Немецкий журналист: Мы рассказываем о пожарах и о людях, а не о Путине и Медведеве | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 16.08.2010
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкий журналист: Мы рассказываем о пожарах и о людях, а не о Путине и Медведеве

В интервью Deutsche Welle главный продюсер московского корпункта ZDF Роланд Фрицше рассказал о трудностях, с которыми сталкиваются немецкие журналисты, когда готовят сообщения о лесных пожарах в России и на Украине.

Лесные пожары - одна из главных тем немецких СМИ

Лесные пожары в России - одна из главнах тем немецких СМИ

Немецкие журналисты уделяют большое внимание теме лесных пожаров в России. О том, с какими трудностями им приходится сталкиваться при освещении данной темы, Deutsche Welle рассказал главный продюсер московского корпункта ZDF Роланд Фрицше (Roland Fritzsche).

Deutsche Welle : С какими проблемами вы сталкиваетесь при работе, освещая тему лесных пожаров в России?

Роланд Фрицше

Роланд Фрицше

Роланд Фрицше: Самая большая проблема заключается в том, что нам не хватает людей. Мы получаем много заданий от главной редакции и стараемся как можно шире освещать происходящее сейчас в России, затрагивая разные аспекты. Приходится напрягаться и работать сверхурочно.

- Сколько корреспондентов работает над темой пожаров в России?

- Сейчас у нас три съемочные группы на выезде, которые готовят большой 30-минутный репортаж. Поэтому снимать приходится очень много. Четвертый корреспондент работает непосредственно в Москве.

- Насколько сложно получать точную информацию?

- Очень оперативно работают российские печатные СМИ и агентства. Помимо этого, у нас есть возможность обращаться к ответственным сотрудникам ведомств, чтобы получать информацию из первых рук. Плюс к этому у нас есть экологические организации, которые нам тоже оказывают помощь и предоставляют достоверную и очень конкретную информацию.

В то же время мы испытываем ряд сложностей с получением видеоряда, потому что снять все, что нам нужно, невозможно физически. Так что в этом плане мы зависим от российских телекомпаний, у которых мы берем видеоматериалы, а также от телевизионных агентств.

Еще одна проблема связана с получением прямого доступа к главным ньюсмейкерам страны, например к премьер-министру Владимиру Путину. На него сейчас обрушилась критика по поводу его действий во время тушения пожаров, и там, наверху, началась "фильтрация" тех, кто намерен получить доступ к Путину.

- Как вы отличаете достоверную информацию от слухов, полуправды, лжи?

- То, что передают телевизионные каналы, мы всегда сопоставляем с данными, которые сообщают экологические организации и информационные агентства. Естественно, российские телевизионные каналы прежде всего освещают деятельность Медведева, Путина и Шойгу. Мы же в наших репортажах делаем акцент на том, как обычные люди справляются с лесными пожарами. В этом плане нам очень помогают непрокремлевские, более независимые СМИ, которые стараются освещать именно человеческий аспект борьбы с огнем.

- Были ли у вас ошибки, которые, возможно, возникли из-за спешки или невозможности проверить сведения?

- Мы здесь намного лучше осведомлены, чем наши коллеги в Германии. Например, приходилось объяснять сотрудниками главной редакции, что опасность распространения радиоактивных частиц не так высока, как об этом пишут некоторые западные агентства.

- Немецкие тележурналисты в своих сюжетах, рассказывающих о пожарах в лесах, зараженных вследствие аварии на АЭС в Чернобыле, используют архивные кадры. К этому приему прибегали и корреспонденты вашей компании. Чем вызвана такая необходимость?

- Экологи сообщили, что из-за лесных пожаров находящиеся на почве и деревьях радионуклиды могут попасть в воздух. Для того чтобы показать, где находятся брянские леса, мы действительно использовали архивные кадры, указав в сюжете, что эти леса находятся рядом с чернобыльской зоной.

- Ваши корреспонденты снимают репортажи в том числе и на территории Брянской области. Не опасно ли это?

- Наша команда взяла с собой маски, респираторы. Те партнеры, с которыми мы там работаем, для контроля имеют при себе дозиметры. Экологи говорят, что опасность может коснуться пожарных и местного населения.

- Из-за пожаров в загрязненных радиоактивными веществами лесах в Германии на прошлой неделе царила тревога. Как вам удается объяснить телезрителям, что немцам опасность не грозит?

- Во-первых, мы сообщаем метеорологические данные о передвижении воздушных масс. В районе Брянщины сейчас нет таких сильных ветров, которые могли бы переместить радионуклиды на большие расстояния. Во-вторых, немецкие специалисты подтверждают эту информацию. Так что зрители понимают, что речь идет о достоверной и компетентной информации.

- Как вы оцениваете работу российских коллег, рассказывающих о пожарах?

- Федеральные каналы фокусируют внимание зрителей на действиях президента и премьер-министра. Дело доходит до откровенного пиара Путина, которого преподносят как хозяина ситуации, как человека, который не боится вести неприятные разговоры с населением. А недовольство населения, надо заметить, растет.

При этом очень мало внимания уделяется анализу тех ошибок, которые привели к нынешним пожарам. Ничего не говорится о том, что именно при правительстве Путина был принят новый Лесной кодекс, который переложил ответственность за лесные массивы на плечи местных властей. Мало говорится и о том, что не было выделено дополнительных средств на профилактику и предупреждение лесных пожаров. Российские каналы умалчивают о том, что в госбюджете на эти цели выделено в среднем 1 рубль на 1 гектар леса.

Почти ничего не говорится и о том, какие проблемы возникают с горюче-смазочными материалами, спецтехникой. Ни словом не упоминается тот факт, что до начала пожаров в России было всего лишь четыре специальных самолета для пожаротушения. Для такой огромной территории - это ничто.

Помимо этого, долгое время ничего не было предпринято для создания дружин добровольцев, которые могли бы помочь профессиональным пожарным. Эти ошибки сказались на процессе борьбы с пожарами.

Беседовала: Оксана Евдокимова
Редактор: Андрей Кобяков

Архив

Контекст