных момента. Для России сам факт признания и престиж имеют большое значение. А для других участников саммита важно, чтобы Россия участвовала в решении глобальных проблем.

- Многие решения, которые принимают на таких саммитах "большой восьмерки", в том числе, например, касающихся помощи развивающимся странам, в итоге не выполняются. Почему?

- Вы правы. Встречи "большой восьмерки" в последние годы становятся все более… не хочу сказать болтливыми, но многие обещания участников остаются невыполненными. Думаю, дело именно в формате. Главы государств делают громкие заявления перед лицом мировой общественности, но затем они должны убедить в необходимости выполнения взятых на себя обязательств национальный парламент и министра финансов своей страны. А это нелегко, особенно во времена экономических кризисов.

- Обсуждение ситуации в арабских странах, особенно в Ливии, - одна из главных тем нынешнего саммита. Может ли Россия сыграть роль посредника в конфликте вокруг Ливии?

- Конечно, все на это очень надеются. Россия и Китай воздержались при голосовании в Совбезе ООН по Ливии. Как вы знаете, Германия тоже. Однако готовности немецких политиков сотрудничать по этому вопросу с Россией и Китаем, а также взять на себя инициативу, не последовало. Думаю, что в сегодняшней ситуации, когда страны НАТО (и Германия в том числе) заняли другую позицию, у России, которая имеет большие экономические интересы в Ливии, есть шанс сыграть роль посредника. Но она должна действительно захотеть этого и взять на себя эту роль.

- Вопрос безопасности АЭС - одна из важнейших тем саммита. Но страны "большой восьмерки" по-разному оценивают перспективы развития атомной энергетики. Почему Германии, скорее всего, не удастся убедить своих партнеров по "Группе восьми" в необходимости отказа от использования ядерной энергии?

- Да, у Германии по этому вопросу четкая позиция, после того как члены правящей коалиции - СвДП и даже блок ХДС/ХСС - высказались за отказ от ядерной энергетики. Но убедить в правильности этой позиции не получится даже Францию. И в России все наблюдают за "Фукусимой", но сделать из этого выводы и отказаться от АЭС в среднесрочной перспективе не готовы. Думаю, у Германии почти нет шансов провести свою политику по данному вопросу на международном уровне. А вот правильно ли поступают Франция и Россия, об этом я сейчас судить не берусь. Германия оказалась единственной страной, решившей отказаться от ядерной энергетики, и, судя по всему, убедить других в своей правоте ей не удастся.

Беседовал Вячеслав Юрин
Редактор: Сергей Вильгельм

Контекст

Реклама