Немецкий журналист: Забастовки казахстанских нефтяников - фактор риска | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 05.08.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Немецкий журналист: Забастовки казахстанских нефтяников - фактор риска

С мая 2011 года продолжаются протесты работников нефтяных компаний Казахстана, требующих повышения зарплаты. Затяжной трудовой конфликт может принять опасный оборот, предупреждает побывавший в Актау немецкий журналист.

Бастующие в казахстанском городе Актау

Бастующие в казахстанском городе Актау

Вот уже три месяца продолжаются массовые протесты работников нескольких нефтяных компаний в Мангистауской области на западе Казахстана. Их основное требование - повышение заработной платы. У бастующих нет никакого плана выхода из конфликтной ситуации, и выполнение их требований кажется все менее возможным, рассказал в интервью Deutsche Welle немецкий журналист Маркус Бенсман (Marcus Bennsmann), вернувшийся 4 августа из казахстанского города Актау на берегу Каспийского моря.

Deutsche Welle: Как можно описать сегодняшнюю обстановку в Актау?


Маркус Бенсман:
Протестуют нефтяники в Мангистауской области - в Актау это казахстанско-китайское предприятие "КаражанбасМунай", а в Жанаозене - дочерняя компания "Казмунайгаза". Основные требования - повышение зарплаты и прекращение уголовного преследования активистов. Речь идет о значительной индексации зарплат, с коэффициентом в 1,8 в соответствии с решением казахстанского правительства. Но в "Казмунайгазе" правительственное постановление трактуют как необходимость повысить только минимальный размер оплаты труда, но ни в коем случае зарплаты предприятия своим работникам. Ведь в таком случае компании пришлось бы платить сотрудникам в среднем на 900 евро в месяц больше. Общее число протестующих, которое я наблюдал, это порядка 1600 человек. Как утверждают в "Казмунайгазе", это не очень значительная часть трудового коллектива. Суд уже признал забастовку незаконной. На этом фоне завершился судебный процесс над лидерами протестующих нефтяников Натальей Соколовой и Акжанатом Аминовым.

- Как долго еще продержатся протестующие?

Улица в Актау, Казахстан

Место проведения забастовки нефтяников, Актау, Казахстан

- Резервы у нефтяников явно на пределе, хотя они по-прежнему говорят, что готовы бороться до конца. У протестующих, по сложившемуся у меня впечатлению, нет никакой стратегии выхода из ситуации. Они просто каждое утро собираются на двух площадях, сидят в тени, а вечером проводят общее собрание. Каждая сторона конфликта просто выжидает, кто первым сдастся. Интересно, что никто бастующих не поддержал - ни другие социальные группы, ни протестующие в других городах. Время от времени приезжают оппозиционные политики из Алма-Аты и выражают свою солидарность с бастующими. Но ничего и близко похожего на протесты, какими мы их видели в Египте на площади Тахрир, нет. К сожалению, в Казахстане в отличие от многих стран Европы, нет четких механизмов улаживания подобных тарифных конфликтов, нет посредников и так далее.

Сейчас возможны два сценария: продолжение стачек или дальнейшие увольнения забастовщиков - за время протестов "Казмунайгаз" уже уволил около половины протестующих. Мне кажется, что самое опасное в сложившейся ситуации - это то, что вышедшие с требованиями люди могут пойти на крайние меры. Тогда забастовка примет другой оборот.

- Насколько опасными могут быть протесты?

Маркус Бенсман

Маркус Бенсман

- Даже тысяча отчаявшихся работников в такой стране, как Казахстан, может быть опасной. К тому же, мы говорим о людях, у многих из которых накопились долги, и они по большому счету, загнаны в угол. Ясно также, что казахстанские политически активные олигархические группировки постараются использовать в своих целях этот протест, пока он не сошел на нет.

- Маркус, насколько отличались сообщения, которые вы читали в местной и западной прессе о забастовках от того, что вы увидели на месте?

- На Западе об этих протестах почти ничего не пишут. Первое, что мне бросилось в глаза, это меньшее, чем сообщается, число бастующих. Максимум, что я мог насчитать, это была тысяча человек в одном месте, а не "тысячи". Другая особенность - это отчаянное упорство, с которым люди бастуют. Меня удивляет, что ни государство, ни компании пока не остановили эти протесты. Это фактор риска. Если сравнить ситуацию в других центральноазиатских государствах, где нет подобных протестов, то это, конечно, особая ситуация. Ясно, что внимание к данному конфликту большое, особенно со стороны рабочих других предприятий. Для них итог протестов, вероятно, станет ориентиром для их действий.

- Как реагирует государство на забастовки?

- Оно реагирует, прежде всего, через органы юстиции, которые, как и в других государствах региона, не самостоятельны и действуют по принципу "телефонного права". Арест и обвинение Соколовой и Аминова дали новый импульс протестующим. Их обвинили в призыве к нелегальной забастовке и в разжигании социальной ненависти. Возможно, что приговоры, которые должны быть объявлены в понедельник, 8 августа, решат судьбу забастовок. Степень жесткости судебного решения будет сигналом того, как государство собирается реагировать на протесты впредь. Если лидеры бастующих выйдут на свободу, то это будет хотя бы какой-то успех для забастовщиков. Как мне сказал один из руководителей местной администрации, обе стороны будут готовы закончить противостояние, только если смогут сохранить лицо.

Беседовал Михаил Бушуев
Редактор: Андрей Бреннер

Контекст